На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Статьи  
Версия для печати

Господь поругаем не бывает

17 июля - день убиения Святых Царственных Мучеников

Фотография, подаренная по приезде цесаревичем музею Общества изучения Амурского края "Вторник. Серое утро, позднее вышло милое солнышко", — так начинается запись царицы Александры Федоровны о 16 июля 1918 года. Тогда, как и сегодня, тоже был вторник. Тогда, как и сегодня, стояло лето, в пять часов утра наступил рассвет, запели птицы, потом ожили голоса людей... Но это было последнее утро русского государя и его семьи. Наступил последний день их жизни.

День как день. Заботы о простуженном царевиче Алексее. Прогулки. Традиционное чтение вслух — читали книги пророков Амоса и Авдия. Коротали время за разговорами. Ужинали. В 10 часов вечера пошли спать, потому что так было испокон века принято у русских государей — вечером ложиться в 10, а утром вставать в 5. Летом это особенно хорошо — совпадает с рассветом и закатом.

Но только завтрашнего утра им уже увидеть было не суждено.

Кажется, страсти вокруг канонизации царственных мучеников и захоронения их мнимых останков улеглись. В народе стали привыкать к государевым иконам, к тому, что это не "Николашка кровавый", а "Святой царь-мученик Николай-страстотерпец". И все же, в сознании подавляющего большинства русских людей до сих пор остается мнение о Николае Александровиче как о слабохарактерном человеке, который в общем-то, мол, "положа руку на сердце, и заслужил свою печальную участь".

Вспомним, с каким восторгом в 80-е годы наши читатели воспринимали авантюрный роман Валентина Пикуля "Нечистая сила" (он тогда впервые появился под названием "У последней черты"). И как давились в очередях наши зрители, чтобы попасть на еще более кощунственный и смрадный фильм Элема Климова "Агония", в котором актер Ромашин "талантливо" изображал государя как полупридурка и пьянчужку. А потом вдруг — нате вам, этого Николашку собираются канонизировать как святого. "Каво-о-о? Чиво-о-о? Совсем сдурели!.. Во куда докатились со своей перестройкой!"

Русский писатель Валентин Саввич Пикуль прославился как превосходный мастер романов о русском флоте, такими как "Океанский патруль", "Моонзунд", "Реквием каравану PQ-17", "Крейсера". Но бес попутал его сочинить этот лживый и клеветнический роман о Николае II и Григории Распутине. Зачем? Непонятно. Зная, например, что шрам на голове у Николая остался со времен его поездки в Японию, где на русского царя напал с саблей излишне рьяный самурай, Пикуль сочинил сцену, в которой юный Николай мочится в православном сербском храме и за это получает заслуженный удар саблей по голове от сербского полицейского. И таких примеров в романе Пикуля пруд пруди. Это тем более обидно, поскольку Валентин Саввич был поистине замечательным писателем и патриотом нашей Родины! — Увы, но таково было безбожное время.

Так запечатлел прибытие будущего монарха во Владивосток художник Н.Н. Каразин в книге «Путешествие наследника цесаревича на Восток». Не прошло и двух с половиной лет, как 2 сентября 1893 года в торжественной обстановке было открыто движение поездов до Никольска Уссурийского. В сентябре 1897 года поезда уже шли до Хабаровска. И вот — странное, мистическое совпадение. 1990 год. В России идут жаркие споры о государе Николае Александровиче — кто он, слабовольный грешник или святой. 13 июля Пикуль празднует свое 62-летие. Через три дня, 16 июля он весь день чувствует себя неважно, а в ночь с 16-го на 17-е, именно в годовщину ночи расстрела царской семьи, Валентин Саввич умирает от сердечного приступа. Что это? Знамение? Если да, то знамение - чего? Того, что Николай призвал его на суд, или того, что царь простил писателя?..

