На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Интервью  
Версия для печати

Так дальше продолжаться не может

Беседа с председателем правления Союза писателей России Валерием Ганичевым

Николай Дорошенко: Валерий Николаевич, вы входите в состав Оргкомитета по проведению в Российской Федерации Года литературы, который возглавляет председатель Государственной Думы Сергей Нарышкин. В Государственной Думе состоялось его первое заседание. В выступлениях членов Оргкомитета, как сообщалось в СМИ, поднимались вопросы, связанные с продвижением русского языка, с взаимодействием литературы и истории, с защитой интеллектуальной собственности, с повышением интереса к чтению и т.д.

А каково ваше личное ожидание результатов предстоящего Года литературы?

Валерий Ганичев: Да, действительно, на заседании не только было высказано много важных предложений, но и проявлено понимание значения литературы. И, конечно же, можно ожидать, что в культурной жизни страны в 2015 году увеличится число событий, связанных с литературной тематикой.

Но я прожил достаточно долгую жизнь, чтобы в своих ожиданиях особо не обольщаться.

Дело в том, что нашей реальной русской литературе, да и всем национальным литературам России, будет не просто вот так вдруг, в Год литературы, преодолеть все те фильтры, которые в течение четверти века тщательно выстраивались между талантливым писателем и достойным его таланта массовым читателем. Изначально, еще с конца 80-х годов, внушался всем нам ложный тезис о том, что для литературы будет лучше, если государство не станет вмешиваться в литературный процесс, если собственной политической позиции в отношении к литературе у государства не будет. На самом же деле – политическая позиция никуда не подевалась. Напротив, она даже стала куда более жесткой, чем, например, в последние десятилетия советской власти. Но вырабатывалась она уже не в Кремле, а за рубежом. Там стали очень уж избирательно переводить наших российских авторов и награждать их самыми престижными премиями. А наше государство за счет нашего же бюджета затем посылало именно этих писателей на зарубежные книжные ярмарки, составляло из них списки делегаций на разные зарубежные литературные мероприятия, якобы для укрепления литературных связей, якобы для продвижения русского слова, обеспечивало им поездки по городам и весям России для встреч с нашими читателями. И в первую очередь, лишь отобранными за рубежом  авторами пополнялись, опять же, за счет нашего бюджета, наши библиотечные фонды. Разумеется, и писатели, и многие самые уважаемые деятели культуры возмущались таким печальным положением дел. И на страницах "Литературной газеты", которую в радикализме не заподозришь, публиковались их протестные письма. Но ответ был один: этих писателей уже знает весь мир, а значит, они и есть величайшие представители современной русской литературы!

Воистину, кто не заботится об армии своей, тот кормит армию оккупантов!

Не обходилось без казусов или, как в годы моей юности сказали бы, "без перегибов". Девицы из Pussy Riot под бурные и продолжительные аплодисменты выступили аж на Капитолийском холме перед конгрессменами США, но такое, прошу прощения, даже и "самое высокое" зарубежное признание наших российских "деятелей культуры" не помешало глубоко уважаемому мною Президенту Чехии Милошу Зееману отнестись к ним без восторга. И в прямом эфире, в регулярном 50-минутном интервью Милоша Зеемана для чешского радио на вопрос журналистов, что он думает о  дуэте Pussy Riot, пришлось ему просто перевести англоязычное название группы российских вокалистов на чешский язык. Все медийное пространство тут же взорвалось возмущением в адрес Милоша Зеемана, который при переводе на чешский не мог не употребить  нецензурную лексику (поскольку Pussy Riot невозможно перевести цензурно ни на один язык). А вот англоязычным конгрессменам США даже и перевод не требовался.

К сожалению, в соответствии с этой капитулянтской логикой всегда готовились и списки писателей для встреч с Президентом РФ. И мне, опять же в силу своего возраста не поспевающему "задрав штаны, бежать за комсомолом", всегда было непонятно, каков для литературы результат от таких встреч, но, тем не менее, я хорошо понимаю, что даже и, как теперь выражаются, "бренд" нашего Президента был использован для раскрутки писателей, список которых был составлен на основе зарубежных предпочтений в ходе продолжающейся холодной войны с Россией. Кто-то из этого списка задавал Президенту якобы очень уж смелый, а на самом деле, давно всеми западными СМИ замыленный вопрос о Ходорковском (которого более смелый, чем писатели из списка,  чешский Президент назвал просто вором), кто-то категорически отказывался с Президентом встречаться. В СМИ сколько-то недель всё это весьма бурно обсуждалось. А в результате из встречи получалась мощнейшая рекламная акция. И где-то в провинции читатель бежал в магазин покупать книги писателей, "бодающихся"  с самим Путиным.

