На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"


Реклама:


Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Библиотека  

Версия для печати

Есть такая профессия – Родину защищать!

Слово о генерале Варенникове

Передо мной копия, вернее второй экземпляр официального письма, напечатанного на пишущей машинке советских еще времен. Привожу его полностью, без каких-либо купюр и сокращений.  

«ПЕРВОМУ ЗАМЕСТИТЕЛЮ НАЧАЛЬНИКА

ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА ВС СССР

ГЕНЕРАЛУ АРМИИ товарищу ВАРЕННИКОВУ В.И.

март            82

Уважаемый Валентин Иванович!

Я, как бывший командующий 62-8-й гв. армии, как участник боев в Сталинграде, обращаюсь к Вам и прошу Вас взять на вооружение, а также глубже изучить боевые действия мелких подразделений, так называемых «штурмовых групп», которые были образованы и активно действовали в уличных боях Сталинграда. Эти штурмовые группы явились той силой в обороне, а также и в наступлении в Сталинграде, которые все время держали противника в состоянии напряжения. Под ударами наших штурмовых групп противник вынужден был оставлять не   только здания, но и целые опорные пункты. А штурмовая группа – это обычно взвод или рота пехоты, усиленная 2-3 орудиями, 1-2 отделениями. Я думаю, что и сейчас было бы полезно отрабатывать тактические действия таких вот подразделений.

С уважением

МАРШАЛ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

  В.И. ЧУЙКОВ»

Нет ничего необычного в том, что маршал Чуйков обращается с письмом к генералу Варенникову. И если уметь читать между строк и сопоставлять даты, то понятен и повод – неудачи наших войск в Афганистане. Но для меня, сына Василия Ивановича это письмо уникально, ибо это последнее, что написал при жизни мой отец. Написал за несколько дней до смерти и тот факт, что в такой момент его волновали события, происходящие за тысячи километров тоже уникально, хотя личность Чуйкова, его судьба, поступки   вообще неординарны. Но вот то, что обращается он именно к Варенникову вполне логично и объяснимо. Это второй экземпляр письма, потому там стоит только месяц и год – март 1982 года. И подпись – В.Чуйков. Незнакомым мне, нетвердым уже почерком. Ибо 18 марта 1982 года мой отец ушел из жизни.                            

До этого он долго – более года болел – открылась старая рана, полученная еще в 1920 году на польском фронте. «Мы не от старости умрем – от старых ран умрем…» – все как в стихах другого фронтовика – поэта. За полгода до кончины написал и передал мне свое завещание – просьбу похоронить себя в братской солдатской могиле на Мамаевом Кургане в Сталинграде. В письме, приведенном выше, тоже говорится о Сталинграде. И я убежден, что не случайно адресовано оно именно Валентину Ивановичу, принявшего боевое крещение в Сталинграде и прошедшего весь свой боевой путь до Берлина в составе 62-й армии, которой командовал Василий Иванович Чуйков.

Теперь не стало и Валентина Ивановича Варенникова.

Светлая ему память.

У меня есть свои воспоминания о Валентине Ивановиче, поэтому наверно не стоило бы повторять то, что известно всем. И все же… Нельзя не сказать о его мужестве, бескомпромиссной гражданской позиции, его верности – рыцарской – Родине и боевому братству. Он был непримирим и смел, принципиален и независим. Он был похож на древнерусского витязя в боевых латах но с открытым забралом – своей могучей фигурой, волевым   лицом, твердым взглядом. Его знали – знаменосцем Победы, участником многих войн, кавалером Золотой Звезды Героя Советского Союза за Афганистан, узником Матросской Тишины, председателем Ассоциации Героев – Советского Союза и России, президентом Международной Лиги в защиту человеческого достоинства и безопасности. И еще он был человеком высочайшей внутренней культуры, интеллигентом и патриотом, воспитанным в лучших традициях советской, российской воинской касты.

И теперь, когда его нет, я не мог не сказать этих слов, хотя, повторяю, это знают все, кому посчастливилось встречаться с Валентином Ивановичем Варенниковым. Теперь о своем, сокровенном.

