На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Славянское братство  
Версия для печати

Славяне. Объединение или гибель

Отвечая на один из вопросов Валентина Распутина

Тема нашего разговора — жизненная необходимость созда­ния органического культурно-политического, военного и эконо­мического союза славянских народов, способных избрать соб­ственный, самобытный путь развития, который в ходе освобо­ждения разобьет угрожающие обручи "нового мирового поряд­ка", заслоняющие горизонты человеческой миссии на данной арене универсума и низводящие человека до положения эконо­мического животного. Здесь речь пойдет о возможностях сла­вянского ответа на вызов мамоно-масонского "нового мирового порядка", о потенциальных возможностях славянских народов и их идеальной общности, открывающей перспективы нового, возрожденческого цикла Европы по ту сторону "сумрака За­пада", в преддверии все более очевидного и скорого конца "со­временного мира иллюзий" (Рене Генон), то есть гибели этой уродливой и растлевающей ростовщической псевдоцивилиза­ции и соответствующей антикультуры.

Прежде всего мы должны оценить свое теперешнее состоя­ние и энергию, которой располагаем. Мы живем среди руин системы квазикоммунизма, который является дебильным бра­том (а не врагом) либерального капитализма, появившимся на свет в результате неудавшегося аборта от той же матери — дьявольской экономики, лежащей в основе западной псевдоци­вилизации. Среди этих развалин пробуждаются могучие, года­ми сдерживавшиеся силы, принимающие форму национально-освободительных движений, тяготеющих к воссозданию своих независимых и суверенных государств.

Сознательно или подсознательно, реально или потенциаль­но, все подобные движения и державные устремления славян­ских народов противоречат проектам "нового мирового поряд­ка" и интересам его жрецов. Посему на первых порах их можно считать позитивными явлениями, которые следует поддер­живать всюду, где это не угрожает славянскому единству. К сожалению, система, доставшаяся в наследство от квазиком­мунистических режимов и соответствующей антинациональной политики, руководствовавшейся принципом "разделяй и власт­вуй", часто направляет национально-освободительные и государствообразующие движения славянских народов друг про­тив друга, что наносит колоссальный вред идее единства и возможного союза и полностью отвечает интересам "нового мирового порядка", агенты которого уже открыто поощряют и провоцируют братоубийственные войны. Речь идет о столкно­вениях, вызванных произвольностью установленных в свое вре­мя границ и, как следствие этого, жаждой реванша, являю­щейся трагическим отличием времени interregnum-a и начала эпохи посткоммунизма. Повсюду — от развалившейся Юго­славии до разрушенного СССР. Пагубные, часто катастрофи­ческие последствия межнациональных конфликтов дают наижеланные бесплатные аргументы в руки агентов "мондиализма", которые обманывают простаков, поучая, что доброволь­ное подчинение народов всевластию "нового мирового поряд­ка", с отречением от права на свободу, независимость и госу­дарственный и экономический суверенитет, есть единственно разумная и спасительная альтернатива или, по крайней мере, наименьшее зло.

 

Три экзамена национальных движений

Мы подходим к тому месту нашего изложения, когда возни­кает необходимость осветить основные моменты позитивного самоопределения и выбора направления национальным дви­жениям. Исторический опыт свидетельствует, что всякое на­циональное движение всегда и везде, явно и косвенно, сдает три серьезных, располагающихся в строгой иерархической по­следовательности вступительных экзамена, призванных вы­явить его достоинства. Первый и основополагающий вопрос гласит: сулит ли национальное движение благосостояние соб­ственному народу? Главный вопрос второго, более высокого, экзамена: принесет ли национальное движение счастье и бла­госостояние обширной геополитической зоне, то есть и другим народам? И, наконец, важнейший вопрос третьего экзамена: обладает ли национальное движение достоинствами и ценно­стями, волей и энергией, позволяющими с честью участвовать в создании нового культуро-цивилизационного органона и цик­ла? Иначе говоря, национальное движение сдает экзамен на способность преодолеть, если потребуется, собственную огра­ниченность, чтобы затем вместе с другими близкими или род­ственными движениями участвовать в построении общей им­перии.

Нет смысла обосновывать известное правило, по которому даже найблагие намерения не являются достаточно надежной гарантией того, что конкретное национальное движение сдаст первый и самый легкий экзамен. В новейшей истории Европы такие примеры были крайне редки. Но если национальному движению и удавалось преодолеть препятствия первого этапа, оно почти всегда проваливалось на втором. Хорошим приме­ром подобного неуспеха служит великое, сложное и противоре­чивое "Немецкое движение" (Deutsche Bewegung), которое пу­тем возрождения вывело немецкий народ из пропасти военно­го поражения и отчаяния. Однако среди множества его тече­ний и направлений в Германии возобладало лишь одно, при­том самое худшее, — "национал-социалистическое", обреме­ненное роковой ношей национального эгоизма или идиотизма (в древнегреческом понимании этого признака человеческой дебильности) с вытекающей отсюда враждебностью к другим, в первую очередь славянским, народам. В результате в ходе второго испытания немецкий народ не только лишился всех хозяйственных, общественных и культурных успехов, достигну­тых на первой ступени, но и был ввергнут в новую, еще более страшную и глубокую пропасть поражения и катастрофы.

На основе совокупного исторического опыта мы можем за­ключить: наибольшими возможностями для надежного успеха обладают национальные движения, с самого начала открыто и последовательно стремящиеся к вершинам третьей, оконча­тельной проверки ценностей. Уже само желание, способность и готовность к встрече с высшими, самыми трудными испыта­ниями содержит в себе начала тех качеств, которые открыва­ют путь к небывалому подъему, к высочайшим горизонтам са­моутверждения. Итак, наилучшие перспективы развития при­сущи тем национальным движениям, где национальное само­сознание и стремление принести благосостояние собственному народу является лишь отправной точкой, а не конечной целью мобилизации сил и энергии. Впрочем, и сама нация есть не цель, а лишь средство человеческой миссии.

Качественные диапазоны национальных движений на путях отмеченной иерархии прямо пропорциональны магнитудам углубления национального самосознания. Здесь действует "золо­тое правило": чем дальше проникает светлый луч сознания сквозь портьеры традиции и национальной памяти, тем выше взлет духовного самосознания. Следует помнить, что "тради­ция", по определению, означает "передача". Ясно, что тради­ция, как положительный вид деятельности, подразумевает пе­редачу ценностей, заслуживающих многократного воплощения в памяти потомков, то есть вечности. Неотступно следуя за ро­димыми пятнами традиции в направлении прошлого, в идеа­ле — к праисторическим горизонтам, национальное самосоз­нание должно преодолеть свое национальное пространство и время (соответственно, и историю), чтобы в перспективе выйти на дорогу, ведущую к единому, "гиперборейскому" истоку, прародине всех индоевропейских, а следовательно, и славян­ских народов. Национальное самосознание, которое готово и в состоянии пройти подобный путь, неизбежно преодолеет и все собственные ограничения, совладает с искушением раздуть пламя национальных конфликтов и войн.

