На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Интервью  
Версия для печати

Владимир Карпов: “В разведку по одному не ходят...”

Памятный разговор с писателем

Двадцать два года, как один день пролетели с нашей встречи в редакции «Роман-журнала XXI век», когда готовили к печати роман «Лихая судьба разведчика» Владимира Васильевича Карпова, снимали с ним пред печатью последние «вопросы», обсуждали иллюстрации… Он был для редакции не только легендарной личностью, но и родным человеком, с кем за чашкой чая легко делились сомнениями и радостями. Тогда и записали мы наш разговор, который предварял публикацию его романа. Сегодня, в дни празднования 100-летия Владимира Васильевича взгрустнулось и захотелось поделиться с читателями его пронзительных произведений тем нашим коротким, но памятным разговором... 

 

– Владимир Васильевич, судьба героя вашего романа Ромашкина – это ваша судьба, или, в какой степени она ваша?

– Понимаете, писать о себе просто неприлично, да? Тема разведки связана с очень экстремальными ситуациями, когда человеку надо проявить смелость, находчивость, и писать о себе такое – неудобно. Поэтому я придумал Василия Ромашкина, который и совершал все подвиги. Вот пусть он за все это и отвечает (смеется).

 

– Но все разведоперации, опи­санные в романе – ваши?

– Все задания выполнял я. Их было, конечно, больше. Но многие задания были похожи друг на друга: добра­лись, разминировали, спустились в окоп, бахнули по башке пулеметчи­ка, заткнули рот, притащили его к себе... На войне так бывало неодно­кратно. Все это описать – получит­ся однообразно, неинтересно и скучно. Поэтому я отобрал наиболее интересные и разные эпизоды, кото­рые и вошли в книгу. Конечно, это литература, и элементы литератур­ной работы здесь есть – что-то я приукрасил, что-то придумал.

 

– Назвать ваш роман мемуарами нельзя...

– Нет, это не мемуары. Но самое главное к чему я стремился – пока­зать работу разведчиков без пре­увеличения, без суперменства. Сей­час разведчиков сделали уже фокусниками – они всё могут, без парашюта с самолета прыгают... Де­лается это с коммерческой целью – чем диковинней приключения, тем больший тираж книжки разойдется. Такая чепуха мне была не нужна. Я сам все прошел, знаю, как это быва­ет в жизни.

 

– А сколько на вашем счету “язы­ков”?

– Семьдесят девять. Но неправильно говорить, что это я их захватил. Потому что в разведку по одному не ходят, и я никогда один не ходил, и не такой уж я храбрец. Я участвовал в захвате семидесяти девяти “языков”. На каждом задании это было по-разному. Иногда я набрасывался на “языка” и нокаутировал (я все-таки был чемпионом Среднеазиатского округа по боксу). В иных случаях, я был в прикрытии, а брал “языка" кто-то другой.

В роман вошли далеко не все эпизо­ды. В разведке, как вы знаете, со­блюдается секретность – 25 лет, 50 лет, а бывает “вечно". Ну, и из осто­рожности, чтобы никому не навре­дить, я переменил фамилии, стра­ны, города, в общем, запутал действие. В первом издании рома­на, я уже до того всё запутал (смеет­ся), что в конце романа главный ге­рой, Ромашкин, погибает. Погибает нелепо, на улице... Но я получил сотни писем, приходили ко мне чи­татели... Женщина одна пришла в слезах: “Зачем вы убили Ромашки­на, такой хороший человек?!” Мне и самому хотелось оставить Ромаш­кина в живых, тем более, что и материала для продолжения было много. Еще на одну книгу хватит. Поэтому, в новом издании, в новой редакции романа, я решил оставить Василия Ромашкина живым, он поступает в Литературный институт в семинар К. Паустовского. И тут уже зацепка на новую книгу. Я даже фамилии называю реальные – Юрий Бондарев, Расул Гамзатов, Майя Ганина. Мы все вместе учились. Наверное это правильно. Ведь так и было в жизни.

 

– В каких чинах вы закончили службу в разведке?