Как-то раз я был принят Валентином Ивановичем в его офисе на Новом Арбате. Мы пришли вдвоем – со мной был сын генерала армии М.А. Малинина, Михаил Михайлович. Встреча касалась вопросов связанных с деятельностью «Фонда памяти полководцев Победы» - общественной организации, объединяющей потомков полководцев Великой Отечественной войны, где я являюсь членом правления. Во время разговора я передал Валентину Ивановичу копию приведенного выше письма, незадолго до этого обнаруженного в отцовском архиве. Валентин Иванович прочитал текст, молчал не менее минуты, а затем негромко произнес: «Александр Васильевич, это письмо для меня очень ценно… Спасибо вам большое, это память о моем учителе!». И после этого мы, отвлекшись от всего битый час проговорили о войне, Сталинграде и Берлине, о современной политике. О забвении того, чего нельзя забывать и о величии нашей Победы. О том, что Москва – столица государства, внесшего самый весомый вклад в победу над фашизмом не имеет достойного символа этой Победы, такого, как в Трептов-парке или на Мамаевом Кургане, а я, скульптор-монументалист, рассказывал о своих неосуществленных замыслах и проектах на эту тему. Валентин Иванович говорил много, чувствовалось, что он тронут и взволнован письмом отца.

  «Несомненно, Чуйков – это Сталинград!» – эти слова Валентин Иванович произнес 12 февраля 2000 года на праздновании 100-летнего юбилея моего отца в Доме ветеранов на площади Суворова. Тогда, после долгих и бесплодных хлопот и мытарств, с единственной целью – достойно отметить столетний юбилей маршала и дважды Героя и всюду наталкиваясь на полное безразличие («У нас много маршалов – говорили мне в министерстве обороны – если мы начнем пышно чествовать всех, то…») мы, наконец, обратились с письмом в МЧС, непосредственно к С.К. Шойгу. И все изменилось, как по волшебству. Появился отличный зал, программа, рассчитанная на два дня, с выездом на родину маршала в село Серебряные Пруды, теле и радиоканалы, воинские почести и оркестры, вынос знамен и поздравление Президента. Сам Сергей Кужугетович (спасибо ему великое!) присутствовать на торжествах не смог, но прислал своего заместителя с поздравительным письмом, где говорилось, что в МЧС помнят, что Чуйков 11 лет возглавлял Гражданскую Оборону и что он сделал для становления МЧС. Но самое яркое впечатление оставило выступление Варенникова. В нашей семье сохранилась аудиозапись и фрагменты видео где Валентин Иванович говорил о вкладе Чуйкова и его армии в Победу, о его роли в послевоенном развитии наших вооруженных сил, об их личных встречах и контактах. Он говорил о Сталинграде, боях на Украине, в Белоруссии, Польше, Германии, всюду повторяя: «наша армия» – 62-я, 8-я гвардейская! О боях в Берлине, о том, как в ночь на 1 мая на КП армии явился представитель верховного командования вермахта генерал Кребс и они, солдаты, прошедшие Сталинград знали – Берлин сдается, германский рейх сдается их армии и переговоры о капитуляции ведет Чуйков. О том, что Чуйков, едва заняв пост Главкома сухопутных войск начал проводить учения в Заполярье, где служил тогда Валентин Иванович и о многом другом. И я, слушая речь Варенникова, думал – насколько схожи судьбы обоих! Для обоих высшая должность – Главком сухопутных войск, оба лишились ее борясь, протестуя против предательства, развала армии, сдачи плодов нашей Победы. Чуйков – протестуя против хрущевской «реформы», а по сути развала армии, против спровоцированного конфликта с Китаем, протестуя вплоть до открытого письма в ЦК, чего, конечно, не простили и избавиться от него смогли только упразднив сам Главкомат сухопутных войск, что Хрущев и сделал – за три месяца до собственной отставки. Варенников – борясь против трусливой, капитулянтской политики Горби, сдачей НАТО наших геостратегических позиций, что в конечном итоге поставило на карту само существование нашего Отечества и поплатившийся за свою непокорность месяцами тюрьмы. Но и после они оба – каждый по-своему продолжали гнуть свою линию, следуя великому принципу: «Есть такая профессия – Родину защищать!» – часто в одиночестве и вопреки всему. «Василий Иванович Чуйков – это большая и очень тяжелая жизнь. Она вся без остатка была отдана своему народу…» - сказал тогда сталинградец, бывший узник Матросской Тишины Варенников. Спасибо Вам, Валентин Иванович, в семье Чуйковых помнят эти слова.