А в это время по всей России появлялись книги яркие, высокохудожественные, но – никому неведомые.

Вот скажите мне, почему в России до сих пор поэты были более популярны в народе, чем прозаики, а за последнюю четверть века не появилось у нас ни одного поэта общероссийского значения? Да потому что в прозе можно, как в "мыльном" сериале, если не развлечь, то отвлечь. А в поэзии – от, скажем так, бытового Асадова, даже всем домохозяйкам понятного, до таинственного Рубцова или метафорического Юрия Кузнецова – без настоящего таланта не обойтись. И фильтры  или, если называть всё своими именами, мировая либеральная цензура, которой подчинилось наше государство за неимением собственной политики в области литературы, оставили для читателей незамеченными наших современных поэтов, которые могут стать в один ряд и с вершинами XX-го века, и не уступить золотому XIX-му веку…

Н.Д.: Валерий Николаевич, без имен при таких оценка не обойтись!

В.Г.: Да я могу даже и без текстов не обойтись. Теперь все могут в Интернете найти  "Прописи", "Противостояние Марсу", "Зимнюю свадьбу" вятской поэтессы Светланы Сырневой или "Аткарск", "Тени тихие по полю…", "Жаворонок" подмосковного поэта Геннадия Ступина, уже умершего, не дождавшегося при жизни заслуженного признания. А поэмы  последних лет Ирины Семеновой – это величайшее событие! Но – событие только в кругу нашего писательского цеха. Достаточно назвать и вот эти имена: Николай Зиновьев (Краснодарский край), Юрий Лощиц (Москва), Михаил Шелехов (Минск), Евгений Семичев (Самара), Николай Рачков (Ленинградская область), Виктор Кирюшин (Москва), Мария Авакумова (Москва), Елена Кузьмина (Архангельск), Юрий Перминов (Омск), Вячеслав Артемов (Москва), Валентина Ефимовская (Санкт-Петербург), Елизавета Иванникова (Волгоград), Геннадий Иванов (Москва), Александр Нестругин (Воронежская область)…

Н.Д.: Однако же, боюсь, не сможете вы вот так, набегу, выстроить наших поэтов в иерархическом порядке, кого-то сможем забыть… 

Но одно могу сказать точно: после очень долгих обид на предвзятость телевидения появился у нас Общественный, считай –  общенародный телеканал. И появилась там  даже поэтическая рубрика, Но вместо вашего списка поэтов там список чудовищных графоманов. Скажите, вам, Председателю правления Союза писателей России,  хотя бы один раз позвонили с телевидения, чтобы вы назвали имя писателя, которого можно представить читателям?

В.Г.:При всём том, что у всякого правила есть исключения, я могу сказать с уверенностью, что при создании нашего литературного пространства привычка советоваться с писательскими организациями осталась у нас в прошлом вместе со страной Советов…

Н.Д.: Не думаю, что нам имеет смысл говорить еще и о проблеме телевидения. Например, на государственном телеканале  "Культура" много лет подряд литературу представлял откровенный русофоб Виктор Ерофеев. И, конечно же, в его телепередачах присутствовала всё та же оранжевая (пятиколоночная, если хотите) литературная номенклатура. Я помню, как этот Ерофеев в одной из своих передач возмущался таким литературоведческим термином, как "народность". При всем том, что и русская классическая литература, и русская классическая музыка (Глинка) и живопись (Венецианов)  обрели общемировое значение именно тогда, когда стали по своему духу народными, национальными.

Но вот между Россией и Западом начался новый виток конфронтации. И все эти Ерофеевы да Быковы, Улицкие да Акунины вынуждены были, дабы не попасть в опалу к своим зарубежным пестователям, занять антироссийские позиции. Так может быть, и власть будет вынуждена стать сама более национальной, более народной также и в отношении к своей национальной литературе?