Русский кинорежиссер Элем Германович Климов прославился фильмами "Добро пожаловать или посторонним вход воспрещен" и "Похождения зубного врача". И та, и другая картина — несомненные шедевры великого русского кинематографа. Но вот он снимает свой страшный фильм "Агония", и после него кончается как художник. Бездарный фильм "Иди и смотри" в народе высмеяли: "Купил билет, так сиди и смотри!" После него Климов полностью перешел к организаторской деятельности, затеял "революционный" Пятый съезд кинематографистов в мае 1986 года, возглавлял Союз кинематографистов СССР, получал призы и премии, но до сих пор мы с удовольствием смотрим его ранние фильмы и вздыхаем: "Как прекрасно начинал!" Артист Ромашин не так давно погиб ужасной смертью, другой актер, Петренко, сыгравший роль старца Григория Распутина, считает себя православным христианином и при этом дико гордится своей омерзительной ролью в фильме "Агония", вряд ли задумываясь о судьбе Пикуля.

Кандидат физико-математических наук Борис Немцов умеет хорошо одеваться, прекрасно владеет английским языком и имеет орден "За заслуги перед Отечеством". Летом 1998 года он занимал пост вице-премьера в правительстве Сергея Кириенко. Ему "посчастливилось" возглавить комиссию по захоронению так называемых "царских останков", обнаруженных в Ганиной яме под Екатеринбургом. Отмечалась восьмидесятилетняя годовщина злодейской расправы над императорской семьей, и тогдашнее правительство России торопилось во что бы то ни стало "отметиться". Спешно созданные экспертные комиссии объявлялись самыми что ни на есть авторитетнейшими. Все было на мази, за исключением одного существенного препятствия — мнения Патриарха Алексия II, на которое можно было бы и махнуть рукой, если бы не возросший авторитет Русской Православной Церкви.

А Патриарх оказался несговорчивым. На все доводы комиссии по захоронению, у него появлялись свои доводы. Наконец, 9 июня 1998 года Священный Синод издал "Послание Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Священного Синода Русской Православной Церкви к 80-летию убиения Императора". В нем говорилось: "В этот день мы призываем и благословляем архипастырей и пастырей нашей Святой Церкви совершить панихиды с поминовением убиенных Императора Николая II, супруги его Императрицы Александры, их чад - Ольги, Марии, Татианы, Анастасии, Алексия, их слуг и всех, в годину лютых гонений за веру Христову умученных и убиенных, их же имена ведает Сам Господь.

Призывая к этому, мы глубоко сожалеем о том, что скорбная годовщина убиения Государя и его семьи омрачена ожесточенными спорами вокруг вопроса об останках, найденных под Екатеринбургом.

В этот же день, 17 июля, в Санкт-Петербурге, в соборе святых апостолов Петра и Павла, эти останки будут захоронены. По заключению Государственной комиссии, они были идентифицированы с останками Царской семьи. Как известно, решение комиссии, вызвало двоякую реакцию в нашем обществе и в Церкви. Наравне с теми, кто доверяет выводам комиссии, существуют и те, кто эти выводы не принимает. Суждение церковной и светской общественности оказалось разделенным, причем разделение носит явно конфронтационный, болезненный характер. В этой ситуации Священноначалие, имеющее своим долгом заботу о единстве Церкви и содействие гражданскому миру и согласию, самой логикой возникшего конфликта призывает к тому, чтобы воздержаться от поддержки той или иной точки зрения".

После выхода этого постановления давление на Патриарха продолжалось. Правительство уже нацелилось на грандиозное шоу с участием и президента, и Патриарха, и потомков русской императорской фамилии, и всевозможной мировой общественности. Несговорчивый Алексий II сбивал все карты. Возглавляемая Немцовым комиссия была вне себя от негодования. Несмотря ни на что, непосредственно накануне ожидаемого события, 14 июля, Святейший выступил перед гражданами страны с телеобращением. В нем он повторил все, что говорилось в Послании от 9 июня, но также добавил: "Не вдаваясь в дискуссию о принадлежности этих останков и скорбя о том, что они до сих пор не погребены, Церковь предложила захоронить их в символической могиле-памятнике. Этим был бы выполнен нравственный долг перед миллионами невинно-убиенных, в том числе и перед Царской семьей. Что же касается идентификации данных останков, то время все поставит на свои места, когда уйдут в сторону иные интересы, не имеющие прямого отношения к поиску исторической истины. К сожалению, на другой день после заседания Священного Синода, предложившего такой путь решения вопроса, Правительство постановило захоронить "екатеринбургские останки" 17 июля как Царские".

