На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Критика  

Версия для печати

Искупление красотой

Русский храм как образ России

В милой пустыне, вдали от людей нет одиночества.

Светом сочится, зари золотей, русское зодчество.

Борис Чичибабин

Спросите русского человека: «Назови самое прекрасное, что ты видел в жизни», — и он ответит: «Храм Божий». Скажем больше: порой думается, что облик русского храма заложен в самой глубинной сути русского человека.

Действительно, что может быть прекрасней этих совершенных творений зодческого ремесла и духа, которые и «архитектурой» назвать — язык не поворачивается.

Храмы, возводившиеся на Руси с первых десятилетий русского Христианства, всегда были молитвенной «свечой Богу», обращением в горние сферы, каналом, соединяющим Небо с землей. Сердце русского странника всегда озарялось радостью в ту самую минуту, когда из-за холма или над равниной реки показывался в небесах крест, а под ним и овершие сельской или монастырской церквушки.

Этой радости причастился и автор-составитель только что выпущенного издательством ЭКСМО крупноформатного фотоальбома «Храмы великой России» писатель Станислав Минаков. Прежняя его работа, обширная энциклопедия «Храмы России», выходившая в том же издательстве сначала в 2008 г ., а потом переизданная в начале 2009 г ., была оснащена большим числом пояснительных статей и иллюстраций. Концепция новой книги, полноцветной, отпечатанной в Турции, — состоит в создании прежде всего визуального образа.

Автор-составитель показывает нам зодчество Руси не как «чистую архитектуру», а словно помещает нас в русский пейзаж, используя для этого не только фото окружающей природы, но и произведения выдающихся русских живописцев М. Нестерова, И. Левитана, Б. Кустодиева, Н. Рериха и других. Кроме того, к картинкам и картинам придаются пояснительные подписи и краткие истории, а нередко и стихи русских поэтов — С. Есенина, Н. Клюева, Н. Рубцова, С. Клычкова, Я. Полонского, Великого князя Константина Романова (К. Р.), Б. Чичибабина, современных сочинителей. Некоторым снимкам сопутствуют на страницах фотоальбома «Храмы великой России» знаменитые русские иконы, краткие истории житий русских святых. Так создается цельный, контекстный образ русского храма — помещаемого автором в духовное, историческое, культурное русское пространство.

Особое место отведено в альбоме и «военно-патриотической» линии. Тут размещены интересные снимки «трех полей России», овеянных русской воинской славой, —Куликова, Бородина и Прохоровского, уделено внимание героической истории Смоленска, не забыл составитель и о памятниках маршалу Г. К. Жукову (в Москве) и киевскому князю Святославу (на Белгородчине).

В общий контекст помешены и фото памятников деятелям русской духовности и культуры — преподобным Сергию Радонежскому (В Сергиевом Посаде), Серафиму Саровскому (в Курской Коренной пустыни) и Савве Сторожевскому (в Звенигороде), иконописцу Рублеву, поэтам А. Пушкину, К. Батюшкову, Н. Рубцову, и другим. А в главе о старинном городке Торжок мы найдем и фото могилы А. П. Керн, которой посвящено известное пушкинское стихотворение «Я помню чудное мгновенье…»

Обратим внимание на несколько глав книги. Например, глава «Сусанино. Грачи прилетели» включает не только известнейшую картину живописца А. Саврасова «Грачи прилетели» (1871), но и большое современное фото изображенной на картине церкви Воскресения Христова (XVII в.) в п. Сусанино (прежде Молвитино), а также несколько видов других старых церквей этого поселка. Мы видим также фото современного памятника русскому герою Ивану Сусанину, установленного на месте, где располагалась деревня Деревеньки, в которой родился герой. На приведенном в альбоме снимке И. Сусанин словно выходит к нам из березового леса, через четыре столетия, живой-невредимый. Эти красоты Костромской области дополнены замечательными стихами, связанными с темой возвращения грачей на родину из теплых краев. Мы словно получаем единую связующую ось — со времен строительства церквей, через проникновенный саврасовский образ, к нашим дням.

Аналогичным образом подана, например, и глава «Золото Плёса», где современным фотовидам городка Плёс на Волге словно аккомпанируют знаменитые картины И. Левитана. Аналогично мы встречаем левитановский «Вечерний звон» рядом с панорамами Звенигорода, а тихие монастырские пейзажи Нестерова — возле соловецких снимков. Место нашлось даже загадочной картине Нестерова «Лисичка», гармонирующей с видом древнего Белозерска. А особенно сильно «работает» знаменитая нестеровская картина «Душа народа», помещенная в главку «Нило-Столобенская пустынь». И такие находки-диковинки разбросаны по всему альбому.