В.Г.: Поживем и увидим. Но пока что на повестке дня – отбирается дом не у Пен-клуба, где хозяйничает со своей антироссийской злобой Улицкая, а у патриотического Союза писателей России.

Опять же, я не хочу нагнетать страсти. Может быть, некий переходный период в нашей российской истории уже наступил. Нас, скажем так, хотели из нашего писательского Дома изгнать и заменить его коммерческим писательским рестораном, но – приостановились.

С другой же стороны, для нас вот это "приостановились" тянется с 91-го года, когда еще Музыкантским была предпринята попытка Союз писателей России разогнать.

И мы в вот этом подвешенном состоянии выезжали в Приднестровье, на линию огня в Чечню, чтобы показать нашим солдатам, что не вся Россия их предала, а так же в освобожденную Южную Осетию, мы в самые подлые, в самые продажние времена оставались Градом Китежем, Третьим Римом, мы оставались помехой козыревской внешней и такой же компрадорской внутренней политике.

А сегодня у нас уже отобрали право сдавать в аренду сколько-то метров своего дома, чтобы платить зарплату сотрудникам. Но и в условиях этой экономической блокады мы выживаем, работаем.

Н.Д.: Это при всем том, что и отобранный у нас подвал, и отобранный у нас третий этаж сдаются в аренду, сдаются теми, кто у нас их отобрал?

В.Г.: Я всего лишь хочу сказать, что все те препоны, которые выстраивались для литературы настоящей, нашей родной, за один год не преодолеть, даже если это будет Год литературы.

"Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать" – это, к сожалению, из далекого прошлого. Вот у нас вроде бы свободный рынок. Но, как оказалось, он не свободный, можно ввести санкции. Можно Европейскому Союзу отказаться даже себе в ущерб от Южного газопровода. А от того, что современные литературные потоки будут оставаться перекрытыми – никто не замерзнет. Мы, писатели, куда более уязвимы, чем газовые олигархи и экономика. Нас давно перекрыли, а никто и не заметил. Вместо литературы стали читателям поставлять суррогат, но это не стало заметным событием. И это касается не только России. Не поступает на мировой книжный рынок новых Маркесов, Апдайков, Селинджеров, Вулфов, Воннегутов, которых наши читатели покупали в 80-е годы и с наслаждением, с пользой для души и ума читали.

Значит, "мировые либеральные стандарты" оказались фильтром не только для русской литературы?

С другой же стороны, за последние годы я прочел сотни некоммерческих книг, которые могли бы обогатить наши коммерческие издательства. Один только конкурс на премию Александра Невского, где господствует вроде бы вполне любимый у читателей исторический жанр, мне, как бывшему издателю, представляется золотой жилой. Но – издатели и книготорговцы уже приспособились к фильтрам. Тем более, если и телевидение, и самого Президента в его встречах с писателями книгоиздательская и книготорговая системы могут использовать как бесплатный для их бизнеса рекламный ролик.

Н.Д.: Валерий Николаевич, всё это так. Я могу представить вас без зарплаты и ищущим новые таланты, но и могу представить какие-нибудь Липки, на бюджетные средства ищущие новых Ерофеевых и Быковых… Но ведь и пройдя сквозь плавильные липкинские печи, многие молодые и наиболее  талантливые писатели приходят в своем творчестве к высоким смыслам, вступают именно в Союз писателей России с его традиционными для русской литературы ценностями. Да и, слава Богу, Россия большая, её преимущество в том, что даже и в 90-е годы – в годы  самой суровой блокады русской литературы – находились губернаторы и главы республик, которые сами же эту блокаду прорывали, и проходили грандиозные выездные писательские пленумы и, конечно же, встречи с читателями в Орле, в Республике Саха-Якутия, в Краснодарском крае…

В.Г.:  И мы продолжали работать, продолжали дышать. Вот сейчас, после Путина, присоединившего Крым, у пятой колонны самый ненавистный  политик – губернатор Полтавченко. Потому что, когда он был представителем Президента в Центральном Федеральном округе, мы не по зарубежному списку, а по родному проводили Дни литературы во всех городах ЦФО РФ...

