На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Критика  

Версия для печати

Пока светла таинственная высь

в Новой Калитве

Когда все в доме укладывались спать, Василий доставал завет­ную тетрадь в зеленой обложке и залезал на печку. Чтобы свет от керосиновой лампы не так ярко бил в глаза, Вася вырывал из тетрадки листок, проделывал в нем дырочку и надевал на лам­повый пузырь.

В 12 лет мир вокруг кажется удивительным, таинственным, полным загадочных приключе­ний. Мечтая о дальних стран­ствиях и путешествиях, мальчик так явно представлял себя то плывущим на корабле, то сража­ющимся с врагами, что сюжеты, словно оживая, легко ложились в строчки очередной приключен­ческой повести. Немного пахло горелой бумагой на лампе, за окнами бушевали метели или шли дожди. А в маленьком до­мике в селе Новая Калитва, на печке, пробовал свои силы бу­дущий поэт и писатель Василий Павлович Жиляев.

Сколько таких пухлых тетра­дей было исписано за время от­рочества, Василий Павлович и сам точно не помнит. Некоторые из них до сих пор бережно хра­нит: приключенческие повести и даже романы в духе Ж. Верна и Ф. Купера: «В открытом море», «Остров Бананов», «История «Изабеллы», «Торговцы кока-колой» и другие. Иллюстрации к этим самодельным книжкам тоже    сделаны    рукою    автора.

Где-то там, в аккуратно сложен­ных тетрадках, и первое его сти­хотворение о Гороховском храме, датированное 1946 годом.

– В этом храме в 1932 году меня крестил батюшка Семен, – расска­зывает Василий Павлович. – А потом его пьяные комсомольцы утопили в Дону. Спустя годы, я часто заходил в этот полуразрушенный храм и по­долгу смотрел на единственную, уцелевшую на стене роспись: буря, апостолы и Христос идет по волнам. Тогда и пришли ко мне строки того первого стихотворения.

После службы в армии Васи­лий Павлович Жиляев учился на вечернем факультете графики и живописи при Воронежском педа­гогическом институте. Сорок лет с небольшими перерывами он пре­подавал в сельских школах. Неко­торое время работал в г. Темрюке инженером-океанологом. И была у него мечта – создать цикл стихов «Любовь моя – Таврида». Но, как говорит автор, «пока это только в сердце и в голове».

 

НАМ И ГОДА, И ЖИЗНИ НЕ ХВАТИТ...

Имея за плечами колоссальный интеллектуальный и житейский опыт, член Союза писателей Рос­сии В.П. Жиляев в стихах и прозе делится своими размышлениями и мудростью с читателями. В поэти­ческом списке у него – больше 400 стихотворений, две незаконченные поэмы «Беглец» и «Отчий край».

Есть и публицистические труды, много задумок и планов.

В стихах В.П. Жиляева огромное количество философских рассуж­дений, лирики, пронизанной огром­ной любовью к отчему краю. Гармония че­ловека и Вселенной также находит свое отражение в творчестве Ва­силия Павловича. Но на многие во­просы он до сих пор ищет ответы.

– Нам и года, и жизни не хватит, чтобы понять, в чем суть миро­здания. Чтобы создать этот уди­вительный земной мир, нужна информация, план. Чтобы был план, должен быть носитель. Мы гонимся за бесконечностью, но мы никогда ее не достигнем, никогда не получим ответов на свои во­просы. Хотя увидеть простой при­мер бесконечности можно, зная школьный курс физики: ставишь свечу между двумя зеркалами и получается бесконечный коридор направо и налево до тех пор, пока уже глаза не в состоянии уловить этот маленький огонек свечи.

***

Два зеркала поставлены в упор.

В моей руке зажженная свеча.

Я прохожу стеклянный коридор

У Зазеркалья Вестника встречать...

  В пространстве – блеск, изысканность и лоск,

Мне от свечи тревожно и тепло .

И ни души ... На пальцы каплет воск .

Шлифую лбом граненое стекло .

И слышу будто судорожный всхлип ,

И чей - то смех сквозь рваные меха .

Я в чернокнижье дьявольское влип ...

Запретный пласт вскрывают лемеха .

Мой разум плуг . Распахан целый мир !

  И что же там , за огненной чертой ?

–   Игра теней , мираж , пустой эфир ,

И надо всем огромное ничто .

–   Тогда зачем , зачем вся эта ложь ?

И этот бред , и спутанная мысль ?

–   Молись , твори , живи , пока живешь ,

Пока светла таинственная высь .

Обычная речь Василия Павло­вича часто плавно переходит в по­этическую . Он декламирует свои стихи , произнося каждое слово с чувством ответственности за него .

Ибо, как сам говорит, из миллиар­дов слов поэт должен взять самое точное, верное и поставить это слово на единственное, правиль­ное место в строке.

Мы беседуем с Василием Пав­ловичем во дворе его дома и пытаемся объять необъятное, переходя с одной темы на другую. Поэзия, живопись, музыка, учи­тельство, православие... В одном человеке так много всего, что не­вольно боишься упустить что-то очень важное. Он, кажется, про­питан духом родной земли. В сло­вах – боль за поруганные могилы воинов, печаль за бездуховность современности и светлая радость от красоты родного Придонья. Все дорого этому человеку: и пчелка, севшая на цветок, и муравьишка, попавший в воду (Василий Павло­вич обязательно поможет ему вы­браться из беды), и любимый златоглазый с египетским профилем кот Мильс.

Василий Павлович показывает мне последние публикации в мос­ковских литературных журналах и комментирует :

– Тематику моей поэзии нельзя назвать духовной . Она не духовная , но это путь грешного человека в поиске Бога .

– Нашли ? – спрашиваю собесед­ника .

