На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

Нет предела для тех, кто решил победить

Субъективный обзор 18 июля

Жара, пыль, лесопосадки, окопы в сухой земле, красное солнце на закатах. Постоянно что-то горит. Трава, дома, склады, квартиры. Точечное горе. Монахинь в Никольской* благословили оставить обитель и на время боёв перебраться в Касперовский монастырь под Донецком, где на одноимённой иконе Богородица прижимает к себе Младенца – Бога. Первая эвакуация силами Корпуса и МЧС прошла тяжело, колонна по пути в монастырь попала в огневой мешок. Мы с товарищами были там на следующий день, в само село не полезли, боялись, что машину сожгут, но две машины проехали. Вывезли несколько человек. В общем – дело делается. В тишине: без анонсов и публикаций. Везли одну старенькую монахиню: перед тем, как расстаться в Донецке, где они перегружались в микроавтобус, попросили: «Помолись за нас, мать.» – И она ответила что-то простое и, наверное, очень важное, но в суете её слова остались забыты.

***

Лисичанск... Раскиданный город на возвышенности, не так разрушен как Северодонецк. Трасса в город хорошая, – Зеленский постарался, – лишь на съездах, где взорваны мосты, постоянно стоит стена пыли от проезжающей техники. Если попал в колонну, едешь за танками по приборам, – ничего не видно. В городе мирные жители стараются говорить по-русски, даже если сбиваются на украинский, тут же спохватываются. Надо было раздать медикаменты: в одном из дворов нашли человека, у которого жена врач, назначили его старшим, выгрузились, сразу собрался народ. И было понятно, что, как только мы уедем, этого старшего порвут – повесили на мужика неблагодарный крест делить сокровища между соседями. Обычная история: поначалу гуманитарка – всегда ссора, пока её не станет достаточно. Когда-то в Дебальцево обсуждался вопрос, ставить полевую кухню или нет: чиновники боялись – соблазн, скандалы, можно приготовить только на двести человек, а придёт четыреста. И тогда правильные люди отвечали: «Пусть так, но хоть двести мы накормим...»

Ещё были адреса с людьми, которых ищут родные, всех нашли, все живы, все плачут, что их не забыли, что к ним добрались...

***

Сёла под Ясиноватой и Авдеевкой... Многие люди оттуда выехали. Дома горят, взлетают на воздух от тяжёлых калибров, но часть жителей остается. Если провести с ними день, удивишься, как в их разговорах мало войны. То же самое и в Донецке – городе "миллиона роз". В проблемный, обстреливаемый район, таксист к нам на вызов приезжал в бронежилете, а послушаешь людей в этом самом "проблемном" районе, услышишь рассказы: о тле, которая достала в саду; о воде, которую, Бог даст, послезавтра дадут на два часа и если напор будет хорошим, надо успеть полить и цветы; о детях, которые не выходят из квартир; о том, что мужу, после ранения надо делать операцию, и о том, что врач запросил немыслимые деньги, мол, "за ранение же получите", и хорошо бы этого врача-скотину самого на передовую... На закатах в небо поднимаются столбы чёрного дыма, расходятся по городу раскатистые удары, и вой "скорых" на пустых улицах. А в домах горят огнями окна, прикрытие шторами, и люди за шторами готовят ужин, ссорятся и мирятся, и заставляют детей читать книги, заданные на лето...

Удивительно там, в этом "доме войны", как говорят арабы. За житейским бытом, за близкой смертью с неба, за совершенно стоическим отношением к будущему, присутствует что-то такое, живое и настоящее, что хочется вернуться обратно, как только выезжаешь домой. Говорят: «По силам Господь даёт испытание». – Казалось бы, семьдесят семь раз уже закончились эти силы, но, похоже, нет предела для тех, кто решил победить.

 

* Успенский Николо-Васильевский монастырь в Волноваховском районе.

* БЧ 3

Николай Гаврилов


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"