На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православное воинство - Публицистика  

Версия для печати

Сотни смоленских Хатыней

Очерк

Все дальше, уходят от нас трагические дни Великой Отечественной войны 1941-45 годов. Все меньше становится очевидцев тех драматических событий, которые происходили в оккупированных агрессорами с Запада областях России. Смоленщина стала одной из них. В предвоенный период в современных границах население Смоленской области по переписи 1939 год составляло 1млн. 987тысяч человек, по национальному составу около 97 процентов населения составляли русские. Среднестатистическая деревня на Смоленщине накануне войны включала в себя 20-40 хозяйств. Учитывая, что семьи смолян, особенно сельских жителей, были в основном многодетные от пяти и более детей, то, с уходом на фронт некоторых членов семьи, дома оставалось в среднем до 6 человек. Крупных городов областного подчинения было – 4, районных городов и сел учтено – 38; поселков, деревень, хуторов – 15 208.

К сожалению, до настоящего времени карательные операции оккупантов против мирного населения Смоленской области, остаются мало изученным. До сих пор нет общей базы данных, справочников, нет сведений в энциклопедиях, где открывались бы трагические страницы массового уничтожения мирных жителей России гитлеровцами.

Нет и общенационального мемориала, дани памяти безвинно загубленных в основном женщин, стариков, детей. Он наглядно показывал бы суть происходившего в годы войны и тот ужас, который готовил миру фашизм, и которому не дал реализоваться советский воин. Я попыталась, используя архивы, опубликованные источники, вещественные доказательства, такие как братские могилы, обелиски и памятники, на которых есть надписи, какому событию посвящен тот или иной памятник, составить базу данных.

В моем списке 83 населенных пункта Смоленской области, где были фашистские концлагеря для военнопленных, лагеря для мирного населения, гетто, тюрьмы, гестапо, кроме этого в списке более 500 городов, сел и деревень Смоленской области, где захватчиками совершены массовые убийства мирного населения, в их числе сожжение людей заживо. С середины июля 1941 года по конец сентября 1943 года смоляне находились в оккупации.

В убийствах мирных жителей участвовали гитлеровские военнослужащие группы армий «Центр», 600-й механизированной бригады СС, механизированной дивизии СС «великая Германия», дивизии СС «Рейх», 252 охранной дивизии, 335-го охранного батальона, 5, 157, 350 пехотной дивизии, 7 танковых дивизий и множество других частей и соединений германской армии. Смоленская область была буквально нашпигована фашистскими войсками. Для массового истребления военнопленных и мирных жителей Смоленщины на оккупированной территории были созданы более ста лагерей смерти. Еще в марте 1941 г., до нападения на СССР, фашистское руководство издало директиву об организации лагерей для предполагаемых советских военнопленных и гражданского населения: коммунистов, семей военнослужащих, евреев, мужчин призывного возраста и др. Они стали неотъемлемой частью гитлеровского режима.

Бесперебойно работали по уничтожению военнопленных и мирного населения концлагеря, гетто, тюрьмы, трудовые лагеря, гестапо в Велижском, Гагаринском,Глинковском, Духовщинском, Ельнинском, Монастырщинском, Починковском, Руднянском, Рославльском, Холм-Жирковском, Сафоновском, Сычевском, Хиславичском, Темкинском, Ярцевском районах. Самые крупные из них были в городах Смоленске – большой концентрационный лагерь № 126 для военнопленных и гражданского населения (окраина города по ул. Краснинское шоссе в бывших военных складах), малый концентрационный лагерь № 126, или “Южный” (окраина города в районе Б. Чернушенской ул. в Нарвских казармах). В Вязьме – госпиталь для военнопленных, территория мясокомбината, лагерь для военнопленных и гражданского населения (ул. Кронштадская).

