На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Статьи  
Версия для печати

Позабытый подвиг

28 часов в осаждённом танке. Поиск

Острогожско-Россошанская наступательная операция войск Воронежского фронта, проводившаяся с 13 по 27 января 1943 года, на сегодняшний день представляется достаточно полно и детально изученной.i Тем не менее, в ней остаются неизвестные страницы и позабытые подвиги.
Так, отдавая дань памяти воинам-освободителям, жители Россошанского района Воронежской области особо и заслуженно чествуют танкистов. В первую очередь Героев Советского Союза – Ивана Епифановича Алексеева и Ивана Федосеевича Лубянецкого. А вот третий Герой – Фёдор Семёнович Кобец непростительно оказался в забвении. А ведь он прошёл всю войну и остался в живых. Мог бы, наверняка, многое вспомнить и рассказать… 
Подвиг под Россошью Фёдор Кобец совершил в должности старшего лейтенанта, командира танковой роты КВ 379-го танкового батальона 173-й танковой бригады 3-й танковой армии Воронежского фронта.
Он родился 17 февраля 1913 года в селе Мошорино (ныне Знаменского района Кировоградской области Украины). В Красную Армию был призван в 1935 года. К тому времени уже окончил школу-семилетку в родном селе. Поработал слесарем. 
В 1939 году прошёл курсы младших лейтенантов. Великую Отечественную войну встретил на Юго-Западном фронте. Давал отпор фашистам с первых же дней войны.[ii]
Воевал в составе 40-й танковой дивизии. Эта дивизия дислоцировалась в Житомире. Совершив трёхсоткилометровый марш, 24 июня дивизия вступила в бой западнее Ровно. Воины дивизии пытались остановить наступление 13-й немецкой танковой дивизии. В этих встречных боях несли большие потери и вынуждены были отступать. В неразберихе и катастрофах первых месяцев войны Ф.С. Кобец ошибочно попал в число погибших 17 августа 1941 года и был исключён из списков Красной Армии. В документе он значится как командир взвода 79-го танкового полка 40-й танковой дивизии.[iii] 
Уже после войны – 24 апреля 1954 года статью приказа о его исключении отменили, указав, что «фактически он остался в живых и в настоящее время проходит службу в кадрах Советской Армии».[iv]
А в апреле 1942 года Кобец был командирован в тыл на железнодорожную станцию Качалино Сталинградской области. Здесь формировалась 173-я танковая бригада под началом опытного генерал-лейтенанта танковых войск В.А. Мишулина. 
Василий Александрович Мишулин стал Героем Советского Союза 24 июля 1941 года, на 33-й день войны. Одновременно он из полковника сразу шагнул в генерал-лейтенанты танковых войск, минуя звание генерал-майор. В армейской практике так обычно не бывает. Корреспонденты «Красной звезды» выяснили, что текст телеграммы в Ставку первоначально выглядел так: «Прошу присвоить командиру 57-й танковой дивизии звание генерала. Генерал-лейтенант Ерёменко». А телеграфистка при передаче этого документа опустила слово «генерала» и не там, где надо, поставила точку. В Ставку ВГК телеграмма поступила в таком виде: «Прошу присвоить командиру 57-й танковой дивизии звание генерал-лейтенант. Ерёменко». Позже о допущенной ошибке доложили И.В. Сталину. «Верховный ничего не сказал в ответ, только улыбнулся. Значит, так тому и быть. Задний ход в подобных случаях давать не положено».[v]
В декабре 1942 года бригада В.А. Мишулина вошла в состав 3-й танковой армии будущего маршала П.С. Рыбалко. Именно танкисты должны были решить судьбу предстоящей Острогожско-Россошанской операции.
Эшелоны с танками выгружали вдали от линии фронта в воронежской глубинке на станциях Таловая, Бутурлиновка, Калач, но - в декабрьские сугробы. Вдобавок, территорию контролировала вражеская авиация с аэродромов Россоши, Гартмашевки, Чертково, Миллерово. Ночные марши танковых соединений в район сосредоточения проходили в тяжёлых условиях: «со станций выгрузки танки шли около двухсот километров до Кантемировки своим ходом отдельными подразделениями почти без технической помощи, т.к. основные ремонтные средства армии ещё находились в пути по железной дороге. Танкам пришлось совершать марш по пересечённой местности по тяжёлым, заснеженным дорогам или почти по бездорожью в сильный мороз».[vi] Как бы там ни было, хоть в дороге без потерь не обошлось, под Кантемировкой скрытно сумели сосредоточить к 14 января 1943 г. – 306 танков, из них 160 уже знаменитых «тридцатьчетвёрок».[vii]