По закону единства и взаимной связи противоположностей, сей путь самопознания, ведущий к первородному горизонту прошлого, одновременно ведет и к идеальному горизонту буду­щего, к великому исполнению древнейшего желания человече­ского существа — обновлению первобытного единства в новых формах жизни. Именно это изначальное, индоевропейское единство является наиболее надежной основой, вершиной вдохновения и созидательной мощи будущего союза славян­ских народов — ядра, вокруг которого вновь соберутся евро­пейцы по ту сторону "сумрака Запада" после гибели его псев­доцивилизации и антикультуры. Знаменитый призыв вдохно­венного и вдохновляющего своим примером Фридриха Ницше более глубок, чем принято думать: "Взглянем же на лица друг друга — мы гиперборейцы! По ту сторону севера, льда, смер­ти — там наша жизнь, там наша радость!"

Современные славянские народы не являются вечными субстанциями, но возникли в результате разделения единого славянского этноса, в свою очередь вычленившегося из пер­вичного индоевропейского органона в ходе различных истори­ческих процессов: миграционных, завоевательных и т. д. На свеем пути мы сталкивались с разными силами, бросавшими нам вызов, приобретали разнообразный опыт и — как следст­вие этого — индивидуальное своеобразие. Итак, задача состо­ит в том, чтобы возродить славянскую общность, соединив бо­гатство различных опытов, капиталы различных свойств и особенностей. Новые, несравнимо более мощные исторические им­пульсы, чем все доселе испытанные, зовут к великому объеди­нению славянских народов, к соединению мощи и энергии, сил и талантов.

У данной задачи нет альтернативы, ибо сами масштабы вызова, брошенного нам "новым мировым порядком" и агони­зирующей псевдоцивилизацией Запада, требуют объединения славянских народов как единственно возможного достойного ответа в целях самозащиты и противостояния. Если славяне хотят по крайней мере уцелеть, сохранить свою жизнь, они должны объединиться и создать собственный культурно-поли­тический, военный и экономический союз. В противном случае, отвечая разрозненно и неорганизованно на вызовы "нового ми­рового порядка", они будут обречены на гибель и исчезновение с исторической сцены вследствие гигантской несоизмеримости между всепланетными масштабами сил мирового нигилизма и ничтожными возможностями фрагментарного сопротивления. Чтобы добиться экзистенциального, биологического "миниму­ма" существования, славянские народы должны начать совме­стный путь к "максимальным" целям и высочайшим верши­нам метафизического самоутверждения.

А теперь перейдем непосредственно к предмету нашего разговора и сравним природу и возможности "нового мирового порядка" и сил нигилизма с возможностями славянской ответ­ной реакции.

 

Империя достоинства против псевдоимперии ничтожества

О проекте "нового мирового порядка" было официально объявлено во время обращения президента США к мировой общественности по случаю операции "Буря в пустыне". Конеч­но, речь идет об очень старом проекте, который в наиболее сжатой форме представлен масоно-каббалистической символи­кой на однодолларовом банкноте, впервые запущенном в обо­рот в тридцатые годы нынешнего столетия с латинской форму­лой "нового мирового порядка": novus ordo seclorum. Сия над­пись красуется у подножия масонской пирамиды, сложенной из тринадцати кирпичных ярусов и символизирующей единст­во народов мира и соответствующих монет под властью масон­ской обособленной вершины со знаком "Великого Архитектора Вселенной".

Суть же стратегии жрецов "нового мирового порядка" со­крыта в формуле масонской активности: solve — coagula. Как и прочие элементы символизма и доктрины, она была украде­на масонами из сейфов традиционных учений и затем фальси­фицирована и приспособлена для своих целей. Речь идет об алхимической формуле ускорения процессов природы посред­ством искусственного "растворения" (solve) и нового "сгуще­ния" (coagula). Но в отличие от алхимического чуда, которое "растворенный" свинец в конечном счете "коагулирует" в золо­то, как материальный результат метафизического преображе­ния и усовершенствования человека, аналогичное масонское обезьянничанье регулярно приводит к прямо противополож­ным последствиям: к бесплодию вместо плодовитости, к твор­ческому бессилию вместо всемогущества, к помрачению рас­судка вместо просветления ума, к уродству вместо красоты, к смерти вместо жизни, к навозной куче вместо золота... Не слу­чайно вся история осуществления мамоно-масонской утопии, называемой "новый мировой порядок", свидетельствует лишь о непревзойденных, поистине удивительных, если не сказать ужасающих, талантах его "вольных каменщиков" по части крушения и разрушения (или же создания массовых гробниц и искусственных пустынь в масштабах вселенной).

По сути, проект "нового мирового порядка" берет свое нача­ло в салонах, где была подготовлена Французская революция, то есть, основан на смещении естественной шкалы ценностей, в результате чего были сокрушены все преграды на пути осво­божденной стихии экономического демонизма и к власти на­сильно приведено низшее "третье сословие". Эту власть затем быстро узурпировали плутократические силы "третьего сосло­вия", опутавшие мир человека финансово-ростовщическими се­тями шантажа и условностей. С оперативной помощью и при идеологической поддержке спекулятивного масонства "интер­национальный" ростовщический капитал вызвал впоследствии первую мировую войну, а затем Февральскую и Октябрьскую революции — ради уничтожения трех христианских империй, которые до этого упорно и относительно успешно сопротивля­лись всем попыткам завоевания. Из раскромсанных на куски тел европейских христианских империй были созданы государ­ства-нации и гибридные федерации, подобные Югославии и СССР. Используя и провоцируя колониальные амбиции третьего рейха, те же силы вызвали и вторую мировую войну, как вторую фазу установления "нового мирового порядка", с целью    уничтожения    подлинных    государственных    суверенитетов и двусторонней оккупации Европы, которая в резуль­тате лишилась своих колониальных владений, ставших якобы независимыми "развивающимися странами". Разумеется, эти страны лишь поменяли хозяев, превратившись в еще более легкую и желанную добычу неоколониальной эксплуатации при помощи более элегантной — а потому еще более цинич­ной — и неизмеримо более дешевой системы ограбления, име­нуемой долговой экономикой.

Сегодня мы переживаем третью и, несомненно, последнюю фазу насильственного навязывания миру "нового мирового по­рядка", чьи нигилистические процессы solve наносят безжало­стные удары по остаткам государственных и псевдогосударст­венных суверенитетов, чтобы затем из обломков, пыли и пусто­ты замесилась и распространилась по всей планете псевдоим­перия плутократии. Универсальный melting-pot, или горшок для уничтожения этнических различий и создания всеобщего месива под названием "серая раса".

