На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Критика  

Версия для печати

Светлый воин на стороне добра и правды

На Украине вышла книга воспоминаний о Борисе Олейнике

Взявшись за работу над этой рецензией и перелистывая материалы, которые могли бы для этого пригодиться, я поймал себя на мысли о том, что в заголовки многих текстов о Борисе Олейнике и его творчестве их авторы, не сговариваясь, предпочитают выносить цитаты из произведений самого поэта. Немало цитат из стихов и высказываний Олейника с разного рода трибун и в личном общении присутствует и в текстах, вошедших в первый сборник воспоминаний, статей о нём, интервью. Случайно ли это? Думаю, нет.

 

В этой особенности осмысления наследия видного мастера поэтического и публицистического слова отражено общее представление его исследователей и читателей о глубокой содержательной насыщенности, изысканной форме словесных высказываний и формул автора поэм «Урок» и «Трубит Трубиж». Поэтическая речь Олейника кроме того, что содержательна, ещё и весьма афористична. Лучше него не сказать, вот и тянет изъясняться его словами. Даже в разговоре о нём самом эти слова помогают и сформулировать мысль надлежащим образом, и придать ей более точный и благозвучный вид.

Сборник воспоминаний и других материалов, посвящённый Борису Олейнику (первый подобный опыт после его смерти), в этом плане не представляет собой исключения. Цитат самого разного рода из Олейника в нём хватает, да и в заглавие должна была быть вынесена поэтическая строка из его известного, чтобы не сказать — культового, стихотворения: «Щоб i вам сонячно...» («Пусть и вам будет светло...»). В последний момент, однако, вмешался академик ПётрТолочко, инициативе и энергии которого мы обязаны тем, что издание состоялось, предложивший изменить название книги на то, под которым она увидела свет. Идея вызвала поначалу среди членов редколлегии оживлённую дискуссию, но, в конце концов, была воспринята. Аргументом Петра Петровича, решившим исход творческого спора, оказалось указание на то, что в названии стоило бы дать ёмкую, предельно лаконичную и вместе с тем максимально содержательную характеристику героя воспоминаний и других текстов, вошедших в сборник. Ну, а строка: «Щоб i вам сонячно...», — сохранилась в сборнике в заголовке статье А. Сизоненко.

«Незрадлива совiсть» — очень точное определение, именно то, что нужно. Попадание в «десятку». Олейника можно с полным правом считать совестью украинской нации. И её моральным авторитетом. Что же касается характеристики поэта как «совести» через понятие «незрадлива», то тут, думаю, не помешает одно важное уточнение. В русском переводе украинское слово «незрадлива» звучит как — «верная». По смыслу правильно, по внутренней же форме — чуть-чуть небольшое, но отступление от оригинала. Дело в том, что в переводе теряется соотнесённость определения с понятием «зрада» — «измена». Олейник был и остался «верным», не поддавшись искушению совершить «измену», «зра- ду», перед чем, как известно, не устояло несметное количество его современников. Иначе говоря, верность Олейника — это одновременно и верность как верность, и верность как неприятие измены. Мотив верности как принципиального отказа от измены занимает важное место практически во всех текстах, включённых в книгу. Статья И.Бокия даже озаглавлена соответствующим образом: «Верный».

Сборник открывается вступительным словом Петра Толочко. Оно задаёт тон всему изданию, поднимая планку оценки личности Бориса Олейника — как поэтической, так и человеческой — на максимально высокий уровень.

Автор отдаёт себе отчёт в том, что «время глубоких обобщений и универсальных оценок ещё не пришло ни в осмыслении исторических эпох, в которых жил и творил Борис Олейник, ни в постижении истинного места в них самого поэта». Но, тем не менее, предлагает собственный взгляд на проблему, свою интерпретацию места и роли Олейника на фоне смены эпох на рубеже ХХ-ХХ1 веков, в обусловленных этой сменой, связанных с нею событиях, которые имели место на Украине, в Киеве и вокруг них. Это — долг перед памятью о Борисе Ильиче, перед современниками, а также теми, кто, придя на их место, захочет прочесть и понять творчество поэта.

В предельно кратком изложении оценку Бориса Олейника, предложенную Петром Толочко, можно было бы выразить формулой: «гениальный поэт, который мог и должен был бы стать пророком для своего Отечества, но не стал им». По мнению автора, Олейник, поэтический путь которого охватил почти семь десятилетий, добился грандиозных творческих результатов и их оценки обществом очень рано, ни на мгновение не останавливался в своём развитии, постоянно двигался вперёд и вверх, покоряя новые и новые вершины, прокладывая путь другим. Его отличали высокая внутренняя собственно человеческая и поэтическая культура, глубокое понимание жизненных законов, а ещё — что, может быть, особенно важно — высочайшая степень интегрированности в особенности украинского общества. По мнению Толочко, Олейник был не только выдающимся поэтом, но и глубоким мыслителем, готовым предложить Украине алгоритм поведения и путь развития, основанные на ориентацию на собственные силы и традиции и способные обеспечить не мнимый, а действительный успех.