Танкисты 173-й бригады взломали вражескую линию обороны у степного хуторка Новая Кочевань, ныне исчезнувшего с карты Кантемировского района. На острие главного удара находилась и рота Кобца. «Танковая рота в составе четырёх тяжёлых танков под командованием старшего лейтенанта Фёдора Семёновича Кобца вступила в бой южнее Россоши. Рота наносила удар по противнику с фронта, но атака не удалась из-за сильной противотанковой обороны врага. Тогда командир роты Кобец два тяжёлых танка спустил в глубокий, крутой овраг, и по оврагу машины вышли в тыл противника и открыли огонь. У гитлеровцев поднялась паника. Наши танки смяли пехоту, несколько огневых точек и батарею врага. Прорыв был осуществлен без потерь».[viii] В прорыв лавиной пошла пехота 180-й стрелковой дивизии и 37-й отдельной стрелковой бригады. 
После освобождения железнодорожных станций Пасеково, Митрофановка рота Ф.С. Кобца удачно переправилась через речку Чёрная Калитва. Огибая Россошь с восточной стороны, а затем с севера, освобождая район птицефабрики, танкисты остановили и огнём вынудили отступавших с Дона итальянцев альпийского корпуса свернуть с накатанного пути в глубокие степные снега.[ix]
Действовали смело и решительно. У хутора Иванченково экипаж ротного «уничтожил лично 650 солдат и офицеров, 4 пушки, 48 автомашин, 15 повозок и обеспечил взятие 400 фашистов в плен».
Отчаянные попытки вырваться из «донского котла», предпринятые фашистами у села Новопостояловка, тоже выпало пресечь танкистам Фёдора Семёновича. Вот краткое и конкретное изложение подвига и заслуг офицера в наградном листе от 27 января 1943 года: «Тов. Кобец Ф.С., участвующий в боях за Родину на Воронежском фронте, как командир танковой роты, показал себя храбрым воином. В бою под населённым пунктом Новопостояловка на своём танке врезался в боевые порядки врага и давил его огнём и гусеницами. Танк был подбит и окружён. В окружении находился 28 часов. Противник машину поджигал соломой. Солома прогорала, но танк стоял. Противник ломом сорвал лючок сигнализации и в отверстие бросил пять гранат. Кобец получил тяжёлое ранение, но танк не сдал. Подошедшими войсками танк и экипаж были спасены.
Достоин высшей правительственной награды – звания «Герой Советского Союза».[x
]Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий на фронте борьбы с немецко-итальянскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм старшему лейтенанту Ф.С. Кобцу было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 1085).
В осаждённом танке у Новопостояловки рядом с командиром находились его боевые товарищи. 
Старший сержант, радист Алексей Васильевич Герасимов, 1922 года рождения, призванный из Тумановского района Смоленской области. Строки из наградного листа дополняют картину того страшного боя: «…Беспрерывно поддерживал радиосвязь, находясь в окружении. Его позывные оборвались через 18 часов, только когда вышла из строя рация. Достоин правительственной награды - ордена Красная Звезда».[xi]
Младший сержант, механик-водитель, комсомолец Николай Антонович Савченко, 1923 года рождения. Уроженец Херсонского района Николаевской области. В его наградном листе читаем: «…был механиком-водителем Т-70 – командира 2-й роты старшего лейтенанта Николая Фёдоровича Щух. Уничтожили до 250 фашистов, 15 пулемётов, 6 «гнёзд» с противотанковыми ружьями. Из своего сгоревшего танка перешёл в экипаж КВ командира 1-й роты заряжающим». Когда под натиском советской пехоты враг отступил от окружённого танка, механик-водитель и радист вынесли с поля боя раненого командира. «Достоин правительственной награды - ордена Красная Звезда».[xii] Документы позволяют прояснить судьбу Н.А. Савченко. Он погиб в бою 20 августа 1943 года. Был похоронен в селе Боровое Змеевского района Харьковской области.[xiii]