В планируемой провинции "нового мирового порядка", на­званной Европейским сообществом, государства подвергнуты агрессии с двух сторон: с внешней, когда границы оставшихся суверенитетов атакуются с помощью положений Единого евро­пейского акта и последующих договоров об интеграции, и из­нутри — посредством искусственно подстегнутых региональ­ных, автономных и просто откровенно сепаратистских движе­ний. На строительных площадках Европейского сообщества убедительно преобладают агенты "мондиализма", стремящие­ся двойным ударом лишить европейские народы политической независимости. С одной стороны, совершается передача суве­ренитетов из рук государств в руки Европейского сообщества, с другой — формулируются такие правила принятия решений "центром", которые de facto препятствуют его политической активности, поскольку единство осуществляется весьма болез­ненными и уязвимыми средствами. Итак, не последняя цель здесь — остановить процессы интеграции на уровне экономи­ки — в соответствии с потребностями и интересами жрецов "нового мирового порядка" и не дать политической мощи Ев­ропейского сообщества превысить карликовые размеры.

Нигилистические процессы на развалинах СССР были го­раздо более жестокими и очевидными. После развала СССР — на очереди раздел и расчленение России по произ­вольным швам-границам республик и автономных областей, которым агенты "нового мирового порядка" уготовили статус псевдогосударств.

Наблюдая за возведением здания Европейского сообщества и изучая его мамоно-масонские проекты — начиная с идейных решений "крестного отца" сего начинания Жана Моне, дейст­вовавшего за кулисами официальной политики по указке и на средства ростовщической и либерал-капиталистической "но­менклатуры" Вашингтона, — мы можем приобрести весомые аргументы в пользу жизненной необходимости самозащиты, а также и солидный опыт по созданию спасительной альтерна­тивы "сумраку Запада", то есть по восстановлению общности славянских народов. В свете индоевропейской доктрины и практики трехкомпонентной иерархической структуры общест­ва, придерживающегося определенных правил при построении государственных органонов, на строительных площадках и в проектах Европейского сообщества бросается в глаза одна ре­шающая и роковая "ошибка", вернее — нелепость. Историче­ский опыт, с древнейших времен и до Французской револю­ции, свидетельствует, что во все эпохи, на всех пространствах жизнедеятельности индоевропейских культур наиболее совер­шенными и прочными государственными органонами были об­разованные по принципу упомянутой трисоставляющей верти­кали, начинавшейся с вершины, то есть с суверенно-магиче­ской или культурно-политической функции; далее следовали функции защиты и соответствующее аристократическое сосло­вие; а завершали все функции воспроизведения и хозяйствова­ния. Такой иерархической структуре отвечает и хронологиче­ская последовательность актов создания государственных ор­ганонов: первый акт есть формирование культурно-политиче­ского ядра, которое, будучи формативным и информативным центром, притягивает элементы функций защиты, в свою оче­редь привлекающих и кристаллизующих энергию воспроизве­дения и хозяйствования.

"Ошибка", о которой идет речь, с точки зрения европейца, безусловно, является не случайной, но злонамеренной. Вместо того чтобы начать строительство подлинного Европейского со­общества с культурного и политического объединения, как идеальной и наиболее прочной основы экономической интегра­ции, его архитекторы и мастера намеренно начали с обратно­го — с уровня экономики, чтобы с помощью экономической интеграции окончательно заглушить культурную и политиче­скую мощь европейских народов. Что же касается второй, обо­ронной функции, то она так и осталась под непосредственным контролем и управлением НАТО — военного инструмента оси Уолл-стрит — Вашингтон.

Положение, в котором находятся сегодня славянские наро­ды, не допускает предусмотренную поступательность в деле создания великого союза, но требует одновременных реши­тельных усилий в радиусах действия всех функций, тотальной мобилизации всех элементов — от культуры и политики, рели­гии и науки до армейской среды и экономики. В этом всеохва­тывающем движении к осуществлению единства важно посто­янно иметь в виду иерархию функций, то есть примат культу­ры, политики, религии и науки; можно сказать (пользуясь тер­минологией Аристотеля), что они соотносятся с другими сфе­рами так же, как форма с материей. В противном случае сла­вянская общность и при самых благих намерениях обречена быть лишь двойником псевдоимперии ничтожества, в то время как ее целью является создание ценностной альтернативы — империи достоинства. Как известно, дорога в ад вымощена благими намерениями.

"Ошибки", сделанные на стройплощадках и в проектах Ев­ропейского сообщества, лишний раз убеждают нас в том, что общеславянское здание следует возводить на конкретных и прочных фундаментах, каковыми должны стать национальные государства, чьи суверенитеты будут дополнительной внутрен­ней опорой крепостным стенам всеславянского органона по­добно скелету тела или корабельным перекрытиям. Итак, сла­вянский союз нужно создавать как надстройку на существую­щих уже национально-государственных фундаментах, так, что­бы наши народы естественным образом стремились к единст­ву, видя в нем идеальную защиту, а не только проекцию само­бытности, угрожающей раствориться в общем.

Природный союз вместо механистического общества

По всей Европе агенты и пропагандисты "нового мирового порядка" клеймят национальные движения, их стремления к реваншу и державные амбиции, в противовес рекламируя как спасительную альтернативу так называемое "гражданское об­щество" и его псевдогосударство. Речь идет уже об открытом провозглашении конечной цели нигилистического solve в об­ласти пресловутых "общественных отношений": разрушение общества до его мельчайшей, неделимой частицы — изолиро­ванного, оторванного от коллектива индивидуума, который, подвергшись  подобному  отчуждению,  становится   абсолютно одиноким в "одинокой толпе" и, соответственно, легкой добы­чей условностей и недочеловеческого перевоспитания.

Механическая природа современного общества являет со­бой полную противоположность традиционной органической общности. Тенденции столь прославляемого "общественного развития", откровенно регрессивные, ведут — с каждым днем это становится все более очевидным — к новому, но на сей раз старческому варварству. Цель этой преступной широко­масштабной акции следующая: лишить и без того уже больное и вывернутое наизнанку общество остатков естественных свя­зей и человеческой солидарности. Одновременно деструктив­ные силы уничтожают и государство, которое постепенно ут­рачивает не только суверенитет, но и элементарные обязанно­сти, полномочия и ответственность. Сегодня уже совсем оче­видно, что "вольные каменщики", сооружающие "мондиалист-скую" гробницу для человеческого фактора, стремятся свести государство к некоей разновидности общественного сервиса и средству контроля над искусственно разжигаемой тотальной войной, которую ведет общество в целом против интересов от­дельной личности. Речь идет о логической последовательности мер по превращению человека в экономическое животное, ко­гда все качества, не укладывающиеся в заданные рамки, ста­новятся не только лишними, но и нежелательными и даже по­падают под запрет. Мы являемся свидетелями и жертвами всемирного процесса нигилизма, повсеместно и беспрепятст­венно убивающего в человеке Бога, то есть его божественную природу, платоновское nous, ум, просветленный Небом; то, что позволяет нам перемещаться по вертикали, мыслить и меч­тать.