И, конечно, фраза «Чуйков – это Сталинград» не случайна. Потому что        когда 2 февраля 2003 года было 60-летие Сталинградской Победы и администрация Серебряных Прудов – родины маршала торжественно отмечала эту дату, совпадавшей – вряд ли случайно с днем рождения Чуйкова 12 февраля, то на приглашение откликнулись два военных высшего ранга – Борис Всеволодович Громов и Валентин Иванович Варенников. Боевые генералы, оба Герои Советского Союза, оба награждены за Афганистан. Командарм 40-й армии и тогдашний Главком сухопутных войск приехали почтить память героя Сталинграда. И я, еще не отряхнувший землю Мамаева Кургана – 2 февраля я в составе нашего фонда был приглашен на торжества в Сталинград – на родине отца получил из рук Валентина Ивановича подарок, собрание его сочинений с дарственной надписью: «Александру Васильевичу Чуйкову на добрую память и с наилучшими пожеланиями. Генерал армии Варенников. Февраль 2003 года.»

И еще одна незабываемая встреча, от которой у меня сохранилась видеозапись и которую я часто просматриваю. Очередная годовщина Сталинградской Победы, скромный зал Дома книги «Библио-Глобус». Среди приглашенных – члены нашего Фонда сыновья маршалов Василевского и Чуйкова, дочери Малиновского и Еременко. Боевые генералы, ныне покойный генерал Соломатин, сын которого погиб в Чечне, получивший звание Героя России посмертно, ветераны и почетные гости: Юрий Васильевич Бондарев и Валентин Иванович Варенников. Выступали оба, ярко, образно, но особенно меня поразили слова Юрия Васильевича, когда он, в заключение своей речи, посвященной Сталинграду сказал, что таких людей, как его боевые товарищи, окопные, обстрелянные, с несколькими «сквозняками» – сквозными ранениями фронтовики, те, с которыми он поднимался в штыковые атаки, ходил в рукопашную, отбивал танковые атаки, укрывался от авианалетов, делил паек и укрывался одной шинелью, таких людей, цитирую: «…более благородных, чистых душой, честных и преданных он никогда более не встречал».

Несомненно, все сказанное он, фронтовик, сталинградец,   в полной мере относил к Валентину Ивановичу Варенникову – фронтовику, сталинградцу.

Именно так я понял эти слова, я подтверждаю это и говорю об этом не понаслышке. Я родился в 1946 году и войны не видел. Но родился я в Германии и прожил там первые семь лет своей жизни. И моими товарищами, воспитателями, учителями были наши солдаты, фронтовики, те, о которых так тепло говорил Юрий Васильевич Бондарев, которых так высоко ценил. У них я учился таким вещам как верность слову, правдивость, закон товарищества, право на поступок и необходимость за него отвечать. Я думаю, что все лучшее, что во мне есть – после того, что дали мне мои отец и мать – это оттуда, из тех первых послевоенных лет.

Я горжусь, что у меня были такие товарищи.

Я горжусь, что мой отец завещал похоронить себя рядом с ними.

Я знаю, как мне посчастливилось, что судьба свела меня с таким великим человеком, как Валентин Иванович Варенников. Великим потому, что он один из немногих, кто до последнего дня сохранил то, с чем мы шли к Победе и с чем победили.

Мужество и Достоинство, Преданность и Честь.  

7 июня 2009 года.

    

    

Александр Чуйков


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"