–   Надо мною , над грешным , звенящая бездна .

Так насыщена синью , что больно глазам .

Я пытаюсь лечиться , но все бесполезно .

Не идет мне на пользу духовный бальзам ,

–   отвечает поэт стихотворением , которое заканчивается следующи­ми словами :

Протрезвел , отступил в молчаливом смущеньи ,

Осознал , повинился в содеянном том .

Исповедал меня деревенский священник ,

Осенил на свету православным крестом .

Говорил о страстях , о безбожье греховном .

Как на тверди земной род людской измельчал .

В заключение заметил : «Пиши о духовном .

Это есть первородство , начало начал» .

Позже в утреннем храме , на праздник Успенья ,

На глубинный вопрос я услышал ответ :

«Кроме дивных молитв и церковного пенья ,

Человечней и выше поэзии нет ! » .

Подлинно русский по духу и по своим корням В . П . Жиляев убеж­ден , что Русь и православие не от­делимы . Но об искренности веры поэт говорит так :

– Можно лоб разбить в храме , но если у тебя каменное сердце и нет любви к ближнему , то все твои молитвы пусты . И даже самый ве­ликолепный храм , построенный на неправедные деньги , Господу не нужен .

***

Вот и бездна , вот и край .

Шаг всего такая малость ,

Ты на пальцах не считай ,

Сколько ждать еще осталось .

Тайных знаков не ищи

На линованной ладони .

Где твой меч , надежный щит ,

Где твои лихие кони ?

Что же так ? Такая жалость .

Жизнь развеялась как дым .

От веселья до беды

И полшага не осталось .

Не рассказывай , не ной ,

Сколь сложна была дорога .

Ты прошел ее без Бога .

Вот и весь   –   твои блеск земной .

 

ХИТРАЯ ШТУКА

Дать определение поэзии очень сложно , ее надо почувствовать . Настоящая поэзия – это когда чи­таешь чьи - то стихи и ощущаешь их нерукотворность . Поэт берет важные слова из пространства и передает их своим читателям . Тут главное – не покривить душой , не солгать перед самим собой . По­рой в работе над стихотворением проходят годы , потому так важно и ценно каждое слово .

С горечью Василий Павлович рассказывает об истории издания своего первого сборника стихов «Донское Белогорье» . Книга эта вышла в спешке , без авторского редактирования . С авторских ру­кописей текст набирали селянки на печатных машинках . И там , где им казалось , что он , филолог , ошибается , они исправляли слова на свой лад . И на 370 стихов уже выпущенной книги получилось 250 ошибок , пропусков , искажений . По­лучив готовую книгу , Василий Пав­лович прочитал ее и заплакал .

– Зачем я пишу ? – спрашивает убеленный сединами поэт . – При­везли мне недавно книгу военного , члена Союза писателей России . Он заканчивает литинститут , овладе­вает технологией стихотворчества , публикуется в толстых журналах . Он профессионал , так мастерски владеет словом , а душой – нет . Его стихи – пустота , мертворожденные словесные конструкции . Поэзия – хитрая штука . Бывает , прочел книгу и забыл . А иной раз – какой - то соседский мальчишка принесет стихотворение , и какая - то свеча в душе затеплится и греет . Жаль , что сейчас Россия превратилась из читающей в пишущую . В лите­ратуру приходят люди , далекие от высоких принципов , классики , мас­терства . А поэзия сейчас никому не нужна . Помните , как у Есенина : «Моя поэзия здесь больше не нуж­на , и сам я здесь ни капельки не нужен ... »

 

НАСТИНЫ ОТКРЫТИЯ

Говорят в народе , что на детях гениев природа отдыхает . Однако одаренности и талантам потомков Василия Павловича и Дины Ива­новны Жиляевых можно удивлять­ся бесконечно .

Сын Сережа живет вместе с женой Тамарой в Подмосковье , в городке с красивым названием Серебряные Пруды . У них четве­ро детей : Мария , Сережа , Ваня и Настя . Супруги вместе распи­сывают восстановленную Зна­менскую церковь в Серебряных Прудах .

Василий Павлович с гордостью рассказывает , что Сергей с Та­марой начинали писать иконы с благословения сельского священ­ника . Изучали технику иконописи , ездили в монастыри , читали книги по истории древнерусского искус­ства . Начали с икон для храмов Воронежской епархии , расписали алтарь Рождественского храма в селе Никольском Воробьевского района . Потом переехали жить в Подмосковье . Внуки В . П . Жиляева замечательно рисуют . Старшая , Мария , окончила первый курс Мос­ковского гуманитарного института . Ее картины с успехом выставля­ются и радуют колоритными пей­зажами .

Пока мы разговаривали , подош­ла младшая внучка Василия Пав­ловича – Настя , гостившая вместе с родителями у дедушки с бабушкой . У нее в руках – толстый альбом для рисования .

– Настенька , чем занимаешься ? – спрашиваю . Девочка посмотрела на   меня   пристальным   взглядом , словно изучая , – можно ли доверять .

– Открытия делаю .

–   И как часто это с тобой проис­ходит ? – удивилась я .

– Зимой чаще , а летом гуляю больше , и времени на рисование остается немного .

У Насти всегда с собой бумага , карандаши или фломастеры . Она не по годам наблюдательна и лю­бознательна . Пока дедушка Вася читал стихи , девочка все смотре­ла сквозь зеленые ветви деревьев куда - то вдаль , туда , где за дере­венскими домами и хатками течет могучий батюшка Дон . В такие мо­менты невидимые нити накрепко связывают в единое целое красоту природы родного края и неисся­каемую силу человеческой души . Такой , какой обладает учитель , художник , писатель , музыкант и просто русский человек – Василий Павлович Жиляев .

Р. Одинокова


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"