В связи с гонениями на духовность, культуру, этнические и этические добродетели и достоинства человека на великих фо­румах мирового "сверхправительства", в частности на сессиях ООН, запрещено даже упоминать, а тем более заявлять о правах наций, ибо подобные требования противоречат проек­там, планирующим загнать человека в собачью конуру, где он имел бы право лишь лаять или — что гораздо больше отвеча­ло бы желанию его мучителей — скулить.

Когда мессиански поданная, но совершенно абстрактная риторика "мондиалистов", сопровождаемая информативным шумом и ревом в защиту "прав человека", находящихся якобы под угрозой, перешла в разряд конкретных требований, выяс­нилось, что речь идет главным образом о праве на коррупцию и праве на разрушение последних преград на пути "нового мирового порядка : от права гомосексуалистов на 'власть пе­дерастов" (gay power) и права крупнейших корпораций-отра­вителей на пропаганду и распространение наркотиков и гал­люциногенов до права определенных нацменьшинств на сепа­ратизм. Все эти громогласные выступления в пользу аффир-мации вышеназванных "прав человека" ставят перед собой вполне конкретную цель: одурачить простаков, увести уже кретинизированные массы "всепланетной деревни" в сторону от настоящих и позитивных свобод, от проблем национальных государств и традиционных культур, от права на человечность и достоинство и т. д.

Речь идет об уже упомянутом нами смещении естественной шкалы ценностей и величин: низшее становится высшим, а высшее подпадает под его власть; малое ущемляет великое; частные интересы господствуют над общими, партикуля­ризм — над целостностью. Извращенное провозглашается об­разцом, а естественное подается как аномалия; болезненное получает привилегии, а здоровое карается и подвергается го­нениям.

В то время как я пишу эти строки, за кулисами Совета Безопасности ООН идет ожесточенная борьба за преобразова­ние этой организации в главное средство интервенции комис­саров "нового мирового порядка" всюду, где это будет необхо­димо для "защиты прав человека". Согласно задуманному сценарию, первое и последнее слово здесь должно принадле­жать закулисным жрецам "мондиализма". Это — всего лишь один из бесчисленных примеров, вскрывающих подлинную, то­талитарную и неорабовладельческую природу "свободного ми­ра". Косые лучи "сумрака Запада" выдают лживый смысл ос­новных его принципов: от триады "свобода, братство и равен­ство" — до "международного права" и "демократии".

Сегодня славянским народам вновь грозит порабощение. Опасность этой угрозы возрастает в связи с обезоруженностью славян, неготовностью оказать должное сопротивление новым формам эксплуатации. Во всех славянских государствах или псевдогосударствах в течение XX столетия у власти находи­лись преступники-инородцы и "интернационально" ориентиро­ванные псевдоэлиты, всегда и везде готовые предать и про­дать народные интересы. В условиях посткоммунизма эти псевдоэлиты лишь сменили рекламные вывески и лозунги на фасаде своей власти, равно как и идеологические ширмы, скрывающие насилие и злоупотребления со стороны ее пред­ставителей. В отличие от квазикоммунистической ила подлинно социалистической идеологии, которая требовала от псевдо­элиты некоторой осторожности при проведении своих опера­ций, идеология либерального капитализма оправдывает и обеспечивает откровенное, неприкрытое торжество грабитель­ских инстинктов. Сейчас даже простакам ясно: вчерашний "интернационализм" был лишь разновидностью "мондиализ-ма", чью идеологию сегодняшние власти предержащие испове­дуют без зазрения совести. Самый страшный груз пришелся на плечи русского народа, ибо здесь инородческие и откровен­но русофобские силы захватили уже все ключевые посты, во­зобладали во всех коридорах власти. Впечатление безнадеж­ности усиливается еще больше, когда убеждаешься, что и главные медиумы общественных коммуникаций, то есть произ­водители "общественного мнения" находятся под непосредст­венным контролем русофобов.

И все-таки все надежды надо возложить именно на эту без­надежность, которая требует предельно гибких чрезвычайных и радикальных мер по спасению России. От успеха или неус­пеха освободительного движения патриотических сил России зависит судьба не только славянских народов и славянской общности, но и всего мира. Если говорить словами поэта Джо­на Донна, сегодня здесь решается, станет ля человек меньше муравья или чуть больше, чем человек...

Анализируя нынешнее состояние полного безвластия и подавленности русского народа в условиях посткоммунизма, мы
видим один-единственный магистральный путь к спасению и
возрождению. Это путь освободительных атак объединенных
патриотических сил, которые должны мобилизовать всю имеющуюся в их распоряжении энергию, все факторы, начиная со сферы духовной и культурной и заканчивая армейской средой, вернее — ее здоровым ядром, сохранившим дух героической субстанции мысли и действия. Ясно, что, идя в атаку, освободительное движение должно вооружиться собственной славянской альтернативой, идеологией общности и государственности. В противовес западной модели механического общества, голой сумме индивидуумов, находящихся в состоянии постоян­ной войны всех против каждого, в противовес этой искусственной, расстраивающейся и разваливающейся системе необходимо реабилитировать и восстановить славянскую модель есте­ственной общности и соответствующую систему подлинной демократии, в первичном, античном смысле этого слова: власть народа.

Структура славянской модели человеческой общности, чья жизнеспособность и плодотворность подтверждаются всей историей наших народов, начиная с первичных органов — сель­ской общины и семейной задруги, — зиждется на прочных ос­новах славянского мировоззрения. Первой из них является свобода, которая качественно отличается от западного "третье-сословного" либерализма и либертарианства, представляющих собой не что иное, как формы отчуждения от метафизических корней божественной природы человека. В западном понима­нии свободы основной упор делается на понятии от, которое от заложенного в себе помрачения, через извращение челове­ческой природы, ведет к вырождению. Центральным понятием славянского понимания свободы является понятие ради. Здесь речь идет о свободе ради создания человеческих ценностей, ра­ди вознесения человека и его великого "возвращения на звезд­ную родину" (Платон). Итак, славянская свобода органически и диалектически связана с авторитетом, понимаемым в перво­зданном смысле этого фундаментального понятия индоевро­пейской культуры: божественная сила созидания и приумножения ценностей.

