На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Информация  
Версия для печати

Штурмовать немедленно

Кричали главные погромщики России

…«Кто говорил, что танк бесполезен в условиях города? Это смотря в чьих он руках, что и кого он защищает. А еще – по кому он ведет исключительно точный огонь. Залп! Два взрыва внутри комнат. Все...» («Президент». 12.10. 1993 г.) – «Горящие этажи Белого дома превратились в крематорий» («Коммерсант», 9.10.1993 г.) – «Трое погибли на площади Свободной России под бронетранспортерами. Следующая жертва – девочка лет семнадцати. Ее сначала ранили в ногу, и когда она начала корчиться от боли, снайпер добил ее в шею... Так начался штурм Белого дома» («Подмосковные известия», 29.10 1993 г.) – «Патронов не жалеть! Живых не брать!» – записи радиоперехвата процитированы уже много раз» («Общая газета», 29.10.1993 г.). – Александр Хинштейн: «Они хотели «русского порядка». Они его получат» (Московский комсомолец», 6.10. 1993 г.)…

ЕЛЬЦИН

Генеральный прокурор РФ Алексей Казанник (5.10.1993–14.03.1994): «Допросив тысячу военнослужащих, мы получили следующие доказательства: никаких мирных переговоров в промежуток времени между событиями 3 и 4 октября не велось – был отдан приказ штурмовать немедленно... В паузе между случившимся 3-го числа и тем, что произошло 4 октября, никто не предупреждал людей, оставшихся в Белом доме, о начале обстрела и штурма, то есть доказательства ведения каких-либо переговоров нет. Следовательно, события 4 октября надо квалифицировать как преступление, совершенное на почве мести, способом, опасным для жизни многих, из низменных побуждений».

Руслан Хасбулатов: «Я всегда считал, что свершившийся контрреволюционный переворот  был направлен на то, чтобы всю громадную государственную собственность, принадлежащую обществу, передать в руки тех людей, которых ныне называют олигархами. Их ничтожество, по-моему, увидели все. Ельцин должен был умереть как государственный преступник в тюрьме, приговоренный судом за свои тяжкие преступления, в том числе и совершенные тогда, осенью 1993-го».

ЧЕРНОМЫРДИН

«Совет министров – правительство Российской Федерации поддерживает и принимает к безусловному исполнению указ президента РФ Б.Н.Ельцина «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» – данное заявление глава правительства Черномырдин сделал днем 22 сентября 1993 года. То есть уже после того, как Конституционный суд России признал, что упомянутый указ Ельцина нарушает Основной закон России.

Вечером 3 октября 1993 года, когда в Останкине было расстреляно 60 человек и около 200 ранено, Черномырдин выступил с заявлением, где было сказано: «Правительство вынуждено прибегнуть к силе для обуздания распоясавшихся политических авантюристов».

«Политический авантюризм» расстрелянных в Останкино людей заключался лишь в том, что они требовали обнародовать по телевидению обращение к народу высшего органа власти страны. И за это правительство Черномырдина открыло по ним огонь на поражение.

5 октября Черномырдин, когда еще горел Дом Советов, обратился к палачам с патетической речью: «Вы отстояли будущее России. Честь вам и слава!»

Журналисты не зря отмечали, что за неприглядной внешностью Черномырдина «кроется хватка матерого хищника, у которого совесть в желудке». По их мнению, он эту хватку показал в октябре 1993 года. В адрес защитников Конституции он кричал: «...это же не люди, зверье! Никаких переговоров... надо перебить эту банду».

 ЛУЖКОВ

События октября 1993 года нынешняя политическая элита, в том числе Юрий Лужков, предпочитает не вспоминать.

Российский Дом Советов был окружен «спиралью Бруно», автоматчиками и бронетранспортерами, осуществлена полная блокада парламента: 21 сентября отключены все виды связи, 23 сентября – отключены свет, тепло и горячая вода, 28 сентября полностью блокирован вход людей и въезд транспорта, подвоз продовольствия и медикаментов (например, 27 сентября), не пропускали машины «скорой помощи», даже к людям с такими диагнозами, как «острое нарушение мозгового кровообращения» (27.09), «перелом шейного отдела позвоночника» (28.09), «нестабильная стенокардия» (1.10). Температура в здании опустилась ниже 8 градусов.

«В медицинском плане чрезвычайная ситуация в Белом доме возникла не 4 октября, а 27 сентября, когда несколько тысяч человек, в силу своих убеждений не покидающих осажденный район, круглосуточно дежурящие на баррикадах в любую погоду, лишенные элементарных удобств вследствие отключений электроэнергии, связи, отопления, подвергающиеся постоянному нервному и физическому перенапряжению, оказались волею руководства Главного медицинского управления г. Москвы и ЦЭМПа лишенными права на медицинскую помощь. Мы не можем назвать это иначе, как должностным преступлением. Мы утверждаем, что если бы ГМУ и ЦЭМП организовали своевременный подвоз медикаментов, необходимого медицинского оборудования, организовали постоянное дежурство в зоне оцепления, а не снаружи, бригады скорой помощи, даже если бы были просто нейтральны в оказании помощи пострадавшим, количество жертв в ходе событий 3-4 октября было бы значительно меньше». (Из доклада, подготовленного врачами Спасательного центра Московской медицинской академии имени И.М.Сеченова.)

* «СР», № 107 (13469),   2 октября 2010 года.

Соб.информ.


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"