Толочко предлагает максимально общий, отвлечённый и обобщённый взгляд на Олейника, предпринимая попытку составить представление о наиболее ярких и значимых чертах «феномена Олейника». В первом случае Олейник является к читателю «одетым в камень», во втором — человечным, очень личным. Тут описаны несколько встреч и их бесед, о которых не знал никто, кроме них самих. Эти истории становится достоянием публики впервые, и Толочко предстаёт тут и как писатель-мемуарист, и интерпретатор поэтических текстов, и тонко чувствующий слово переводчик Олейника на русский язык.

Очень высокую планку в оценке личности, творчества, деятельности Олейника, их значения и значимости в истории украинской литературы, культуры, государственного и общественного развития, заданную Толочко, поддерживает и развивает президент Национальной Академии наук Украины академик Б.Е.Патон. В сборник включено подписанное им представление о выдвижении Б.Олейника на Нобелевскую премию в области литературы, датированное 2013 годом.

Назвав Олейника «визитной карточкой украинской поэзии», Б.Патон обратил внимание на то, что в его стихах гармонично сосуществуют национальная специфика и местный колорит с универсальной поэтической картиной мира, позволяющей подняться на наднациональный уровень, возвыситься до общечеловеческого масштаба.

В предисловии к двухтомному изданию избранных произведений Бориса Олейника, вышедшему в 1985 году к юбилею поэта (оно помещено в сборнике), классик украинской литературы Олесь Гончар, сам уроженец Полтавской области, особо отметил связь поэта с его родной землёй, малой Родиной — Полтавщиной. О том, сколь важную роль сыграл автор «Знаменосцев» в его литературной и человеческой судьбе, сколь высок был для него авторитет великого земляка, не раз говорил и писал сам Олейник. «Прийти в литературу от земли Котляревского и Гоголя, из краёв, где, как и по всей Украине, в наибольшем почёте «Кобзарь» и народная песня, и меткое весёлое слово, — это как бы прийти с определённым дипломом, означающим высокую духовную эстетическую подготовку и накладывающим на поэта соответствующие творческие и гражданские обязательства». Олейник всегда ценил свою принадлежность к полтавской земле, всегда осознавал себя «полтавцем», всегда отдавал себе отчёт в том, что это — и особая честь, и особая ответственность. Что же касается «меткого слова», тут ему не было равных. Мог порадовать позабавить окружающих, а то и отметить-пометить кого-то «весёлым словом» так, что мама не горюй.

Олейникк входил в круг самых выдающихся украинских мастеров слова — поэтического, публицистического, разговорного, «трибунного». Под его умелым пером слово было и универсальным инструментом врачевания душ, и удачно взятой первой нотой в большой поэтической симфонии или в малом этюде, и искрящейся дождевой капелькой, отразившей огромный мир. Слово превращалось, бывало, и в грозное оружие. Обладая уникальной способностью с помощью слова разить и сразить противника наповал, поэт никогда не стремился бить на поражение. На эту черту человеческого и поэтического таланта Б. Олейника обратил внимание Г. Крючков («Талант на службе Отечества и народа»).

«Светлый воин на стороне добра и правды», — назвала размышления о Олейнике знавшая его со студенческих времен Н.В. Костенко, педагог, литературовед, одна из лучших на пространстве бывшего СССР «олейниковедов». Она, среди прочего, особо подчеркнула крайне важный для понимания творчества поэта факт: он, «как никто другой, сумел продолжить магистральную для украинской поэзии шевченковскую традицию нераздельности национальной идеи от идей социальной справедливости и свободы». Творчество Олейника с полным правом можно трактовать как элемент творческого контакта и связи с предшественниками по поэтическому цеху, начиная от Т. Шевченко и заканчивая П. Тычиной, В. Сосюрой, А. Малышко. Вопрос же, кто подхватит эстафетную палочку после него, остаётся открытым.

В декабре 2018 года в рамках «Минской инициативы», белорусско-украинско-российского гуманитарного проекта (поэт стоял у его истоков) прошла конференция «Наследие Б. Олейника в контексте межкультурного диалога», — первая в своем роде. Когда М. Швыдкой, взявший на себя роль модератора, попросил присутствующих высказаться о дальнейших направлениях популяризации и изучения наследия Бориса Олейника, недостатка в предложениях не было. Идеи сыпались, как из рога изобилия — от издания «Собрания сочинений» до составления «Словаря языка Бориса Олейника», съёмки документального фильма о нём и, конечно, подготовки новых конференций и публикаций.

Яков Рудь


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"