Чтобы не возникло из нашего разговора ощущения, что Год литературы пройдет, как и Год культуры уже проходит, без каких-то результатов, лишь "для галочки", я скажу так: для многих русских регионов, для национальных республик это будет своего рода литературный ренессанс. Вот в Томске уже издана своя многотомная "Томская классика", представившая томским читателям наиболее драгоценных местных писателей. Не сомневаюсь я и в том, что если губернатор Ульяновской области Сергей Морозов принял решение, что в 2015 году все библиотеки общеобразовательных учреждений должны быть переформатированными в информационные центры, то это будет во благо литературы, поскольку у губернатора уже есть репутация человека волитературенного. Вспомним хотя бы историю с "тотальным диктантом", когда именно он предложил новый, уже просветительский формат такого мероприятия. 
Особо скажу об ульяновском региональном межведомственном творческом проекте «12 симбирских литературных апостолов» на 2015 год,  который нацелен на популяризацию творчества 12 симбирян-ульяновцев, возрождение интереса к великому историческому прошлому региона, продвижение лучших образцов отечественной и мировой литературы, повышение читательской активности и развитие не только потребности, но и осознанного стремления к чтению.

Ежемесячно в течение года во всех муниципальных образованиях области, в культурных и образовательных учреждениях города Ульяновска будут проходить циклы культурно-просветительские мероприятий, каждый из которых будет посвящён творчеству одного из наиболее значительных местных писателей.

Не идет на поводу у русофобских зарубежных "стандартов" в отношении к отечественной литературе и губернатор Белгородской области Евгений Савченко. Уже много лет подряд именно на Белгородской земле писателям России вручается самая престижная литературная премия "Прохоровской поле" за наиболее значительные произведения военно-патриотического содержания, не без помощи губернатора в Белгороде как в одной из наших литературных столиц появился великолепный Литературный музей. А что касается Года литературы, то на Белгородщине состоится не первый, а уже XIX районный фестиваль читающих семей «Книга. Библиотека. Семья», посвященный Дню семьи, состоится ежегодный русско-украинский Международный фестиваль «Славянский круг», продолжат работу многочисленные Литературные гостиные, будут отмечены юбилеи нобелевских лауреатов Шолохова, Пастернака, Бродского, а так же, конечно, Чехова, Куприна, Бунина, пройдут многочисленные круглые столы. Еженедельно в области будет проходить не менее одного мероприятия, если не считать постоянных экскурсионных поездок из серии «Путешествие по местам знаменитых писателей», автопробегов по библиотекам Белгородской области из серии «Книги – юбиляры 2015 года», встреч в библиотеках, которым присвоено имя писателя, и многих прочих массовых и камерных мероприятий.

К высокому стандарту белгородцев в последние годы стала приближаться родина Евгения Носова  – Курская область.  А в другом конце страны – на  Алтае, на родине Василия Шукшина –  в Год литературы пройдет фестиваль «Алтай литературный», фестиваль детской книги «Радуйся жизни и читай», традиционный ежегодный фестиваль «Издано на Алтае» совместно конкурсом «Лучшая книга», состоятся более 15 литературных чтений, посвященных землякам-писателям, тематические уроки, выставки в школьных и общедоступных библиотеках, библиотечно-информационных центрах. Состоится межрегиональный семинар молодых литераторов, будут организованы круглые столы, семинары, научно-практические конференции, и конечно же, будет вручена общероссийская Шукшинская литературная премия губернатора Алтайского края Александра Карелина.

Опять же, примечательно то, что и в Белгороде, и в Ульяновске, и в Курске, и в Калуге, и в Хакасии, и в Якутии, и в Вологде, и в Омске, и в Санкт-Петербурге, и во многих-многих иных регионах России Год литературы лишь прибавит внимания к литературе. Так в Алтайском крае уже давно ежегодно проводятся Рождественские, Соболевские, Егоровские, Мерзликинские, Пановские чтения, а также Всероссийский фестиваль «Шукшинские дни на Алтае». С 2009 года в рамках краевого конкурса за счет краевого бюджета издаются книги самых талантливых алтайских авторов в номинациях «Художественная проза», «Поэзия», «Публицистика», «Литература для детей и юношества», «Первая книга», «Краеведение». И основная часть тиража передается в библиотеки края.