В Рославле – концентрационный лагерь № 130 (юго-западная окраина города вдоль Варшавского шоссе). Как свидетельствуют документы Чрезвычайной государственной комиссии: «Массовая гибель военнопленных имеет место не только в лагере для военнопленных, где они злодейски истреблялись, но и в пути следования. Дороги, по которым немецко– фашистские захватчики вели пленных, покрывались трупами замученных и убитых. Так, например, на судебном процессе над фашистскими преступниками в Харькове вскрылось, что из 15 тысяч человек заключенных, отправленных из Вяземского лагеря в Смоленск, к месту назначения дошли только 2 тысячи человек.

В лагерях военнопленных – Смоленском № 126, Рославльском № 130, Вяземском, Сычевском, Гжатском, Дорогобужском, Екимовичском № 112, Кармановском, Усвятском, Мосальском, Руднянском, Пречистенском, Спас-Деменском и других военнопленные массами гибли каждодневно от холода, голода, болезней, непереносимых пыток и истязаний, а также от непосильного труда для измученных людей.

В Смоленском лагере № 126 истреблено не менее 115 тысяч военнопленных, в Рославльском – 120 тысяч, Вяземском – 15 тысяч, в Сычевском – свыше 3 тысяч, Дорогобужском – свыше 1800 человек и т. д. Гибель военнопленных (расстрелы, сожжения и т. д.) небольшими группами на остановках или этапах следования отмечается в актах почти всех районов». ГАСО Ф.1630. Оп.1. Св.61. Д367. Л.10-11 об.

Убивая людей в концлагерях, гитлеровцы проводили над ними чудовищные медицинские эксперименты. Как сообщает газета «Правда» №302 (10073) от 21 декабря 1945 года. В декабре 1943 года в Смоленске осудили несколько оккупантов. На скамье подсудимых Смоленского процесса (15-20 декабря 1945 г.) было десять унтер-офицеров и ефрейторов военнослужащих гитлеровской армии. Все они признались в своих жестоких преступлениях. Как пишет газета: «Р. Модишь – лекарский помощник 551 военного лазарета лично брал для солдат вермахта кровь у советских детей — вплоть до смерти от истощения». Из материалов следствия: «У пленных бойцов и командиров РККА производился забор крови с последующим переливанием ее раненым гитлеровцам. Военными врачами отдавалось предпочтение крови детей и подростков из жителей города или детских учреждений. Родителям детей объяснялось, что детей забирают на излечение, и что они должны быть благодарны германским властям, заботящимся об их детях. Забиралась кровь в количестве 600-800 кубических сантиметров одноразово. Вследствие большой потери крови дети тут же погибали. У советских военнопленных в госпитале откачивалась спинномозговая жидкость с целью ее дальнейшего использования при лечении немецких военнослужащих. После проведенных экспериментов военнопленные, как правило, умерщвлялись как не представляющие интереса для медиков.» В газете сообщается «В лазарете у смолян извлекали части роговой оболочки глаза, которая затем пересаживалась раненым немецким офицерам. Для тестирования лечебных средств Модиш заражал кровь раненых советских военнопленных. Ежедневно таким способом убивали по 180-200 человек, а всего за время службы Модиша в лазарете было умерщвлено 3500-4000 советских военнослужащих». Из материалов следствия: Модиш Рудольф, 1912 года рождения, уроженец города Берлина, немец, беспартийный, лекарский помощник германского военного лазарета №551 дислоцировавшегося в городе Смоленске, (располагался в здании, которое сегодня находится по адресу ул. Гагарина 25) старший ефрейтор. Объясняя свое участие в зверствах, он пояснил, что «в каждом русском мы видели лишь животное. Совершая убийства и другие преступления, мы не задумывались над этим, так как в наших глазах русские не были людьми».