Второй основой славянского мировоззрения является ощу­щение индивидом нерасторжимой и органической связи с ду­ховной, национальной, этнической и культурной общностью, к которой он принадлежит, не только на синхроническом уровне, но и на всех диахронических; иными словами — с незапамят­ных времен до наших дней. Личностное здесь как бы транс-цендирует смертную скорлупу жизни, в которую оно было временно заключено. Речь идет об ощущении душевного и ду­ховного родства с вечной жизнью коллектива на его великом марше от праистории к сверхистории. Из этого ощущения вы­текает славянская исключительность, готовность отдать жизнь при совершении геройского подвига, готовность, которую нель­зя свести к логике "генетического альтруизма", ибо она явля­ется исполнением обета, данного предкам. Эта славянская го­товность к самопожертвованию и соответствующий героиче­ский реализм, основанный на презрении к смерти, проистека­ет из врожденной веры в вечность, в бессмертие светоносной или метафизической сущности человека. Истинный славянин ощущает себя звеном в цепи традиции, носителем совокупного наследия мыслей и дел, долга и ответственности всех поколе­ний предков. На поприще подобного ощущения стоит не толь­ко сам конкретный человек, но и целый народ вместе с ним. Отсюда, кстати, и происходит древний обычай славянских вои­нов, сохранившийся и неоднократно нашедший свое подтвер­ждение на полях сражений уже в нынешнем веке: в разгар боя или во время атаки призывать на помощь своих славных предков, обращаясь к ним поименно. Из сказанного можно за­ключить, что на данном уровне идеальная славянская общ­ность трансцендирует каждое hie et nunc, а ее ядро имеет яр­ко выраженную метафизическую природу.

Третья основа славянского мировоззрения есть столь необходимый для славянской альтернативы кризису западного механистического общества государствообразующий   импульс, который по известным качественным характеристикам и по своей мощи напоминает аналогичный порыв у германских народов, в первую очередь — у пруссов. Сей державный им­пульс также берет свое начало из сохранившихся метафизических корней славянской субстанции, о чем свидетельствует его сила, в наибольшей степени проявившаяся в транснациональных и имперских — в лучшем смысле этого слова устремлени­ях русских и сербов. Приведем всего один пример: когда союзники во время первой мировой войны предложили Сербии использовать после войны право победителя и расширить свою территорию, то  есть увеличить ее практически вдвое — до размеров "Великой Сербии", с тем, чтобы все сербы проживали в пределах одного национального государства, сербское правительство отвергло это предложение, приняв взамен про­ект Югославии — совместной державы южнославянских народов. Таким образом, сербы пожертвовали своим националь­ным государством ради большего и более сложного образова­ния.

Национальные ощущения и соответствующие державные устремления русских также далеко превзошли масштабы дру­гих европейских народов. Напомним, что русское националь­ное самосознание нельзя свести к обычной категории нацио­нального чувства или национализма; ему больше отвечает по­нятие патриотизма, точнее,этатизма. В державных масштабах ощущение принадлежности к русской нации принимает раз­меры ощущения принадлежности к отечеству, чья святость (Святая Русь) трансцендирует нацию. Здесь отношение нации к отечеству и соответствующему государству осуществляется по принципу соотношения средства и цели: нация находится на службе священного отечества и его государства, то есть им­перии. Подобный державотворящий импульс, укорененный на метафизическом Небе, кристаллизует удивительные мечты и идеи: от славянофильского Третьего Рима до величественных структур наднациональной и надрелигиозной империи, кото­рую создала мысль Константина Леонтьева.

Заключая эти мечты и идеи в предельно узкие рамки на­ших насущных нужд, мы убеждаемся, что славянское, и в пер­вую очередь — русское мировоззрение видит государство как величайшую и сложнейшую форму природной общности, кото­рая полностью охватывает ее, организуя по принципу трисо-ставляющей структуры, где главенствуют функции суверени­тета и духовности, то есть политики и культуры. Приоритет первой функции, полностью отвечающий индоевропейской тра­диции, дает возможность этическим и духовным ценностям и добродетелям посредством проникающего лучезарного воздей­ствия овладеть общностью и ее государством, как форматив­ным и информативным принципам целого.

Сейчас мы вплотную подошли к еще одной черте славян­ского мировоззрения: холистическому пониманию и пережива­нию всех вещей и явлений мира. Речь идет об особенности ин­доевропейской forma mentis, лучше всего сохранившейся у славянских народов. С высшей, или идеальной, славянской смотровой площадки весь мир (вселенная) представляется как единство, а все его конститутивные элементы зависимыми друг от друга. Не случайно великий сербский и славянский поэт Милош Црнякский писал, что, когда лицо человека оза­ряет улыбка, распускаются цветы в самых далеких краях, да­же на Суматре. Со славянской смотровой площадки весь мир видится полностью сакральным. Отсюда и единый этимологический корень у слов "все", "свет", "вселенная", "святое" в сла­вянских языках.

Подобное холистическое мировоззрение славян предполага­ет и соответствующую политическую структуру. В свете сла­вянского холизма очевидна непригодность политической моде­ли Запада. Западная "парламентская демократия" в лучшем случае выражает волю и запросы лишь одной, малой и при этом не самой главной, части общественного целого. Речь идет о системе, которая представляет лишь идеологический или классовый срез общества и обеспечивает привилегии опреде­ленной узкой прослойке. В результате такой монополии уста­навливается насильственное и неестественное главенство части над целым и идеолого-классового начала над общностью. Другие же, нередко более жизнеспособные, структуры общест­ва полностью игнорируются и лишаются каких бы то ни было политических прав, в частности — права участвовать в опре­делении общей политики. В сущности, все идеологические раз­личия между "левыми" и "правыми" в системе западной "пар­ламентской демократии" сводятся к мизерным колебаниям в области налогообложения. Отсюда и смены правительств вы­зываются негативными последствиями увеличения или умень­шения налогового бремени. Собственно говоря, мы имеем дело с системой ложной демократии и чистейшей воды партикуля­ризма, с системой, которая разваливается, столкнувшись с лю­бым серьезным вызовом.

Славянская самобытность и традиция вкупе со славянским холистическим мировоззрением требуют создания такого меха­низма принятия политических решений, при котором соответ­ствующая система будет открыта всем общественным факто­рам — от идеологических и классовых, рабочих и созидатель­ных до духовных и культурных. То есть необходимо созвать со­брание, которое бы объединило в своих рядах достойнейших представителей различных слоев общества и государственных структур. Славянская альтернатива западной псевдодемокра­тии — это непосредственная власть народа в пределах общи­ны или округа, а также представленность всех общественных уровней в высшем законодательном и исполнительном собра­нии. Славянская традиция предусматривает также всеобщую избирательную власть народа в форме народного собора и со­борного механизма волеизъявления.

Необходимо подчеркнуть, что рассмотренный механизм по­литической организации и принятия решений не является ис­ключительно наследственной общеславянской чертой, но при­надлежит еще более широкой европейской и индоевропейской традиции. Когда мы говорим о "славянской альтернативе", то имеем в виду то обстоятельство, что данная политическая тра­диция лучше всего сохранилась в памяти и в сознании славян­ских народов, особенно русского, о чем свидетельствует совре­менная позитивная критика западной псевдодемократии таки­ми личностями, как Солженицын и Шафаревич. В силу это­го — воскрешения данной традиции политического холизма следует ожидать именно от славянского, и в первую оче­редь, — от русского, великого возрождения.