– Подполковником. Полковника я уже получил на строевой службе – командовал полком, служил в Каракумах, в Кушке. Помните поговорку: “Дальше Кушки не пошлют". А я там четыре года служил.

 

– А что сейчас пишете?

– На очереди книга, которая называется “Генералиссимус”. Нетрудно догадаться кому она посвящена. Много о Сталине написано, но какой он был, до сих пор непонятно. Есть две горы написанного – одна гора вся из патоки, другая, наоборот, вся черная. А вот между этими горами – проблема. Надо написать объектив­но, что я и хочу сделать. Не делать из Сталина величайшего полководца, но и не говорить, что он воевал по глобусу, как наболтал Хрущев, чело­век, который в военном деле ничего не понимал.

 

– У вас есть новые документы о Сталине?

– Много любопытного, интересного. Я ведь работал в архивах, в которые не каждый попадет. Четвертый год я уже работаю над книгой. Последних три месяца каждый день сидел с пяти утра до двенадцати ночи, уже голова набок падала. Мне врачи запретили работать, сказали, что я в предынфарктном состоянии. Ну, Бог даст, к Новому году закончу, и книга выйдет.

 

– Владимир Васильевич, вы дважды Герой Советского Союза...

– Тут отдельная история. Случилось так. На войне в разведке был неписаный закон: участвовал в захвате 25-30 языков" – представляли к званию Героя. Меня представили первый раз, когда у меня числилось 45 “языков”. Раньше не представля­ли, потому что я был “врагом наро­да”, “штрафником” и т.д. Но в тот раз звание мне не дали. Мне командир полка даже показал, как на моем представлении красным, “гневным” карандашом было написано: “Вы ду­маете, кого вы представляете?!" И красная размашистая подпись. Ко­мандир полка сказал тогда: “Мне еще и по телефону за тебя доста­лось". Второй раз представили меня за 65 “языков" и тоже не дали Героя, наградили орденом Красного Зна­мени. И в третий раз – за 79 "язы­ков". Я уже был тяжело ранен, ходил глубоко в тыл по заданию командую­щего фронтом Черняховского. Мне потом “штабные" рассказывали, что Черняховский звонил в Москву и очень гневно требовал решить во­прос о присвоении мне звания Ге­роя. А в это время, оказывается, Указ о представлении к званию Ге­роя Советского Союза уже состоял­ся и был на пути в часть. Наверное, какое-то одно из трех представле­ний “сыграло”. Мне вручили Звезду Героя, я тут и про рану забыл. А ока­зывается, после разговора с Черня­ховским, нашли еще одно представ­ление и еще раз меня наградили. Буквально через три недели реше­ние пришло в часть. А в штабе реши­ли, что решение пришло повторно, и говорят: “Да он уже получил, уже “обмывает” давно!” И положили под сукно. А когда мне отмечали семьде­сят пять лет, писали обо мне очерки, статьи, в архиве нашли этот Указ. Оказывается, еще в 1944 году меня наградили второй звездой Героя. И только в марте этого года я об этом узнал. Председатель Совета ветера­нов Говоров написал об этом Прези­денту. А там отвечают: “Сегодня дважды к званию Героя России не представляют”. И никаких офици­альных бумаг от правительства Рос­сии или от Государственной Думы я так и не получил.

 

– Владимир Васильевич, завер­шая наш разговор, мы хотели бы поздравить вас с 55-летием По­беды. Дай Бог вам долгих лет жизни, здоровья, сил! Дай Бог на­писать еще не одну книгу!

– Спасибо. Знаете, нас уже мало осталось. Наверное, не для празд­ничных дней такие вещи говорить, но... Недавно узнал – каждый ме­сяц умирает два-три Героя Совет­ского Союза... Уже как при артилле­рийском обстреле: снаряды рвутся и впереди и сзади, попали мы в вил­ку. Ушли уже и те, кто моложе ме­ня...

 

– Вас судьба хранит!

– Наверное, знаете, ведь в войну почти каждую ночь к немцам лазил, да и после войны воевал в разведке мирного времени. Все время вое­вал.

Беседовала Марина Ганичева


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"