Их газеты: «Й. Райшман – старший солдат был дрессировщиком собак 350-го пехотного полка. В «кровавую ночь» (по его выражению) октября 1941 года по улицам Смоленска двигалась колонна советских военнопленных. Без приказа Райшман и другие солдаты открыли стрельбу по колонне, убивая беззащитных людей десятками. Райшман участвовал в массовом расстреле мирного гражданского населения в поселке Монастырщина и в нескольких деревнях под Смоленском.» Из материалов следствия: Райшман Иозеф, 1910 года рождения, немец, уроженец деревни Ритгольф, района Линдау (Германия), старший солдат 350-го пехотного полка 14 пехотной дивизии германской армии. В газете сказано: «Р. Киршфельд лично командовал карательным отрядом, расстреливал жителей деревень, жег их дома, травил арестованных евреев в автомобилях-«душегубках». Из материалов следствия: «Киршфельд Роман-Роберт переводчик германской военной комендатуры в составе 335-го и 490-го охранных батальонов. Подсудимый участвовал во многих карательных операциях и расстрелах мирных жителей Смоленской области. Некоторыми акциями руководил лично. Сжигались деревни, присваивалось имущество. Киршфельд Роберт, 1905 года рождения, немец, подданный Германии, переводчик комендатуры в г. Смоленске, унтер-офицер». Из материалов следствия: «Эверст Эрих, 1907 года рождения, немец, уроженец города Кельн, беспартийный, по профессии архитектор, командир отделения 490-го охранного батальона германской армии дислоцировавшегося в городе Смоленске. Будучи командиром отделения 490-го охранного батальона, участвовал в регулярных карательных экспедициях. Впервые как палач он проявил себя в селе Выдра, северо-западнее Смоленска. Происходило это в конце июля 1941 года. Там гитлеровцы расстреляли около ста мирных селян. Эвертс лично расстреливал людей, принимал участие в сожжении сорока деревень и расстреле мирных жителей. Кроме того подсудимый признался в расстреле группы подростков подозревавшихся в связях с партизанами. Все дети были убиты выстрелами из пистолетов в затылок». Сообщение газеты «Правда»: «На основании статьи 1-й Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года военный трибунал приговорил к смертной казни через повешение семерых преступников, трое получили различные тюремные сроки. При большом стечении народа на Заднепровской площади города Смоленска 20 декабря 1945 года приговор, в отношении преступников, приговоренных к смертной казни, был приведен в исполнение.» Деяния и сведения о некоторых военных преступниках привожу с тем, чтобы опровергнуть утверждение, что зверства чинили только эсесовцы. Все десять осужденных не принадлежали к СС.

За немногим более чем два страшных года оккупации, проводя политику геноцида по отношению к мирному населению Смоленщины и военнопленным, нацистами совершены десятки тысяч преступлений против человечности, их жертвой стал каждый третий житель области. Документы, хранящиеся в архивах, свидетельствуют о том, что немецкие каратели сожгли дотла более пяти тысяч смоленских сел и деревень, из них, только по моим спискам, вместе с мирными жителями сожжено 109 деревень. Привожу показания жителя сожженного села Никольское Гжатского района П.П. Петрова, которые он дал ЧГК 16 августа 1946 г. «Особо страшный факт злодеяния немцев я лично сам видел в момент, когда нас немцы угоняли с собой в 1943 году. Немцы догнали нас до д. Калинки, где нас освободили части Красной Армии. На обратном пути мы следовали через дер. Драчево Гжатского р-на и вот тут перед нами предстала страшная картина зверской расправы немцев с нашим народом, который они гнали с собой. Немцы, преследуемые частями Красной Армии, не могли угнать с собой народ, и вот в этой дер. Драчево они согнали несколько сот эвакуированного народа, загнали в несколько домов и подожгли. Всех, кто пытался спастись бегством, немцы расстреливали из автоматов. Я видел обугленные трупы людей среди сожженных домов дер. Драчево. Люди, сожженные немцами, частью оказались из нашего села, а часть из других деревень нашего с/совета.» Из документов в д. Драчево Астаховского с/с 7 марта 1943 г. сожжены жители деревень Никольское, Драчево, Злобино, Михалкино, Дор и других деревень несколько сот человек, точное число людей установить не удалось, некоторые сгорели дотла.