На странице в главе «Санкт-Петербург», посвященной Храму Иоанна Богослова подворья Леушинского Иоанно-Предтеченского монастыря в Санкт-Петербурге (1894), вспомянут знаменитый Леушинский монастырь, почитавшийся в конце XIX в. наряду с Дивеевым и Шамординым третьей женской лаврой, который давно сокрыли воды «рукотворного моря» — Рыбинского водохранилища, как и небольшую деревню, некогда затерянную в глуши дремучих лесов в пойме Шексны между Череповцем и Рыбинском, давшую имя знаменитому монастырю. Дело в том, что около года юные изографы иконописной школы "Святогорье" (при Леушинском подворье, настоятель о. Геннадий Беловолов) под руководством Ростислава Гирвеля, по содействии Ольги Веселовой, выполняли заказ Ярослава Тиховодова, жителя села Уста Уренского района Нижегородской области, известного тем, что из своих 17 лет уже десятилетие он подвизается на ниве православного просветительства. Икона Царственных Страстотерпцев с образом Богородицы Державной передана Ярославу в Вербное воскресение 2009 г . Такой иконы в России еще не было: ее авторы — 9 детей. В альбоме приведен не только большой снимок храма, но и два поразительных фото — Ярослав Тиховодов, несущий с другим отроком Детскую икону, и сама эта икона.

В главе, посвязенной храмам Москвы, запоминается, например, страница, посвященная храму Спаса на Песках, и поныне располагающемуся у Арбата; храм мы узнаём по картине Поленова «Московский дворик». Составитель предлагает нам кроме поленовского полотна два современных фото, а также снимок старой храмовой росписи, представляющей редкий сюжет — беседу молодого Иисуса с учителями. Московский Спас-на-Песках, переживший в советское время в своих стенах кукольный филиал «Союзмультфильма», хранит поминовение о двух своих настоятелях, отцах Сергиях Успенских, старшем и младшем (последний казнен в Бутове и причислен к лику новомучеников, сегодня в храме имеется его житийная икона). Легенда гласит, что именно здесь в давние времена упала копеечная свечечка, от которой в страшном пожаре сгорело пол-Москвы.

Особым образом проведена автором-составителем тема последнего русского царя —страстотерпца Николая II, его убиенной в Екатеринбурге семьи, а также членов императорской фамилии, казненных у Алапаевска в 1918 г . В книге мы встретим Государя Николая II и в жизнеутверждающем образе — кисти Кустодиева — на фоне храмов московского Кремля (и тут же — та ж кремлевская современная фотопанорама с Большого Москворецкого моста), и в облике самодержца со скипетром и державой — на любительской иконе, написанной на крупном кирпиче, ныне хранящейся в музее Кадашевской слободы при храма Воскресения Христова в Кадашах (Москва).

Конечно же, в этой связи трагичен фоторазворот, посвященный Екатеринбургу. С. Минаков поместил здесь все 9 строф «Колыбельной», которую поэт К.Р., Великий князь Константин Константинович Романов, посвятил 4 марта 1887 г . своему еще грудному сыну Ване, то есть князю Иоанну Константиновичу, который через 31 год примет мученическую кончину под Алапаевском вместе с родными братьями Игорем и Константином, а также Великой княгиней Елисаветой Федоровной, ее крестной сестрой инокиней Варварой, великим князем Сергеем Михайловичем и князем Владимиром Павловичем Палей. Сегодня особо трагично и пронзительно читаются слова этой колыбельной:

Спи же! Еще не настали

Годы смятений и бурь!

Спи же, не зная печали,

Глазки, малютка, зажмурь!..

 

Тускло мерцает лампадка

Перед иконой святой...

Спи же беспечно и сладко,

Спи, мой сынок, дорогой!

Альбом охватывает Север и Юг, Запад и Восток русской храмовой архитектуры. Уделено внимание и новым храмовым строениям, и древнейшим храмам Руси, в том числе Киева, Чернигова, Новгорода, Пскова, Владимира. Отдельные главы посвященны Почаевской, Святогорской, Троице-Сергиевой лаврам. Есть глава о древнем Херсонесе, куда прибыл апостол Андрей Первозванный, где принял святое крещение равноапостольный князь Владимир Креститель. Тут есть и главы о других прославленных русских обителях — Оптинской, Дивеевской, Соловецкой, Валаамской и других. Открываются в книге и иные дивные страницы Русского Севера. Тут мы увидим даже мало где встречавшиеся великолепные храмовые виды древних городов, скажем, Вологодчины — в Устюжне, Великом Устюге, Тотьме и др.

Так автор-составитель словно формирует наш общий взгляд на единое православное прошлое России, напоминая нам о том, что сиянием древних золотокупольных русских лавр — Свято-Успенской Киево-Печерской или Свято-Троицкой Сергиевой — проникнуты и русские летописи, и былины, и духовные произведения, и светская литература, в XIX веке поднявшаяся на вершины вершин, что побудило крупнейшие умы мира назвать ее «святой».