У меня вся надежда на нашу провинцию. Там Год литературы пройдет со всеми его высокими значениями. Опять же, если не во всех регионах и республиках, то – в большинстве из них. И можно будет сожалеть лишь о том, что в Год литературы, например, на телевидении, т. е.  в масштабах всей России, мало что  изменится. Слишком велика инерция унификации литературы, слишком заточен и книжный рынок на все те же часто вовсе не литературные, не художественные  "стандарты".

Н.Д.: Вы историк. А это – почти китаец, поскольку только китайцы в событиях современных ищут прошлые исторические подобия. Есть ли и у России в прошлом что-то подобное нынешнему тупику? И как он был преодолен.

В.Г.: Это, безусловно, тот "страшный" 37-й год, когда после долгих издевательств над русской культурой, над русской идентичностью вдруг было отпраздновано 100-летие со дня гибели Пушкина. Понятно, что лучше было бы отпраздновать день рождения классика, но –  надо было торопиться. Впереди была неизбежная война с фашистской Германией, надо было мобилизоваться. А Пушкин – это наше всё.

Вот и я на старости лет жду, что перед сегодняшними опасными для неё внешними вызовами Россия мобилизуется, вернет себе, в том числе  и в литературе, высокие  смыслы взамен на то, что ей, сателлиту, проигравшему в холодной войне, за рубежом предначертано.

Н.Д.: Валерий Николаевич, вот цитата из письма сайту Союза писателей России "Российский писатель": "Не скрою, и мне не сразу пришло в голову проверить список заблокированных для детского просмотра сайтов. Но в мае этого года наши учителя литературы по приглашению коллег из вышестоящей организации побывали вместе со своими учениками на интереснейшем мероприятии – вручении ежегодной Патриаршей премии в Храме Христа Спасителя. Одним из лауреатов стал председатель Союза писателей России В.Н. Ганичев.

Ничего не подозревая, я решила посоветовать членам моего кружка юных журналистов познакомиться с материалами этого мероприятия в газете Союза писателей России «Российский писатель». И каково же было моё удивление, когда я обнаружила, что сайт «Российского писателя» заблокирован системой Контент-фильтрации Департамента образования. Как говорится, сами звали, а посмотреть не дали. Отмечу, что Валерий Николаевич Ганичев, возглавляющий организацию писателей с «заблокированной» газетой, является также заместителем главы Всемирного русского народного собора... Спрашивается – что же такого должна была натворить его организация СП России, чтобы школьник не мог прочитать статью в «Российском писателе»? Напомню, что сегодня законодательство считает вредной для детей информацию о наркотиках, алкоголе и курении, о самоубийствах или причинении вреда своему здоровью, об оправдании насилия и нецензурную брань"

Что вы, я извиняюсь, натворили?

В.Г.: Это не мы натворили, это с нами натворили. Но так дальше продолжаться не может.

При этом, надо отдавать себе отчет в том, что историю литературы создают не властьпридержащие, а писатели за своими рабочими столами и наедине со своим талантом и своею совестью. Во времена Пушкина тоже было много писателей более известных, чем сам Пушкин…

Н.Д.: …дружбы с которым, тем не менее, искал сам Император…

В.Г.: А с Лермонтовым не искал или не успел искать… Но есть живая, извечно восприимчивая к правдивому художественному слову народная душа. И надо использовать каждую возможность, чтобы достойно ответить на её ожидания, надо не обмануть её ожидания. Надо искать и искать способы объединения нашего пока еще богатейшего, но искусственно разорванного, отравляемого "либеральными стандартами"  литературного пространства. Вот, например, Александр Кердан много труда вложил в создание Ассоциации уральских писателей, предоставляющей писателям возможность встречаться с читателями за пределами своих регионов. И как тут не вспомнить строки из Игоря Северянина, написанные им уже за пределами России и не в лучшем для русской литературы 1925 году: "Что толку охать и тужить – Россию надо заслужить!"

Год литературы – это не шанс, не вдруг открывшиеся ворота, в которые запросто можно войти. Это труд, это ответственность, это наша сохранившаяся до 2015 года вера в животворную значимость Слова.

Мне ближе те писатели, которые отдают себе отчет, что Год литературы – надо не заполучить, а заслужить.

Николай Дорошенко


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"