На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Православное воинство - Библиотека  

Версия для печати

Отцовский наказ

Детские годы маршала Чуйкова

Васятка родился в дружной крестьянской семье восьмым по счету на окраине села Серебряные Пруды на Кайманьевской выти* – за рекой уже была Рязанская губерния.

Его крестили в ясный морозныйянварский день в Никольской церкви родного села, которая в окружение крестьянских домов, риг* да овинов* с соломенными крышами, величественно возвышалась над Серебряными Прудами. Из всех крестившихся, Васятка не пищал, как другие младенцы, а басил и старался ухватить за бороду священника отца Михаила Музалевского. Тот улыбался и приговаривал – быть ему генералом…

Мальчик рос как все крестьянские дети, но выделялся среди своих сверстников. Был крепким и шустрым мальчишкой. С друзьями любили купаться в Осетре, удить рыбу, ходить по ягоды, совершать набеги на барские сады. Один раз с друзьями тайком пробрались в Прудской лес, который охраняли на конях вооруженные черкесы*. Ребят догнали и Васятку так перепоясали по спине, нагайкой, что он целую неделю отлеживался на сеновале… На его вопросы – зачем они это сделали и почему не пускают в лес, ответов так и не получил.

Среди своих сверстников он хороводил, а в драках и мальчишеских разборках старался во всем подражать отцу – первому кулачному бойцу на селе. Как и многие его ровесники, помогал родителям по хозяйству и особенно любил возиться с лошадьми. Эта любовь ему передалась от деда, служившего на барской конюшне. Часто с друзьями Васятка помогал взрослым пасти табун лошадей. Особенно ему нравилось ходить в ночное*, где любил сидеть у костра и слушать сказания и рассказы взрослых. В основном, пасли лошадей у реки Осетру Болота Гомоза. Для ребят это название было созвучно с библейским именем Медузой Горгоной… У болота обитали злющие комары, которые как бы охраняли усадьбу одной надменной барыни Берты (так ее они про себя называли). Она ездила верхомна лошади амазонкой вдамском седле, а иногда в коляске в сопровождении поджарых, как и сама хозяйка, борзых собак. В церковные праздники она хотела казаться щедрой, театрально улыбалась и кидала детям по сторонам леденцы и пряники, но они всегда оказывались в пыли и грязи. При этом, она самодовольно улыбалась. Васяткины друзья ненавидели барыню и в отместку ватагойсовершали набеги на ее сады, хотя и своих яблок у них хватало.

Васятка рос смышлёным парнишкой. Учился прилежно. Грамота давалась легко. У него были природная смекалка и хорошая память…

Родители для него были непререкаемым авторитетом. Отец часто давал ему наставления:

– Ты должен всегда уметь постоять за себя и за правое дело! Защищать все, что нам дорого – маму, сестер, младших братьев и особенно Родину! Может быть, ты еще все это не осознаешь, но со временем поймешь…

Васятка как-то спросил отца – почему их кличат Чуйковыми… Ивановы, Петровы – понятно, а Чуйковы нет… На что тот ответил:

 – А прозвали нас так, потому что в нашем роду многие обладали шестым чувством – чуйкой, т.е. врожденным инстинктивным чутьем к опасностям. И всегда эти опасности мы преодолевали. И эта «чуйка» есть у каждого в нашем роду, только ее надо тонко чувствовать. Но знай, Чуйковы никогда не были трусами! Запомни это!

Васятка легко окончил Серебряно-Прудскую сельскую школу и один класс высшего начального училища. Там он познакомился с учебником патриотизма князяА.Н. Шаховского «Что нужно знать каждому в России», который впоследствии повлиял на его юношеское мировоззрение. Его первый учитель, Николай Порфирьевич Ефанов советовал продолжить учебу. Семья была большая, одних детей – двенадцать, и что бы ее прокормить – старшие уезжали на работу в столицу. Когда Василию исполнилось двенадцать лет, он стал уговаривать отца с матерью разрешить ему уехать на заработки… И вот, когда на побывку приехал старший брат, был созван семейный совет, на котором приняли решение отпустить Васятку в Санкт-Петербург.

На прощанье отец дал сыну наказ: «Мал ты еще, но потом поймешь. Люди перестали верить друг другу, каждый живет в себя, от того так много бед. А ты постарайся жить по-другому. Не зазнавайся, от беды народной не убегай. Живи по-честному, чтоб на старости не болели глаза, как у некоторых, от потерянной совести. Верь простым людям, и они поймут тебя, поверят тебе, не подведут, не оставят в беде. В них вся сила. За дело народа не жалей себя…».

Утром до железнодорожного вокзала Васятка со старшим братом отправились пешком, в руках у него была небольшая котомка, приготовленная матерью. Васятка шел босиком, гордо неся переброшенный через плечо посох, на котором висели доставшиеся от старших братьев стоптанные ботинки. Мальчик был счастлив и с нетерпением ждал, когда в первый раз в жизни сядет в поезд и паровоз с огромной трубой помчит его навстречу незнакомой столице…

 Шли через Базарную площадь…Подбоченившись и выпятив вперед свой объемный живот их повстречал купец Логвинов, который окинул братьев оценивающим взглядом и процедил:

– Ну вот, еще один бандит уезжает из Прудов! Дышать станет легче….

