На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"


Реклама:


Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

Городовые казаки

Старая и новая история

“Городовые” — полицейские стражи порядка. Таковыми были казаки в городах древней Руси до тех пор, пока городовое казачество, как служивый люд, не стало ликвидироваться в XVII веке. Смуты, стрелецкие бунты, где казаки принимали активное участие, казни, каторги и насильные переселения начавшиеся с 1702 года, стерли городовиков из истории Российской Империи, оставив лишь слово “городовой”, вобравшее в себя такие понятия как страж порядка, караул, охранник, засечник, дружинник и т.д.

Одно из первых упоминаний о городовых казаках в русских летописях относится к 1444 году. Там говорится о рязанских казаках, обитавших по Червленому Яру и принявших бой с татарами Мустафы. Другое упоминание относится к 1502 году, когда Великий князь Московский Иоанн III давал письменный наказ рязанской княгине Агриппине: "Твоим служилым и городовым казакам быть всем на моей службе, а кто ослушается и пойдет самодурью на Дон в молодечество, их бы ты, Агриппина, велела казнити".

Достаточно подробна история городовых казаков в древних былинах. В них написано первое жизнеописание казака Ильи Муромца из-под города Мурома, из села Карачарово. Роду был он крестьянского, но принял на себя подвиг воинского служения. Атаман казачьей богатырской заставы, состоящей из разных городовых казаков. Его соратник, податаман Добрыня Никитич, происходил из знатного, рязанского, дворянского рода. Другой — Алеша Попович — родом из-под Ростова Великого, из семьи священника Леонтия. Гришка Боярский и Васька Долгополый — понятно какого роду-племени…

Атаман Илья Муромец позднее ушел из мира и подвизался в Киево-Печерской Лавре иноком, где он и почил по Бозе и был прославлен как преподобный, там же покоятся его святые мощи (память сего Христова Воина отмечается 19 декабря по церковному календарю, т.е. 1 января по новому стилю).

Казаки заставы, возглавляемые Ильей Муромцем, отличались от казачьей вольницы Дона или Запорожской сечи. Им не присущи традиции рода казачьего, что сами для себя выбирают в диком ли поле им казаковать, сражаться с басурманами или идти служить какому либо князю. Они остаются не только защитниками Веры Православной и народа русского, как и все вольное казачество, но еще и служивыми людьми. В начале городовые казаки на службе у князя, а в последствии становятся верными царскими слугами, боевым оплотом Русской Империи.

Из выше перечисленного можно заключить, что казаками ставали православные русичи, выходцы из различных сословий. Иными словами, те, кто решил ратное дело сделать своей профессией, стать воином, дружинником, заставщиком, заединщиком, охранять и защищать своих сородичей русов. Сразу оговоримся, это вовсе не значит, что казачества как народа не существовало. Казачество как народ, во всех своих проявлениях, (и как самоуправляемое военно-хозяйственное общинное сообщество, автономно существовавшее на южных окраинах Руси, и казачьи общины западных и восточных рубежей Московии, т.е. городовые казаки и даже разбойничьи ватаги вольных, или, как их называли, воровских казаков на Волге) — это единое целое, это единый народ, сложившийся в результате кастово-родового исторического развития арио-русов. Выделение русов в особый субэтнос, — древняя каста меченосцев в языческие времена, — превратившаяся в казачьи войска во времена христианские. Все произошло не вдруг и не сразу. Воины по духу становились воинами казаками и по духу, и по крови. Из рода в род передавалась воинская доблесть, формировались обычаи, традиции, одежда, песни, особый казачий уклад.

Историк В.И. Боярский в своей книге о пограничной страже России пишет о городовых казаках так: “После опустошительных походов Чингис-хана и Батыя до середины XVII века будущие Харьковская губерния и Острогожский уезд Воронежской губернии представляли собой дикую, необитаемую степь. Постепенно эти земли начали заселяться выходцами из польской Украины, Литвы, Польши. Они образовали поселения-слободы, откуда и получили свое название слободские казаки (черкасы). Для защиты от татарских набегов они строили крепости, выделяя от себя стражу..." Из поселенцев образовался Острогожский казачий полк (Слободской). Созданные по его примеру в Воронеже, Землянске, Новом Осколе, Ливнах и других местах пограничной линии формирования стали именоваться Слободскими Украинскими казачьими полками, а занимаемая ими местность — Слободской Украиной...

Управление полков состояло из полковой и сотенной старшины. В полковую старшину входили: полковник, обозный, полковой судья, полковой есаул, полковой хорунжий, полковой писарь. Сотенная старшина состояла из сотника и сотенных атаманов, есаулов, хорунжих и писарей. Сотник избирается полковой старшиною. Все полковые чиновники составляли постоянную полковую раду. Окрепшая и организованная в военном отношении Слободская Украина добровольно приняла на себя охрану юго-восточной границы Московского государства. При этом она пользовалась определенными льготами: правом занимать пустующие земли, свободным казацким устройством, свободой выборных казаков от строевой службы, свободой заниматься промыслами, свободой от податей, кроме казацких, правом откупа таможен, мостов и перевозов...