 

К возрождению славянской культуры

В непревзойденном платоновском определении человека как "смеси" животного и божественного начал (zoon noetikon) кроется и косвенное объяснение успехов нигилизма. Свойства этой смеси на основе печального, но глубокого опыта описаны еще св. Авгу­стином:       "Душонка       нетвердая,       податливая,       суетная". Как правило, сия "смесь" в гораздо большей степени подвер­жена низшим и негативным воздействиям, нежели высшим и позитивным. Согласно Платону угашение светоносного форма­тивного и информативного принципа разума ликвидирует все преграды перед натиском сил из низших сфер человеческой натуры и порождает сперва психическую, "затем экзистенци­альную, а в конечном счете — и общественную анархию.

Мы живем во времена всепланетного разгула анархии, ко­торая является конечным результатом многовековых нигили­стических процессов экономического демонизма. Тем не менее вследствие поступательного характера данных процессов боль­шинство людей так и не осознало катастрофических масшта­бов всеобщего расстройства и деградации. С подобной посте­пенностью развивается и болезнь в теле человека: больной не замечает нарушений в своем здоровье до тех пор, пока не бу­дут сломлены последние защитные силы организма. В прин­ципе средний житель планеты уже сейчас может с ужасом на­блюдать геофизические последствия нигилизма, неудержимое распространение его пустынь и агонию природы, в частности флоры и фауны. Однако он все еще пребывает в заблужде­нии, ошибочно полагая, что действия нигилистических сил но­сят половинчатый характер и поражают только внешний, но не внутренний мир; и, таким образом, свыкается с собствен­ным обездушиванием и унижением.

Чтобы эффективно продемонстрировать человеку опусто­шенность его внутреннего мира, необходимо воспользоваться педагогическим приемом сопоставления: сравнить образцы давно минувшей и современной жизни. Подобные сравнения неизменно обращают наше внимание на полярные противопо­ложности, такие, как красота и безобразие, свет и тьма, добро и зло. Умному человеку довольно и одного примера: вальс, по­следний танец монархической Европы, озаренный кристаль­ным светом в залах благородных собраний, — и главная пля­ска афро-американских дряхлеющих варваров в помещениях подземных дискотек, под саблевидными молниями light show, которые еще сильнее подчеркивают ее мрачный характер. В самом названии этого "танца" синтезирована идеология ниги­листической программы разрушения человека: "rock and roll", то есть "дергайся и катайся". Сие главное наставление отлич­но дополняют также "дум-дум" призывы к самоуничтожению, реклама извращений, сатанизма и синтетических наркотиков.

Жрецы и стратеги "нового мирового порядка" отлично зна­ют, что культура является главным стержнем всякого самоценного народа, а посему культурные ценности и достоинства, а также соответствующие традиции издавна являются главной мишенью многовекового нигилистического solve. Как известно, народы, лишенные собственное культурной базы, становятся легкой добычей шантажа и условностей н затем податливо расползаются в безликую массу. Огромное большинство наро­дов мира уже окончательно утратило своя корни, подвергшись декультуризации. Вместо активного развития и созидания соб­ственных культур они стали пассивными потребителями "ин­тернациональных" суррогатов утраченных ценностей, то есть антикультуры "made in USA". Естественно, с человеческих лиц сразу же исчезли краски радости, счастья, румянец жизни, ус­тупив место теням сумрака, равнодушия и скуки. Все сурро­гаты, производимые фабриками так называемой "массовой культуры", всегда и всюду свидетельствуют об общем намере­нии их владельцев свести человеческое к недочеловеческому, в корне изменив критерии достоинства. Разрушительные по­ползновения "мондиалистов" имеют своей целью обратить с помощью "массовой культуры" извечный людской порыв к благородству в сторону низменного. Налицо стремление из­вратить потребность в красоте, превратив ее в склонность к уродливому, жажду звуков в мелодий убить ревущими ритма­ми оживотнивания, тигу к божественному просветлению на­править по пути демонизацин, заглушить любовное чувство, оставив человеку лишь технику секса, разрушить героический н метафизический институт супружества и супружеской вер­ности, навязав взамен, как эталон, коллективный промискуи­тет.

"Мондиалистическая" программа уничтожения классиче­ской европейской системы воспитания и образования осущест­вляется при поддержке авторитета соответствующих институ­тов, находящихся на службе "нового мирового порядка", таких, например, как ЮНЕСКО. Начиная с 1945 года эта организа­ция прямо или косвенно уничтожает во всем мире классиче­скую, дифференцированную и "вертикальную" систему образо­вания, навязывая вместо нее единообразную, "горизонталь­ную". В соответствии с программой формирования одноликого человечества, "серой расы", главной мишенью "реформаторов" стали латинский и древнегреческий языки, выброшенные из европейских обязательных программ под тем предлогом, что это языки "мертвые", а значит — бесполезные. Разумеется, подлинная причина подобной чистки как раз в обратном, именно потому, что "мертвые", языки эти живее живых. Вечные и неизменные, они, подобно Полярной звезде, служат иде­альными, непоколебимыми ориентирами.

Впрочем, достаточно лишь сопоставить латинские и древне­греческие оригиналы и современные значения ключевых поня­тий псевдоцивилизации Запада, таких, как "демократия", "ре­волюция", "пролетариат" (или "реакция", "консерватизм", "тра­диция"), чтобы понять, к чему стремятся злонамеренные фаль-сификаторы-"мондиалисты". Исключив классические языки из общеобразовательной программы, они лишили европейцев их корней. Кроме того, классические языки были нежелательны по причине давно замеченных педагогических достоинств: как лучшее средство стимуляции интеллектуального и этического развития свободомыслящей личности. Так была открыта доро­га системе, явившейся искусственным продолжением стадии инфантилизма, когда ребенок учится лишь посредством обезь­янничанья. В то время как дифференцированная и "верти­кальная" система образования формирует самостоятельную и независимую личность, данная, "мондиалистическая", произво­дит послушных и зависимых индивидов в соответствии с по­требностями "нового мирового порядка".

Последний удар классической системе образования в Евро­пе нанесла искусственно вызванная "студенческая революция" 1968 года, от разрушительных последствий которой европей­ские университеты не могут оправиться и по сей день. По дру­гую сторону Атлантики разрушительные процессы пошли еще дальше, затронув сами основы университетского образования. Сегодня по всей Америке, от Принстона до Станфорда, осуще­ствляется последовательное изгнание величайших произведе­ний мировой мысли из учебных программ. Гелии европейской культуры: Платон и Аристотель, Данте и Шекспир, Ницше и Достоевский — объявлены "политически некорректными" ав­торами, столпами "европоцентризма", "белого расизма", "сек-сизма" и "элитарности". Можно сделать шутливое предполо­жение, что, изгнанный из Европы, Карл Маркс со своей не­обузданной ненавистью к истинно европейским ценностям и традициям перебрался в США и там нашел новых поклонни­ков. В сущности, если смотреть с высшей и ретроспективной точки зрения, "марксизм" вернулся как раз туда, откуда был подброшен Европе, в первую очередь России, при помощи ка­питалов, вложенных ростовщическим "интернационалом" в Октябрьскую революцию.