Навсегда останутся зловещими символами места массового сожжения людей на Смоленщине в Гагаринском районе деревня Чертовка (Трубино) Будаевского с/с, где 7 марта 1943 г. сожжены 480 мирных жителей этой и окружных деревень; деревня Астахово, Кожинского с\с, здесь сожжено более 300 жителей самой деревни и окружных деревень.

Деревни Ляхово, Ляховского сельсовета 14 апреля 1942 г. сожжены жители этой и окружных деревень – 384 человека. «Немецкими солдатами и офицерами все жители были собраны в 4 дома, дома подожжены выбегающих расстреливали» и Шилово, Чанцовского с/с, где 27 марта 1943 г. года сожжены жители 112 человек Глинковского района.

В Демидовском районе уничтожены с жителями деревни Варнавино, Шаповский с/с, 22 сентября 1942 года сожжено 150 человек детей, женщин, стариков; Городная, Шаповский с/с, 23 сентября 1942 года сожжено мирное население 316 человек. Орлово, Пересудовский с/с, 21октября1942 г. сожжено 120 мирных граждан.

Угранский район д. Новая (Борьба), 13 марта 1943 года погибли 340 человек. Сожжены мирные жители этой деревни и д. Ломанчино Калпитского с/с; д.Гришино, Гришинского с/с; Криволевка Хмельницкого с/с. Я привела здесь девять смоленских Хатыней, их в моем списке 109, полностью привести весь список не позволяет возможность печатной площади.

Документы, хранящиеся в архивах, свидетельствуют о том, что немецкие каратели в других деревнях, их в моем списке более трехсот, селах, поселках, райцентрах, над мирными жителями совершили чудовищные злодеяния. Людей расстреливали, умерщвляли в душегубках, взрывали на минных полях, закапывали живыми, отрубали головы, морили голодом, проделывали все, что только может родиться в головах садистов-маньяков.

Так в деревне Кишкиницы, Бересневского сельсовета, Духовщинского района 22 мая 1942г. 73 мирных жителя расстреляны, часть раздавлена танками, в их числе дети.

В Глинковском районе в деревнях Лужок и Галибезы 23 сентября 1942 года жителей деревни погнали на минное поле и взорвали, погибли 41 человек, среди них дети.

В Касплянском районе в д.Орловка, Зарубинского сельсовета 26 октября вырезано несколько семейств в их числе женщины с грудными младенцами.

Много встречается случаев убийств мирных жителей голодом, особенно детей. В Монастырщинском районе в д. Аношино, Бухановского с/с в 1942 году умерщвлены голодной смертью 42 ребенка Аношинского детского дома. В Сафоновском – на хутор Разжениловка в 1943 году фашисты согнали более 100 детей от 3 месяцев до 10 лет и оставили без пищи и помощи, угнав их матерей в неволю, от истощения многие дети умерли. В д. Колоково, Тростяновского с/с Ярцевского района в феврале 1942 г каратели пригнали 65 человек из деревни Погорелое Городище. Их удерживали в огражденном колючей проволокой лагере, пищу передавать запрещалось. От голода умерли все 65 человек .

В Кармановском районе в деревне Пустые Вторники, Павловского с/с в феврале 1943 г. всех жителей в мороз, пешком,немцы погнали для отправки в Германию на ж/д станцию. По дороге люди замерзали падали и умирали. Всех детей и стариков расстреляли, чтоб не мешали идти. Все население деревни было угнано в рабство. Деревня сожжена.

В поселке Каспля, Касплянский с/с, 1 июля 1942 год расстреляно 164 мирных жителей, из них 67 жители п.Каспля, 97 из других деревень района . Из воспоминаний очевидцев: «В ночь с 30 июля на 1 августа 1942 года немцы согнали 67 жителей поселка в одно помещение, сюда же пригнали 97 человек из других близлежащих деревень. Утром всех погнали на окраину села на Кукину гору, где раньше была скотобойня, там была уже вырыта огромная яма. Людям приказали раздеться, пытавшихся бежать – стреляли. А затем партиями по нескольку человек подгоняли к краю ямы и расстреливали. В основном это были женщины, дети, старики. Так расстреляли 164 человека. Три дня шевелился курган смерти, так как было закопано много живых и раненых».

