На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Колонка комментатора  
Версия для печати

Как бы лицо аплодируемого не оказалось между рук аплодирующих

Взгляд

Дело Серебренникова, по-моему, уже тем хорошо, что показало со всей очевидностью линию разрыва и трений между большинством общества, нуждающимся в многообразиии свободной конкуренции направлений, школ, традиций и новаторства в культуре, и намертво сцементированной, претендующей на монопольное положение, закрытой от критики и вообще от общественного мнения, изнутри жестко дисциплинированной, судя по всему управляемой из одного центра, «творческой элитой» (скорее заслуживающей название номенклатуры).Эта элита-номенклатура удобно устроена на загривке государства, жирно кормится из бюджета, щедро осыпается должностями и наградами, но при этом держит за собой право на фронду, на фигу, на всегдашнее «болото»;сделавши своей профессией поношение страны проживания, издевательство над её верой, историей и классическим наследием, она представляет карикатуры (и одни только карикатуры!) на «этот народ», на его культуру и нравы, на международных площадках, по сути давно уже работая на заказ.

Не встречая отпора, не видя в самых рискованных ситуациях даже «нахмуренной бровки» государства-кормилицы, номенклатура сочла себя выше не только моральных и эстетических ориентиров общества, но и всяких законов, законов в буквальном смысле, в том числе уголовного права. Тут на ум приходит сравнение со стаей «золотых мальчиков», не так давно безудержно гонявших на роллс-ройсах по Москве и, по-моему, потом искренне не умевших понять не натруженными своими головками, почему и кем им может быть не позволено давить на улицах подвернувшихся простых горожан. Реакция «золотых» режиссеров, артистов, их журнальной обслуги на задержание Серебренникова очень похожа. «Кирилл под домашним арестом! В это невозможно поверить. С этим невозможно спокойно жить. Мир перевернулся. Была жизнь до этого дня 23 августа и после него» (театральный критик Марина Давыдова). «Сегодня Кирилл, завтра кто-нибудь еще. Все это будет продолжаться. Театр внезапно стал одним из самых опасных видов деятельности» (режиссер Иван Вырыпаев). «Репрессивность государства возрастает и оказывается направленной на сферу искусства... Мы не вернулись полностью в 1939-й, но мы в тренде… Я не могу сконцентрироваться на творчестве. Парализуются творческие центры» (воронежский режиссер Михаил Бычков).

Казалось бы, режиссеры как никто должны обладать чувством меры и вкуса, профессиональным нутром чураться всякой неестественности, переигрывания, ложной пафосности, «шума из ничего». Нет, не чувствуют фальши, смешными выглядеть не боятся, беря завышенную ноту, то и дело «пускают петуха». Слишком уж уверовали, что всякое слово их драгоценно и неоспоримо, и только в таком качестве слышится властью и обществом. Нет, в самом проявлении солидарности и товарищеского внимания к «страдальцу» ничего плохого нет. Не надо только давить на следствие, приводя в качестве «неоспоримых» доказательств невиновности Серебренникова суждения о его особой талантливости и подписи всяких «прогрессивных» лиц, особенно зарубежных.

Зарубежным театральным деятелям и в голову не приходит, что в нашей «деспотии» привилегированные театры могут получать от государства столь значительные суммы, что эти суммы директора и режиссеры (часто в одном лице) могут тратить по своему усмотрению, без репертуарного плана, не обременяя себя кропотливыми отчетами. И что чем «прогрессивнее» и задиристей режиссер-директор, чем он смелее плюет на общество и нравы, тем большие суммы ему отваливают. Потому есть известный резон в рассуждениях, что не столько Серебренников виноват в случившемся, сколько те, по чьей воле ему так фартило последние годы, кто обеспечивал «золотые» гранты и премии, выводил из-под финансового контроля, кто отдал в полное распоряжение «новатора» театр им. Гоголя, разогнав сложившуюся профессиональную труппу и отдав классическую сцену под «центр» режиссерских забав с гомосексуальным и садо-мазохистским уклоном. Понятно, почему кругу «избранных» явление следователей, заведение дела и задержание подозреваемого показались чем-то вроде наступившего конца света.

Скажем, в каком же таком «тренде» располагается упомянутый воронежский режиссер Михаил Бычков? Общепризнанный фаворит губернатора области Алексея Гордеева и его супруги, он добился для своего Камерного театра с труппой меньше десяти человек постройки нового здания и не стеснительного бюджетного финансирования, заправляет Платоновским фестивалем искусств, на содержание которого область ежегодно расходует около 70 млн. рублей. При этом другие театры влачат нищенское существование, Театр оперы и балета, единственный во всем Центральном Черноземье, находится в аварийном состоянии и его ремонт откладывается на неопределенное время. Михаил Бычков – признанный мэтр лево-либерального театра в масштабах страны, получатель всяческих грантов и премий из рук монополизировавших эту сферу учредителей фестивалей и сходок, представляющих одно направление, один «верный» курс.