Всепланетный размах антикультурного и откровенно анти­человеческого  нигилизма   рождает   необходимость   тотальной мобилизации всех имеющихся в распоряжении сил и средств ради защиты славянских культур и славянства в целом. Исто­рический опыт оборонных мер подобного рода (учитывая не­бывалые доселе масштабы грозящей опасности) свидетельст­вует, что они обречены на провал, если опираются только на голый консерватизм, ибо и в этом случае крайне необходима созидательная и даже возрожденческая мощь. Но недостаточ­но лишь беречь культурные ценности — их надо постоянно обогащать. И здесь консервативные усилия могут сопровож­даться революционными. Революционными в первозданном смысле этого понятия, то есть в смысле возвращения к пер­вичности, где под "первичностью" понимается вечный, внеисто-рический источник творческого начала. Итак, надо избежать сопутствующей ностальгии по прошлому и твердо усвоить главный смысл памятников нашего культурного богатства: они суть проявления вечного творческого начала в конкретном пространстве и времени. Бесполезно обновлять и копировать то, что должно стать указующим средством на пути к непрехо­дящей первозданности. Подлинная культура революции — это возрождение. Все новое, что создается за время подобного воз­рождения, по отношению к старому является лишь новым вы­ражением древнего, извечного стремления творческих сил к воплощению.

Каждый творческий взлет требует витальной основы, то есть жизненности народной культуры. Мало лишь помнить и хранить мифы и легенды, танцы и обычаи, узоры и вышивки как память о прошлом, необходимо стимулировать творческую мощь народа, дать ей новый импульс, чтобы она могла реали­зоваться в сегодняшних условиях, раскрыться в направлении горизонтов будущего. Созидательные силы славянских наро­дов до сих пор пребывают в состоянии оцепенения, спячки, ибо народы эти долгие годы были лишены самоуважения, ко­торое является первоосновой уверенности в себе, а та, в свою очередь, — важнейшей энергией самовыражения. Правда за­ключается в том, что безвозвратно утрачена прежняя жизнен­ная среда и ее древние структуры, что сообща стимулировали рост творческих сил.

Тем не менее, в арсенале современной цивилизации имеется множество средств, которые могут быть достойно использова­ны с целью создания новых, более приемлемых, жизненных ус­ловий для народа, в особенности для крестьянства, и дать мощный импульс его творческим силам. Естественно, культур­ную революцию нельзя осуществить без необходимой политической поддержки. И здесь возможна единственная решитель­ная и продуманная акция, призванная завоевать пространст­ва и средства, необходимые для славянской культурной рево­люции. Это завоевание надо начать с электронного неба, кото­рое в настоящее время опутано сетями телевизионных канали­заций, непрерывно извергающих на славянские народы мусор "интернациональной", или "мондиальной", антикультуры. Наи­более близким и страшным примером подобных извержений со стороны врагов славянства является так называемое "Рос­сийское телевидение", находящееся под полным контролем от­кровенных русофобов. Не удивительно, что в его программах преобладают картины и ритмы недочеловеческой условности, в то время как истинно русская, славянская и европейская культура находится под запретом. Уже один этот факт крас­норечиво свидетельствует о необходимости предпринять мощ­ную освободительную атаку со стороны русских патриотиче­ских сил. Время для такой атаки упущено в значительно боль­шей степени, чем мы склонны думать, но, к счастью, еще не до конца.

 

Убить дьявола

Сегодня силы "мондиализма", прикрываясь фразами о "за­конах рынка", "свободной конкуренции" и "интеграционных процессах", повсеместно навязывают славянам неоколониаль­ную и псевдоимперскую систему эксплуатации их природных и экономических ресурсов. Агенты этих сил яростно сопротив­ляются любым попыткам народов защитить свою экономиче­скую независимость, представляя подобные шаги следствием некомпетентности, поскольку в современном мире якобы не­возможно сохранить экономический суверенитет. Если верить доктринам экономического демонизма, все народы должны были бы давно капитулировать перед натиском "нового миро­вого порядка", отказаться от стремлений управлять собствен­ной экономикой и ликвидировать последние препятствия на пути грабителей, предоставив в их полное распоряжение свои природные богатства и хозяйственные ресурсы.

"Мондиалистскую" догматику лучше всего разоблачила не­давняя политическая акция Вашингтона по отношению к Япо­нии, вызванная реакцией на катастрофический внешний дефи­цит в торговле с этой страной. Вмиг были выдвинуты требова­ния об отмене всех "законов рынка" и правил "свободной конкуренции" и об установлении таможенных барьеров вместо развития "интеграционных процессов". Ибо японская экономи­ческая экспансия конечно же "особый случай". С точки зрения интересов славянских стран этот "особый случай" является хо­рошим и показательным примером защиты экономической не­зависимости в рамках оптимальных возможностей и по мере собственных интересов. Впрочем, новейшая история убеди­тельно доказывает, что все успешные выходы из кризисов, все экономические возрождения были осуществлены благодаря решительным действиям по защите внутреннего рынка, то есть с помощью государственных ограничений и контроля над экономическими и финансовыми процессами. Все примеры ве­ликих экономических взлетов и выравниваний также свиде­тельствуют о соблюдении принципа главенства политики над экономикой. Под впечатлением пагубного влияния на эконо­мику извращенной, "реально-социалистической" политики мы очень часто склонны открещиваться от самой мысли о возмож­ности подчинения экономической сферы политическим решени­ям и в результате становимся легкой добычей внушаемой нам либерально-капиталистической модели. Но и здесь надо уметь отличать средство от метода. Под влиянием просвещенной и прагматичной политики пережили экономическое возрождение многие страны, начиная с Германии и Японии и кончая Чили и Южной Кореей.

Огромные размеры потенциального рынка славянских госу­дарств в случае их объединения, а также колоссальные при­родные и трудовые ресурсы обеспечат такой общности даже крайний абсолютизм, если потребуется. Поэтому разруши­тельная деятельность и пропаганда агентов "мондиализма", находящихся в этих странах у власти, нацелена прежде всего на то, чтобы воспрепятствовать стремлению славянских наро­дов к созданию культурно-политического, военного и экономи­ческого союза. Чтобы разобщить их, а по возможности и на­травить друг на друга, ибо тогда они неминуемо попадут (по­очередно или все разом) в рабство к хозяевам "нового мирово­го порядка".