Васятка хотел ему колко ответить, но брат сдержалего …

Мальчик первый раз ехал в город по железной дороге, или как ее в те времена называли – чугункой…. Сердце его трепетало. Он много слышал о Петербурге и Москве от старших братьев и своего учителя…

До столицы добирались два с лишним дня. От Саратовского (ныне Павелецкого) вокзала до Петербургского шли пешком… От множества впечатлений у паренька кружилась голова, он еле успевал за братом, который старался отвечать на Васяткины вопросы.

Столица встретила паренька сдержанно и настороженно. Его поразили огромные каменные дома – почти до неба, каких он с роду не видел, снующие туда-сюда люди и какое-то безразличие – все заняты своими делами и куда-то спешат. И если зазеваешься – угодишь под пролетку или трамвай.

Брат его успокаивал:

– Не горюй, освоишься. Поработаешь в мальчиках, попривыкнешь, а потом устроишься на завод, получишь угол в бараке …

Не очень понравилась столица Васятке, хотя о ней с восторгом рассказывали и братья, и односельчане, работавшие там… Нет того раздолья, чистого, пьянящего воздуха, запаха трав – только гомон, да суета. И особеннобыло ему тяжело первое время без родителей, старших братьев, друзей… Но Васятка был упорный, настырный и очень быстро освоился.

Он с головой окунулся в столичную круговерть. Трудился в самом в центре Петербурга мальчиком в частной бане купцов Целебеевых, что на Бассейной улице. Это была тяжелая работа с раннего утра до позднего вечера, где приходилось делать многое – убирать, драить полы и стены, таскать воду, выполнять мелкие поручения посетителей. За день он так изматывался, что «без ног» валился спать. Многие его товарищи не выдерживали такого ритма, но Васятке помогла деревенская закалка. Он был парень терпеливый, струдовой жилкой… Угнетало другое – несправедливость, царившая в заведении, постоянные придирки и рукоприкладство, многочисленные оскорбления и штрафы. И прослужив мальчиком два года, он устроился слесарем в шпорную мастерскую Петра Савельева.

Эта была знаменитая на всю столицу мастерская, которая производила для господ офицеров шпоры с редким серебряным или, как тогда называли, малиновым звоном. Она располагалась в самом центре города на Казанской улице,за знаменитым Казанским собором, который поражал своей грандиозностью и размахом.

В короткие перерывы между работой Васятка с интересом наблюдал за щеголеватыми офицерами,которые выбирали и примеряли шпоры. И это было не праздное любопытствоВасятка с детства мечтал стать военным – неважно, моряком, как его братья или конником, и с годами его мечта только укреплялась…

И хотя на работе Васятка очень уставал, но все же он успел многое увидеть в городе, завел друзей, повстречал своих деревенских земляков, которые в столице занимались «отхожим промыслом»*. Выполнил просьбу мамы – побывал в Казанском и Исаакиевском соборах, для того чтобы подробно про них ей рассказать.

И, может быть, прижился бы Васятка в столице, но в декабре 1916 года он простудился и серьезно заболел. Управляющему мастерской это не понравилось – больныеработники были не нужны, да и продолжавшаяся Первая мировая война резко поубавила спрос на савельевские шпоры. Васятка был вынужден оставить работу и уехать на родину, где лечился и помогал по хозяйству отцу….

А через год старшие братья забрали его с собой в учебно-минный отряд в город Кронштадт, где он проходил службу юнгой, затемпоступил в военно-инструкторские курсы РККА и стал кадровым военным.Теперь его уже называли уже не Васяткой, а Василием Ивановичем.

С тех пор много воды утекло. Василий Иванович прошел множество испытаний или как говорили – «огонь, воды и медные трубы». С оружием в руках он отстаивал завоевания советской власти, был дипломатом и разведчиком. А мировую известность получил как защитник Сталинграда, произнесший крылатые слова – «За Волгой для нас земли нет…». Его легендарная 62-8-я гвардейская армия одержала множество побед и закончила свой поход в логове фашистской Германии – Берлине.

Отцовский наказ он помнил всегда и та «чуйка» про которую говорил ему отец, никогда его не подводила. Четырежды раненый, он не разу не покинул поля боя, не оставил своих товарищей и подчиненных…

И не прав оказался купец Логвинов… Не разбойником с большой дороги стал Васятка, а всемирно известным маршалом, дважды Героем Советского Союза Василием Ивановичем Чуйковым, которому на его родине, на той памятной Базарной площади в 1949 году был поставлен бронзовый бюст. Его именем названа центральная площадь, улица и средняя школа в Серебряных Прудах, а в родовом доме открыт музей…

 

Примечание.

  • Каймань, Происходит от слова кайма, т.е. полоса по краю чего-нибудь. Восточная часть с. Серебряных Прудов (окраина села).  Отсюда словосочетания – Каймановская выть, Кайманский луг и т.д.
  • Рига – хозяйственная постройка иногда с печью для сушки и обмолота снопов зерновых культур, использовалась в сельском хозяйстве до середины XX века.
  • Овин – хозяйственная постройка, в которой сушили снопы перед молотьбой.
  • Черкесы – лесная стража графа Шереметева. Так называли всех выходцев из Кавказа.
  • Ночное – пастьба лошадей ночью. 
  • Служить мальчиком – работа малолетних в различных заведениях для выполнения мелких поручений.

Отхожий промысел – временная, сезонная работа крестьян за пределами постоянного места жительства, когда нужно «отходить», уходить из села или дере

Алексей Волков (Серебряные Пруды)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"