Ещё в 90-е годы, размышляя о складывающихся новых отношениях власти и искусства, Георгий Свиридов записал в своем дневнике: «Бывает, и часто, искусство, которое служит власти. Оно может быть великим или ничтожным… Но бывает искусство, которому служит сама власть. Такое положение создалось в нашем теперешнем государстве, когда власть служит чужому искусству, считая его за главное, поклоняясь само чужой силе, от которой зависит. И заставляя подчиняться этой силе своих подданных».

Для чего власти финансируют театр, даже не театр, как учреждение, а конкретных «творцов», особенно скандальных, циничных и бравирующих этой циничностью? Если они таким способом откупаются от либеральной интеллигенции – тогда её негодование объяснимо: уплатив содержанке, нелепо требовать от нее целевого расходования денег. Если же государство в самом деле желает поддержать культуру, то не только следственный комитет, но и общество вправе знать, насколько рационально и справедливо тратятся бюджетные средства, отнятые у здравоохранения, образования, науки, да и традиционной культуры, наконец. Ведь на один только разнесчастный проект «Платформа», который то ли был, то ли не был реализован, выделено более 214 млн рублей. А всего за три последние года театр Серебренникова распределил по госзакупкам700 миллионов рублей. Видимо, именно таким образом государство притесняло свободу творчества.

Из либерального лагеря при малейшем конфликте «творца» с финансовой отчетностью предсказуемо раздаются крики о «наступлении цензуры». Раньше, как мы помним, объектом цензуры было творчество. «Ответственные лица» могли потребовать что-то изменить в постановке, снять какие-то элементы декораций, убрать двусмысленные реплики. Теперь никаких требований к «творцу» предъявить нельзя, он гуру, недосягаем для критики, всякая критика объявляется «гонением», а объектом цензуры парадоксально стали те, кто приходит в театр или берет книгу. Творец свободен, это зрители и читатели должны держать себя в рамках; им положено восторгаться, изо всех сил делая вид, что им доступно и интересно все «прогрессивное», хотя оно может казаться полной туфтой и маразмом, в противном случае их объявят неподготовленными, быдлом, «ватниками». Некоторые из наиболее «продвинутых» критиков так и пишут, что в зале незачем появляться людям за пятьдесят, что тем, кто не ценит порно и мат, нужно сидеть дома, хавать по ТВ Пугачеву, а лучше и вообще убираться на тот свет, дабы не мешать прогрессу.

Монополия на творчество, на истину, на «прогресс», неизбежно ведет к деградации самих «творцов». И нельзя не замечать, что самые «креативные и свободные» из них давно уже завязли в плену однотипных сценических приемов и ходов, бывших когда-то модными на Западе, да уже и списанными в старье. Актера можно раздеть, можно заставить его бегать на четвереньках. Но что дальше? Раздеться дальше наготы невозможно. Призы западных фестивалей, которыми трясут при случае, говорят лишь о том, что всякая фронда и русофобия там хорошо продаются.

Я думаю, что многим защитникам Серебренникова выгодно и хочется, чтобы он получил строгую меру пресечения, а затем и серьезный приговор – это необходимо для раскручивания тезиса о гонениях на интеллигенцию. Но это не в интересах самого режиссера. В его интересах полное и объективное расследование дела, честное судебное разбирательство. Ажиотажный напор его «друзей», объявивших дело политическим, желающих самим поярче отметиться, только вредят его репутации в глазах общества. Чего они добиваются? Чтобы Путин дал команду освободить «нещастного» и прекратить следствие? Запретил упоминать имя скандального режиссера всуе? Но никто не в силах «запретить» обнародованные факты и подозрения. Только суд, а не самозваные крикливые адвокаты, может назвать Серебренникова невиновным. Так что пожелаем следствию неуклонно, основательно и с достоинством, не обращая внимания на провокации и оскорбительные выпады, моральный террор либеральной своры, продолжать начатое дело и честно довести его до суда.

Но этого мало. Важнее сделать надлежащие выводы из всей этой истории и ограничить своеволие режиссеров на сцене, особенно когда постановки осуществляются за государственный счет. Народными деньгами нельзя поощрять извращения и пошлость, как и «свободой творчества» оправдывать болезненное тщеславие заостренных на скандалы людей. Для начала следовало бы восстановить заслуженный театр им. Гоголя, вернуть его коллективу с надлежащими извинениями.

Геннадий Литвинцев (г. Воронеж)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"