Данная стратегия предусматривает также насильственное навязывание славянам модели либерального капитализма, ко­торый, по определению своего крупнейшего теоретика Фрид­риха фон Хайека, является полной противоположностью свобо­де и, соответственно, власти народа, равно как и извечным стремлениям людей к правде и солидарности. Речь идет о мо­дели, которая легитимизирует и легализует худшие человеческие, вернее, недочеловеческие инстинкты. По искреннему признанию фон Хайека, выражение "свободная конкуренция" является лишь элегантным прикрытием для обозначения неог­раниченной власти сильных над слабыми, ибо здесь, в сущно­сти, нет никакой конкуренции: наперед известно, что больший капитал победит меньший, а национальное предприятие без государственных дотаций будет проглочено сверхнациональ­ной компанией, попав в ее мировую сеть. При такой конкурен­ции не имеет большого значения и конкретная стоимость това­ра, поскольку сила капитала, вложенного в рекламирование самой худшей продукции, сумеет навязать ее массам вместо самой лучшей, если последняя не располагает аналогичными рекламными мощностями.

Для нас важно осознать, что либерально-капиталистиче­ская модель абсолютно чужда славянской самобытности и православной традиции. Прежде всего потому, что восходит к протестантской и, в еще большей мере, к еврейской религии, о чем убедительно свидетельствуют исследования таких ученых, как Макс Вебер и Вернер Зомбарт. Впрочем, не последняя причина, заставляющая отказаться от нее, заключается в том, что либеральный капитализм всюду выказывает признаки ис­тощения. Торжество японской модели экономики, основанной на буддистской традиции, над либерально-капиталистической экономикой США является для нас весьма показательным и вдохновляющим примером.

Центр тяжести японской модели экономического возрожде­ния приходится на буддистскую концепцию труда, которая весьма напоминает православную, а стало быть, пригодна для усваивания ее православными людьми. На этом месте нашего изложения мы сделаем вполне уместное отступление и, поль­зуясь случаем, приведем наблюдения знаменитого япониста Сержа Кристофера Кольма: "Доказано, что сущность япон­ской действительности заключается в объединении энергии двух человеческих измерений: экономики и духовной сферы, Экономическая сторона индивидуума, прежде заслонявшая духовную, сегодня вынуждена считаться с великим возвраще­нием духа. Японцы в основном стремятся утвердить концеп­цию труда, которая является типично буддистской. Они назы­вают ее "Миши", то есть "Путь". Согласно данной концепции труд служит не удовлетворению желаний, но как раз наобо­рот: он есть Путь, на котором стираются страдания (вызван­ные желаниями) и обуздываются желания (вызывающие стра­дания)".

Аналогичную стимулирующую и ориентирующую ценность имеет и японская модель предприятия, как "расширенной се­мьи", являющаяся как бы экономическим продолжением орга­нической общности с ее жизнью. Она также обладает опреде­ленными возможностями для применения на славянской поч­ве, о чем свидетельствует хотя бы традиция семейных задруг.

Для нашего знакомства с японским опытом особое значе­ние имеет упорный отказ японцев от ввоза американского ри­са, который в семь раз дешевле их собственного. Показатель­но, что Вашингтон упорно требует от Японии хотя бы открыть рынок для упомянутого товара. В этом, казалось бы, странном столкновении по столь ничтожному поводу на самом деле со­крыт глубокий смысл. Вашингтонские жрецы "мондиализма" отлично знают, что, заставив японцев импортировать дешевый рис, они таким образом уничтожат японскую деревню — осно­ву национальной культуры и традиции, то есть фундамент японского экономического чуда. Японцы также понимают это, а потому и стоят непоколебимо на страже интересов своих крестьян.

Славянская культурная революция требует, помимо проче­го, великого возвращения к земле, к деревне — имея в виду прежде всего восстановление ее жизнеспособности, к радости и счастью бытия. Если ретроспективно проследить нигилисти­ческие процессы современной цивилизации, мы без труда обнаружим первую и решающую победу нигилизма, благодаря которой стали возможны все остальные. Речь идет о победе нигилистической дьявольской экономики над деревней и зем­ледельческой культурой; победе, отмеченной страшной резней сотен тысяч вандейских крестьян, сохранивших верность фран­цузскому королю. Этот процесс разорения длится уже без ма­лого двести лет и характеризуется систематическим уничтоже­нием деревни и превращением свободных земледельцев в за­висимых пролетариев, лишенных своих корней, обездушенных, загнанных в казематы новых вавилонов. Революция, о которой мы говорим сегодня, стремится повернуть этот процесс вспять.

Подобной революции требуют и элементарные биологиче­ские потребности человека, ибо расширение пустынь и уничто­жение природы путем экологических катастроф есть прямое следствие экономического демонизма и его войны против чело­вечества. Процесс возвращения к земле и к деревне преду­сматривает и великое движение за обновление природы и оз­доровление планеты. Размеры экологического бедствия достиг­ли сегодня критической отметки и нуждаются в решительном и всеобщем противодействии. По словам Лестера Брауна, ру­ководителя исследовательского проекта State of the World и соответствующих ежегодных отчетов в издании знаменитого World Watch Institute в Вашингтоне, "достаточно только про­бежать глазами очередной отчет, чтобы понять, какая беда нас подстерегает. Пропасть между мерами, необходимыми для спасения окружающей среды, и нашими реальными уси­лиями ширится и углубляется с каждым днем. Мы проигры­ваем битву за спасение Земли... стоит лишь обратить внима­ние на обрабатываемые площади. Каждый год земная кора подвергается эрозии и уменьшается в результате паводков, ко­торые затопляют равнины, не встречая больше на своем пути лесов, способных задержать их. Ежегодная потеря гумуса на планете равна площади, занимаемой зерновыми в Австралии. Исходя лишь из этого, мы можем заключить, что в ближай­шем будущем миллионам людей в мире будет все труднее и труднее... Как известно, пять самых теплых лет XX столетия пришлись на последнее десятилетие. Цены на зерно растут, а с учетом данной тенденции будут расти и дальше. Для мил­лионов людей Третьего мира это будет означать лишь одно: голод. И отчаяние. Голод станет тем призраком, который бу­дет бродить по свету".

Славяне могут спасти мир от окончательной катастрофы, если решительно воспротивятся экономическому демонизму и насилию со стороны жрецов "нового мирового порядка" и пре­вратят свои земли в цветущий сад, где будут царить благо­родство, красота и радость жизни. Возрождение человека и общности, Неба и Земли станет тем могучим примером, силой которого славяне преобразят мир.

И пусть читатель, которому я благодарен за доверие и тер­пение, позволит мне привести в конце слова одного моего рус­ского друга, сказанные в Москве во время нашей последней встречи, — слова, которые не покидали меня все время, пока я работал над этой статьей, неотступно преследуя и в мыслях, и во сне: "Мы боремся за истину. Мы убьем дьявола. Победа будет за нами!"

Москва, февраль 1992 года

Драгош Калаич


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"