Кто видел русские православные храмы, согласится со словами И. Э. Грабаря: «Подводя итоги всему, что сделано Россией в области искусства, приходишь к выводу, что это по преимуществу страна зодчих». В своем предисловии к книге автор-составитель, харьковчанин, пригласивший в помощь себе в качестве фотографов жителей разных регионов большой Руси — из Харькова, Черкасс, Москвы, Петербурга, поселка Сусанино, пишет: «Вспомнив великие имена мастеров церковного стенного и иконного письма, мы должны отметить, что русские храмы, славящиеся внешней лепостию, красотой, немыслимы без внутреннего убранства. В этом искусстве русские мастера достигли в былые века тоже невероятных вершин. В нашей книге мы постарались взглянуть на русские храмы не только снаружи, в контексте пейзажа или вне его, но и изнутри — на росписи и иконы. Также, стараясь не пропускать замечательные архитектурные детали, мы пытались и не упустить из виду целое — храм как идею, храм как мысль о мире, храм как высокое чувство. Нам хотелось дать образ России, а также напомнить о ее истории, великой и трагической, — с помощью самого дорого и святого, что одушевил на земле из мертвого природного материала русский человек за всю историю возникновения и развития Русской цивилизации, Русского мiра, то есть с помощью образа русского православного храма».

Очевидно: картины выдающихся живописцев, и лирика наших поэтов, и шедевры ремесел оказались уже неотделимыми от русского духа, русской культуры, входя в нее составной частью, дополняя и приближая к нам. И все вместе слилось на страницах этой книги во многоголосую ораторию. Словно сами собой к книге притянулись фотоизображения, пойманные многими людьми. Получился, без преувеличения, соборный, коллективный труд, подобный общей молитве. Убедительным критерием истинности всегда является безотчетное, априорное понимание разными людьми несомненной Красоты, во имя которой созданы русские храмы. Ведь Красота — одна из Господних ипостасей. И вряд ли удивительно, что в этом «соборе фотографий» приняли участие люди не лишь воцерковленные.

Оказывается, огромное число людей испытывает желание не только прийти к храму, не только его увидеть, не только запечатлеть «чудное мгновенье» (благо, сейчас фототехникой наделены многие), но и поделиться этой красотой с другими людьми — отпечатав на принтере, на фотобумаге, опубликовав в книге или на сайтах интернета. То есть красота — избыточна, а приращение ее, обратную связь от нее человек получает лишь поделившись ею с собратьями.

Автор особо подчеркивает, что за период работы над книгой ему споспешествовал ряд незабываемых встреч, которые тоже привнесли особый строй и тон в эту книгу. Это и встреча в Митрополичьей резиденции Киево-Печерской Лавры с Блаженнейшим Митрополитом Киевским и Всея Украины Владимиром, и напутственное содействие члена Синода Русской Православной Церкви Высокопреосвященного архиепископа Белгородского и Старооскольского Иоанна, и беседы с монашествующими Свято-Введенской Оптиной пустыни, в частности, с оптинским схиигуменом Илием (ныне духовником Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла), и краткая беседа, а также статьи протоиерея Александра Салтыкова, настоятеля Храма Воскресения Христова в Кадашах (Москва), и пасхальное общение — на службе и вне ее — с настоятелем Свято-Благовещенского храма в Киселевой балке, что на Луганщине, отцом Михаилом (Шиповским). Все эти земные собеседники (помним и о небесных) — названные и не названные — так или иначе незримо присутствовали и пред внутренним взором автора-составителя, словно своеобразная «приемная комиссия», как при предъявлении строящегося или уже возведенного собора заказчику.

Без издержек не обходится любая работа, к тому же невозможно объять необъятное, а тем более вместить изрядное количество собранных материалов в ограниченное полиграфическое пространство, но, кажется, с поставленной высокой задачей создатели книги в целом справились.

Это — вдумчивая, неслучайная книга, не просто набор «церковных красот древности», а мысль о русском духе, русском храме как свече Божией, как доме Господа нашего Иисуса Христа. Обращает на себя внимание, к слову, и красивая современная верстка книги, выполненная харьковским дизайнером Андреем Ворониным, которая тоже удачно соединяет современный язык визуальной подачи с древностью, духовностью и культурой.

Откройте эту книгу на любой странице, на произвольном развороте, и вы непременно ахнете. У вас перехватит дух от великой красоты нашего Отечества (напомним, что это слово имеет и земной, и духовный смысл), от радости и гордости за русского человека, эту красоту усвоившего и воплотившего в веках, от горечи и вины за страшные страницы русской истории. Слова харьковчанина Б. Чичибабина о русских храмах скрижальны: «Венец Иисусов каплями с висков стекает в Суздаль, Новгород и Псков». Поэт, тонко ощущавший многовековые вибрации отечественной истории, веры, духа русской цивилизации, в афористичной форме отразил суть Христианства на Руси, которое именуется Православием.

Искупление красотой — быть может, главное впечатление, которое останется с читателем от знакомства с этой книгой.

Ульяна Дроздова


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"