К середине XVI века образовалась надежная, глубоко эшелонированная оборона “Крымской Украины” (окраины) — так русские называли свои пограничные южные земли. Первую линию обороны составляли сторожевые заставы и станицы казаков, выдвинутые далеко в поле. Вторую линию — укрепление городов и сама засечная черта. Третья линия проходила по берегу реки Оки, где постоянно находились большие полки и артиллерия... С первой половины XV века на польских украинах Московского государства появились “городовые казаки” — особый класс “служилых воинских людей”. На службу набирались вольные люди из всех сословий. Они получали за свою службу землю, освобождались от всех податей, награждались денежным жалованием. В их обязанности входило “постоянно быть на службе, ездить в степи, смотреть за движением татар по известным дорогам, называемым шляхами и сакмами, перехватывать языков и доставлять вести воеводам и государю, а в случае нечаянного набега ордынцев защищать украинские города. На дальних окраинах — на Дону, в нижнем Поволжье, на Яике и Тереке, располагались станицы вольных казаков, которые по численности почти вдвое превосходили служилых. Они следили за передвижением татар в степи, а также противостояли воровским казакам...

Московские власти использовали всевозможные средства, чтобы привлечь вольных казаков на постоянную государеву службу. Во времена Ивана Грозного, поступивших на службу конных казаков обеспечивали земельными “дачами”.

В казачьем словаре-справочнике сказано, что городовые казаки составляли городские казачьи общины, проживавшие во многих пограничных городах Московской Руси и выделявшие своих людей в полковую и станичную службу. К городовым можно причислять и тех казаков, которых летописи называют Городецкими и Рязанскими.

Существовали еще Беломестные казаки. Это общины служилых казаков, обосновавшихся в Московии и с XVI века, получившие наделы земли. Они управлялись атаманами, но подчинялись местным воеводам. Несли по очереди гарнизонную службу наряду с детьми боярскими. Заключался договор с князем и казаки становились служилым людом в княжеской дружине.

Особое внимание в русских летописях уделяется казакам после изгнания их татарами из берегов Дона, когда они начали боевую службу князьям Рязанским и Московским. Служба городовых казаков с самого начала носила характер регулярный, а при Великом Государе Иоанне Грозном была полностью регламентирована специальным уставом. Последнее мероприятие отделяло их от казаков вольных и донских и привязывало к общим интересам Московской Руси, узаконило вольное казачество, привело его к государевой пользе, поощряя казачьи походы на азиатские земли. Ермака, Хабарова, Дежнева называют первопроходцами, осваивающие новые земли, просвещающими иные народы Христовой Истиной. 16 февраля 1571 года принят 1-ый устав сторожевой станичной службы составленный боярином Воротынским и впервые, официально, разделивший казаков на городовых или полковых и на сторожевых или станичных.

Из городовых казаков верстались казаки — дети боярские, казаки-дворяне, казаки-помещики, казаки-однодворцы, казаки полковые и казаки станичной сторожевой службы. У А. Гордеева в “Истории казаков” находим цифру — 6000 человек, служивших городскими, наряду с донскими, яицкими и гребенскими.

Городовые казаки назывались именем того города, в котором проживали они сами и их семьи. Иногда от них выходили добровольцы в стрелецкие полки и в опричные отряды Царя Иоанна Васильевича Грозного. С другой стороны — в городовые казачьи полки присылались на исправление некоторые провинившиеся служивые люди из Московии. Управление всеми городовыми казаками на территории государства в XYI веке находилось в ведении Стрелецкого Приказа. Стрелецкий Приказ набирал казаков на службу и отставлял от нее, выплачивая денежное жалование, перемещая по службе из одного города в другой, назначал в походы и являлся для казаков высшей судебной инстанцией. Через Приказ проходило назначение начальствующих лиц над казаками (голов, сотников), которые, во время службы у казаков, также подчинялись Приказу.

Внутреннее устройство городовых казаков, как и у стрельцов. Казаки находились в “приборе” у своего головы, набиравшего их на службу. Казацкий голова непосредственно подчинялся воеводе или осадному голове. Нормальный состав прибора исчислялся в 500 человек. Приборы делились на сотни, которые находились в приказе у сотников. Сотни в, свою очередь, подразделялись на полусотни (во главе с пятидесятниками) и десятки (во главе с десятниками). Права и обязанности должностных лиц, соответствовали функциям таких же должностных лиц у стрельцов. За службу правительство расплачивалось с казаками денежным жалованием и земельными наделами, поселяя их преимущественно в пограничных городах.