Итак, махнуть рукой на авторитет Православной Церкви и Патриарха всея Руси правительственной комиссии все-таки пришлось! 17 июля 1998 года неизвестные останки были погребены в соборе Петропавловской крепости как царские.

Какие чувства испытывали участники этого мероприятия, зная о решительном и бесповоротном решении Святейшего патриарха? Возможно, что-то и грызло их изнутри. А быть может, и нет. Быть может, многие из них думали: "А! Какая разница!" Особенно, если человек продолжает относиться к личности последнего русского императора так же, как покойный Пикуль и еще здравствущие Климов и Немцов.

Триумфальная арка, построенная на улице Петра Великого во Владивостоке, недалеко от Адмиральской пристани, в честь приезда цесаревича И лишь тем русским людям, кто много читал и знает о государе Николае II не по дешевым книжонкам и злобным фильмам, а по глубоким историческим исследованиям, не все равно, чьи останки покоятся в усыпальнице российских императоров.

Слава Богу, сейчас каждый из нас может составить целую серьезную библиотеку из трудов, посвященных личности Николая Александровича. И в этих трудах уверенно доказывается главное - это был отнюдь не слабовольный и не бесхарактерный царь. Да, не такой, как его отец Александр III, но и не такой, каким его привыкли изображать при советской власти. И не случайно одна из наиболее солидных книг о нем, принадлежащая перу Е.Е. Алферьева, красноречиво называется "Император Николай II как человек сильной воли".

Хватит, господа, выслушивать эмоциональные суждения негодяев! Загляните хотя бы в книгу Б.Л. Бразоля "Царствование императора Николая II в цифрах и фактах". И попробуйте опровергнуть эти цифры и эти факты!

Сегодня такой же июльский вторник, каким был последний день нашего последнего царя. И нам не грех вспомнить хотя вкратце его биографию.

Николай Александрович родился 6(18) мая 1868 года. Как и положено, через две недели он был крещен. В семь лет получил чин прапорщика. В тот день, когда ему исполнилось двенадцать, он был повышен в звании до подпоручика. В 1881 году манифестом императора Александра III он объявлен наследником престола, и тогда же назначен атаманом всех казачьих войск. В 16 лет в Георгиевском зале Зимнего дворца принял воинскую присягу. Через три года произведен в штабс-капитаны. Затем стал членом Государственного Совета и Кабинета Министров.

Думая о своем будущем царствовании, Николай видел обширнейшее поле деятельности в Сибири, на Дальнем Востоке, в Восточной Азии. Он предпринимает путешествие по этим регионам мира, продолжавшееся почти год. Во время путешествия произведен в капитаны, а по возвращении он первым делом возглавил Особый комитет помощи нуждающимся в местностях, пострадавших от неурожая.

В 1892 году Николай Александрович произведен в полковники, и вскоре его назначили командующим Первым батальоном лейб-гвардии Преображенского полка.

14 января 1893 года будущий император назначен председателем Комитета Сибирской железной дороги. Началось строительство Транссиба — дороги, которой он посвятил большую часть своей жизни. Именно благодаря его настойчивости к берегам Тихого океана через всю Сибирь протянулась стальная магистраль, величайшая железная река мира, не имеющая аналогов в мире. Такие великие свершения, как Транссиб, в эпоху слабых государей не осуществляются!

За Транссиб Николаю II можно было бы присвоить почетнейшее звание "царь-железнодорожник".

В 26 лет он тяжело пережил кончину любимого отца, вступил на престол и сочетался браком с принцессой Алисой Гессенской, которая, приняв Православие, стала Александрой Федоровной. Им суждена была счастливейшая совместная жизнь. Им суждено было впервые в русской истории стать царем и царицей, которые умерли в один и тот же час, в один и тот же миг, вместе со всеми своими детьми.

В 1898 году император Николай обратился ко всему мировому сообществу с призывом остановить гонку вооружений. Он был первым миротворцем всемирного масштаба.

При этом он помнил латинскую поговорку "Хочешь мира — готовься к войне". Будучи человеком военного склада, государь делал все для создания мощных вооруженных сил. Он прекрасно усвоил завет своего отца: "Помни, у России есть только два союзника — это ее армия и флот".