Герой Советского Союза Фёдор Кобец из госпиталя снова ушёл в бой. До Победы. 
За участие в Никопольско-Криворожской наступательной операции, проводившейся с 30 января по 29 февраля 1944 года, получил ещё две награды. Гвардии старший лейтенант воевал в составе 28-го отдельного гвардейского танкового полка прорыва 46-й армии 3-го Украинского фронта.
Отдельные танковые полки прорыва были особыми подразделениями. Укомплектованные, как правило, тяжёлыми танками, они придавались войскам как средство усиления для взлома обороны противника. В боях за населённые пункты танковые полки прорыва, действуя совместно со стрелковыми подразделениями, овладевали ими, главным образом, с ходу, чтобы не дать возможности противнику организовать оборону. По выполнении боевой задачи тяжёлые танки сосредоточивались для отражения возможных контратак противника. 
3 марта 1944 года Ф.С. Кобец был награждён орденом Красного Знамени. Из наградного листа Героя: «В бою 31 января, 1 и 2 февраля 1944 г. ротой Ф.С. Кобца на поле боя уничтожено 2 самоходных артиллерийских установки, 6 орудий разного калибра, 7 автомашин с военными грузами, разрушено 5 блиндажей с пехотой противника и до роты пехоты противника». 31 января 1944 г. в бою за деревню Константиновка Днепропетровской области «лично товарищ Кобец уничтожил 2 орудия разного калибра, 1 блиндаж, 2 повозки. 1 февраля 1944 г. в бою за деревню Ново-Подольск уничтожил 1 самоходную артиллерийскую установку, 2 блиндажа с пехотой противника, 2 автомашины с военными грузами и до отделения пехоты противника».[xiv] 
23 февраля 1944 года гвардии старший лейтенант Ф.С. Кобец был награждён орденом Отечественной войны I-й степени за то, что «при наступлении на хутор Червонный у Кривого Рога 10 февраля 1944 г. умело маневрировал ротой на поле боя. В этом бою рота уничтожила 1 танк, 2 орудия разного калибра, были разрушены 3 блиндажа с пехотой противника. 12 февраля 1944 г. при отражении контратаки танков противника огнем роты было уничтожено 5 самоходных установок, 2 орудия разного калибра, 5 блиндажей с пехотой противника. Лично сам товарищ Кобец уничтожил 2 самоходные артиллерийские установки, 3 огневых точки, разрушил блиндаж противника и подбил 2 самоходные установки».[xv] 
Необходимо отметить, что наступление советских войск развивалось в условиях оттепельного бездорожья. Как вспоминал маршал А.М. Василевский: «Много я повидал на своем веку распутиц. Но такой грязи и такого бездорожья, как зимой и весной 1944 года, не встречал ни раньше, ни позже».[xvi] Застревали даже тракторы и тягачи. Артиллеристам приходилось буквально тащить пушки на себе. Местное население помогало бойцам переносить на руках снаряды и ящики с боеприпасами от позиции к позиции на десятки километров. Но и враг страдал от распутицы и вынужден был, отступая, бросать часть своего вооружения. 
На одном из наградных листов Ф.С. Кобца карандашом значится приписка: «Получил тяжёлое ранение 22 февраля 1944 г. в Кривом Роге».[xvii]
Генерал-майор В.Д. Русецкий отмечал, что из-за этого ранения Герою-танкисту ампутировали ногу.[xviii] 
В украинском варианте электронной «википедии» предлагается иная версия его судьбы. Фёдору Кобцу ампутировали ногу уже после боя под Россошью из-за ранения, полученного в осаждённом танке. Но, несмотря на это, – он через четыре месяца вновь вернулся в строй.[xix] Если это так, то Ф.С. Кобец, так же, как и легендарный летчик А.П. Маресьев, - пример несгибаемой воли, мужества и жизнелюбия.
После войны Фёдор Семёнович Кобец продолжал служить в армии. С 1960 г. – вышел в запас, а затем – в отставку. Жил в Москве. Завершил свой земной путь в 1986 году. Был похоронен на Ваганьковском кладбище. Возможно, в Москве живут дети и внуки Героя. Возможно, им в руки попадёт мой рассказ. Хотелось, чтобы они откликнулись, поведали о послевоенной жизни Фёдора Семёновича.

Татьяна Малютина, доцент Воронежского государственного аграрного университета


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"