Все сказанное относится исключительно к служивым казакам, размещенным по городам России. Сношениями с донскими и другими казаками, официально не состоявшими на государевой службе, ведал Посольский Приказ (из книги А. Чернова “Вооруженные силы Русского Государства в XV-XVII в.в.”). Бывало и такое, что во время войны городовые казаки набирались из вольных нетяглых людей и безземельных батраков и за службу получали поместья, наравне с боярскими детьми.

В последующие годы происходили большие изменения. Городовое казачество в прежнем виде начинает сходит на нет; остатки городовиков вливаются в казачьи войска. Последние волны их переселения поглотила Кавказская линия. Перенесли названия городов их прежней службы, хотя еще и встречаются время от времени так называемые городовые казачьи части и отряды. В 1700 году, из казаков живших в Чугуеве (Харьковская губерния) и казаков, служивших в Орле, Курске и Обояни, сформирована особая пятисотенная команда. В 1776 году Чугуевские казаки Петербургского региона преобразованы в придворную Чугуевскую казачью команду. В 1787 году в армии князя Потемкина велено сформировать из югославянских, албанских, молдавских и греческих выходцев две казачьи бригады. А в 1788 году генералом Салтыковым из ямщиков Тверской, Московской, Новгородской, Псковской, Смоленской, Ярославской, Вологодской, Костромской губерний сформирован тысячный ямской Казачий полк.

Отечественная война 1812 года дала еще более невероятные формирования городовых казаков. 18 июля 1812 года, на основании Высочайшего Манифеста о созыве внутреннего ополчения, графом Дмитриевым-Мамоновым сформирован из своих же людей, на собственном иждевении Московский казачий графа Дмитриева-Мамонова полк пяти эскадронного состава. Тогда же сформированы в Санкт-Петербургской губернии казачьи регулярные волонтерские полки. 22 июня 1822 года издано Положение о городовых казачьих полках в Сибири. Это были последние городовые казаки, которые потом вошли в состав Сибирского, Семиреченского и Забайкальского казачьих войск. Приказом N 46 от 13 марта 1861 года Военного министра о причислении к Сибирскому линейному казачьему войску Томского городового казачьего полка заканчивается формирование городовых казаков. Так они остались в прошлом.

В XX веке: бунты, революции, расказачивание, миграция, индустриализация, стирание грани между городом и деревней, уничтожение села и разрушение сельского хозяйства, загнавшее подавляющую часть населения России в города-монстры — “мегаполисы” и “поселки городского типа”, — этакие “кибуцы”, где люди ютятся в бетонных скворечниках, — невольно привели к возрождению, правда в несколько извращенной форме, именно городового казачества, лишенного всего, как своей земли, так и возможности нести “государеву службу”. Все это загнало казаков либо в коммерцию и криминал, либо в фольклорные клубы или в псевдослужбу. Волна возрождения казачества с начала 90-х годов подняла наверх огромное количество разномастных казачьих организаций, в том числе и городовых. Одни, просуществовав некоторое время, исчезли, другие — прилепились к казачьим войскам, которые с годами набирают силу, восстанавливая прежний уклад; третьи городовые организации — не смогли выйти из своего первоначального клубного состояния и влачат жалкое существование на потеху толпе, получив прозвище “ряженых” и “асфальтовых”. Есть еще городовое казачество за рубежом. Например, в США, в городе Буна Виста — целый казачий поселок “Новая Кубань”. Он занимает площадь 976 акров земли. Есть Оренбургские, Сибирские и Уссурийские станицы в Сиднее, Мельбурне, поселения казаков или просто общины в Канаде, Латинской Америке и Австралии. Они совершенно не похожи на прежних городовых казаков старой России, однако сохраняют главное, что присуще казакам: Веру, общинный уклад, Верность своему Отечеству, Свободолюбие и Честь.

В городах России от Мурманска до Ялты, от Тирасполя до Сахалина существуют городские общины казаков. Московская земля — не исключение. Вся современная “Московия” наполнена городовиками, объединяющимися в заставы, землячества, слободы и станицы, представляя все разнообразие существующих ныне казачьих войск. Пошел обратный процесс: в прошлом веке городовиков прикрепляли к казачьим войскам, помимо их воли переселяя на войсковые земли; теперь войсковые структуры сами создают городовые организации вне войска.

Пришло время и нам, живущим на Московской земле, преимущественно городовым казакам, подумать о соединении усилий, дабы не выродиться в торгашей, бандитов, артистов или работающих “казачками по вызову”.

Сейчас, в период восстановления казачества как народа, происходит интенсивное строительство основы казачьего православно-родового быта, т.е. общинного самоуправления. Казаки должны объединить свои малые общины в единую большую по хозяйственно-военному признаку, сохраняя этническую общность казачества, той основной части русского народа, которая сохранила способность к самоорганизации, самовыживанию и самозащите.

Атаман Московского Казачьего Округа есаул Демин В.К.


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"