За это его ненавидели все сильнее год от года. Враги назвали его кровавым. После Ходынки, в трагедии которой он нисколько не был виноват, и после Кровавого воскресенья 9 января 1905 года, когда он и в Петербурге-то отсутствовал. Не в силах противостоять всеобщему безумию, охватившему русское общество под влиянием врагов России, он вынужден был идти на реформы - отменил традицию ссылать в Сибирь бунтовщиков, утвердил новую редакцию свода Российских законов, согласился с учреждением института Государственной Думы.

Николай II явил собой образец православного христианина и любящего отца семейства. При нем произошло прославление Преподобного Серафима Саровского, у которого есть пророчество: "Тот царь, который меня прославит, мною же будет прославлен". Это пророчество сбылось в наши дни, когда вослед за новым прославлением Серафима Саровского произошло и прославление в лике святых царя-мученика Николая.

Государь прошел свой крестный путь вместе с самыми близкими своими — любимой и любящей супругой, ненаглядными царевнами и милым болезненным царевичем. Подобно Христу, который, зная о том, что его замышляют убить, не прятался, Николай II тоже не воспользовался возможностями бежать за границу. Хотя бы в Англию, где его ждали близкие родственники. К тому же, с 1908 года он являлся адмиралом британского флота.

По-новому сейчас переосмысляется и личность старца Григория Распутина. Появились книги, снимающие гигантские напластования клеветы, накопившейся за многие годы. Хотя, нужно помнить, что главную и окончательную оценку этой личности может дать только Русская Православная Церковь, и не напрасно Святейший Патриарх грозно предостерег излишних ревнителей от преждевременных решений и призывов.

Любя Родину, любя русскую историю, Николай II устроил пышные празднования по случаю 300-летия Дома Романовых. И воспользовался ими для воскрешения древних, допетровских традиций Руси. Тогда же во всем — в архитектуре, в живописи, в скульптуре, в одежде — стал утверждаться русский стиль, который, конечно же, злопыхателями был назван "псевдорусским".

Крестный ход у Успенского собора в мае 1891 года, когда Владивосток посетил его высочество цесаревич Николай, наследник российской короны. Он возвращался из приятного, но утомительного, а порой - как в Японии, где его чуть не убили, -- и опасного, почти кругосветного путешествия по странам Востока. Первым городом при его возвращении стал Владивосток. Во время Первой мировой войны император воспользовался антигерманскими настроениями и переименовал Санкт-Петербург в Петроград. Тщательное изучение истории этой войны приводит к выводам о том, что в 1917 году, если бы не революция, Россия должна была одержать полную победу. Это признавали и лютые враги России, такие, например, как Уинстон Черчилль, который писал, что революция подкосила Россию на пороге великой славы. Готовясь к победе над Германией и Австро-Венгрией, военное ведомство пошило новые обмундирования, в которых сквозил опять-таки "псевдорусский", то есть — русский, стиль. Шинели, скроенные на манер древнерусских воинских одеяний, потом достались Красной армии, а головные уборы, по виду напоминающие древние русские шлемы, прославились как "буденовки".

Царствование Николая II — одна из самых ярких страниц русской истории, на которой мы читаем торжественные и горестные письмена, полные славы и позора, чести и бесчестья, верности и предательства.

Потомки отплатили своему великому государю черной неблагодарностью. Сейчас мы только начали свой сердечный путь к осмыслению этой светлой личности. Еще выходят в свет поганые книжонки, продолжающие традицию клеветы на царя, прославленного Русской Церковью. Еще находятся мерзавцы, способные взорвать памятник, поставленный замечательным скульптором Клыковым. Но постепенно народ русский начинает выбираться из тьмы невежества. В Свердловске гордились тем, что здесь была расстреляна царская семья. Сейчас в Екатеринбург стекаются тысячи паломников, чтобы приложиться к Русской Голгофе. И в этом — залог нашего будущего.

"Вторник. Серое утро, позднее вышло милое солнышко"...

Александр Сегень


 
Ссылки по теме:
 

  • Царь-мученик Николай II
  • Главное событие в истории Русской Церкви. Беседа с игуменом Дамаскиным (Орловским)
  • На Пасху Русской Православной Церкви. Беседа с игуменом Дамаскиным (Орловским)

  •  
    Поиск Искомое.ru

    Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"