Деревня Влашкино, Баклановского с/с 8 октября 1942 года для сельчан стала адом. Немецкие каратели прибыли в деревню, собрали всех мирных жителей 110 человек и погнали в ров деревни Крутели, около реки Пятная. Туда же согнали жителей деревень Плай, Николец, Алексино, Иванючи. Мужчин заставили вырыть яму . Всех людей расстреляли, маленьких детей кидали в яму живыми, сломав им позвоночник. В этом рву было убито около 500 мирных жителей. Деревни сожгли.

В д. Колодезки, Рудновский с/с Темкинский район 8 марта 1943г гитлеровцы собрали жителей в один дом, заминировали и взорвали, погибло 95 человек, выбиравшихся из под завалов, расстреливали.

Из акта №187 о зверствах гитлеровцев в Дорогобужском районе в августе 1942г. «В августе 1942 года было согнано немцами около д. Михайловка 400 человек русского населения из деревень Буяново, Первязь, Ковали, Елча, Коровники и расстреляно партиями по 10 человек

В Ярцевском районе в д. Тереховка, Захолынского с/с 15 февраля 1943 года 75 мирных жителей, гитлеровцы избили до полусмерти, и еще живыми сложили в штабель (женщин и детей), штабель переложили соломой, облили бензином и сожгли.

Д.Залазня и Тимошино Тимошинского с/с. 23 января 1943 года было расстреляно 450 человек, трупы облиты бензином и сожжены, кости сожженных собраны в одно место и взорваны.

В каждом районе Смоленщины совершены кровавые злодеяния в отношении мирных жителей. Немало свидетельских показаний, воспоминаний, чудом оставшихся в живых и своими глазами видевших зверства врагов, очевидцев, хранят архивы.

«Ко времени освобождения области от вражеской оккупации в ней насчитывалось менее 900 тыс. человек населения, или только 40% довоенной численности (перепись 1939 года – 1987,7 тысяч).» Государственный архив Смоленской области (ГАСО) Ф.1630. Оп.1. Св.61. Д367. Л.10-11 об.

Я приведу несколько примеров о численности жителей До… и После….

В 1939 году в Гагаринском районе было 45 653 человека в 1943 году после освобождения осталось 21862; в Демидовском было 47660, осталось – 19 850; в Духовщинском – 49 713, осталось – 15097, Пречистенском районе (упразднен в 1961 году) было 49 556 человек, осталось – 9699 и так во многих районах области. В 1959 году Всесоюзная перепись населения показала, что в Смоленской области живет один миллион двадцать человек. Довоенная численность Смоленщины так и не восстановилась. Был ли случайным геноцид жителей оккупированных территорий? Разумеется – нет. «Из директивы А. Гитлера министру по делам восточных территорий А. Розенбергуо введении в действие Генерального плана «Ост»(23 июля 1942 г.) …Славяне должны работать на нас, а в случае, если они нам больше не нужны, пусть умирают. Прививки и охрана здоровья для них излишни. Славянская плодовитость нежелательна ... образование опасно. Достаточно, если они будут уметь считать до ста... Каждый образованный человек — это наш будущий враг. Следует отбросить все сентиментальные возражения. Нужно управлять этим народом с железной решимостью... Говоря пo-военному, мы должны убивать от трех до четырёх миллионов русских в год…»

Комментарии к этому, думаю, излишни.

Советский воин, освобождая, свои города и деревни видел эти страшные изуверства. Каким же нужно обладать мужеством и силой духа, чтобы зажать свою боль, справиться с ней. Таков был советский солдат. И вот он пришел в логово врага, и …не стал мстить ему подобным образом. Он сломал хребет коричневой чуме фашизма в форме гитлеровского вояки. И, сейчас, когда фальсификаторы истории пытаются все извратить, пусть знают, что мы ничего не забыли. Мы все помним…

Евгения Пришлецова


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"