На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Критика  

Версия для печати

Рецензия-донос на историков МГУ

В журнале «The New Times» (2010. 21 июня. № 21) размещена рецензия на кн.: Барсенков А.С., Вдовин А.И. История России. 1917–2009. (М., 2010). Ниже помещается полный текст рецензии З. Световой с необходимыми внутри текстовыми пояснениями и комментариями историков МГУ (обобщены доцентом А.Ю. Шадриным) к каждому абзацу (выделены полужирным шрифтом)

Светова Зоя. Специфическая история. Учебник как пособие по ксенофобии / «The New Times» (2010. 21 июня. № 21)

Учебник для элиты [1]. На исторических факультетах российских вузов будущих историков учат по учебнику, авторы которого не скрывают своих ксенофобских взглядов и одевают в белые одежды Сталина [2]. Одиозное учебное пособие, вышедшее недавно третьим изданием, – изучал The New Times [3]

[1] Пособие – не учебник. Нельзя отождествлять учебные издания, различающиеся по назначению. В этой связи можно сказать, что имеем дело со специфической рецензией на пособие. Пособие предназначалось не для элиты, а для студентов вузов и широкого круга читателей. Именно читатели, познакомившиеся с содержанием пособия, способствовали его популяризации в Интернете. Первое типографское издание к настоящему времени размещено в электронном виде по адресам:

http://by-chgu.ru/category/history/russian_history;

http://www.alleng.ru/d/hist/hist035.htm;

http://www.kodges.ru/37967-istoriya-rossii.-1917-2004..html;

http://book-vl.ru/book/estesstv_nauki/41932-a.-barsenkov-a.-vdovin.-istorija.html;

http://www.twirpx.com/file/158637/;

http://www.all-ebooks.com/2008/05/14/istorija-rossii.-1917-2004.html;

http://www.booksgid.com/science/3521-a.-barsenkov-a.-vdovin.-istorija.html;

http://www.woozmaster.ru/hist_b.php;

http://bookslit.com/istorija/10313-1899195.html;

http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/bars/; http://www.twirpx.com/file/74866/

В электронном варианте доступен также текст пособия: История России XX – начала XXI века / Барсенков А.С., Вдовин А.И., Воронкова С.В. Под ред. Л.В. Милова. М., 2006–2010. 960 с.:

http://www.twirpx.com/file/72754/; http://www.bookshunt.ru/b17082_istoriya_rossii_xx_nachala_xxi_veka;

http://www.kodges.ru/7988-istorija-rossii-xx-nachala-xxi-veka.html;

http://www.woozmaster.ru/hist_b.php;

http://book-vl.ru/book/estesstv_nauki/41696-istorija-rossii-xx-nachala-xxi-veka.html

[2] Авторам не было нужды скрывать то, чего в пособии нет.

[3] Уже в анонсе содержится три лживых утверждения и настраивающая читателя на «нужную» волну характеристика. 1) «Авторы не скрывают ксенофобских взглядов». Если бы они были, то на это обратили бы внимание многочисленные читатели пособия, первая версия которого находится в научном и учебном обороте с 2002 г . Текст учебников и пособий подготовленных А.С. Барсенковым и А.И. Вдовиным, получил целый ряд положительных заключений и рецензий. (См.: Отечественная история. 2004. № 3; Наш современник. 2004. № 6; Вестник Волжского ун-та им. В.Н. Татищева. Сер. История. Вып. 6. Тольятти, 2004; Русская молодежь. Демографическая ситуация. Миграции. Сб. статей М., 2004; Отечественная история. 2005. № 3; Свободная мысль– XXI . 2005. № 6; Высшее образование в России. 2005. № 10; Вопросы истории. 2005. № 12; Роман-журнал. XXI век. 2006. № 1; Политический журналъ. 2007. 13 августа. № 23/24; Свободная мысль. 2007. № 8; Родина. 2007. № 11; Высшее образование в России. 2007. № 9. Литературная газета. 2008. 9–15 апреля; Политический класс. 2008. №  . 7). В частности, в них отмечается корректность в освещении авторами спорных вопросов истории.

Однако, согласно позиции The New Times, все эти ранее оценивающие пособие специалисты – «слепые котята», которым призвана открыть глаза на жизнь выпускница Московского государственного педагогического института иностранных языков имени М. Тореза Зоя Светова.

2) «Одевают в белые одежды Сталина». В работе нет только этических оценок Сталина, дается всесторонний анализ его деятельности; при желании из текста можно нарезать куски и о «величии», и о «преступности» тогдашнего руководителя СССР. Светова сделала выбор в пользу первого.

3) «The New Times изучал » пособие . Не изучал, с концепцией пособия не знаком. Из истории советского общества вырваны лишь два острых сюжета – сталинский и «еврейский», трактовками которых пытаются «отхлестать» авторов.

«Одиозное учебное пособие». Идеологизированный журнал, делящий всех на «своих» и «чужих», агрессивно не приемлет научный позитивистский подход, поскольку он не совпадает с «единственно верной» либеральной системой ценностей. Все это свидетельствует о том, что перед нами не рецензия и даже не «размышления по поводу», а вульгарная «заказуха».

Учебник «История России. 1917–2009», написанный профессорами кафедры отечественной истории XX–XXI веков исторического факультета МГУ Александром Вдовиным и Александром Барсенковым (Барсенков читает лекции студентам 3-го курса и ведет спецсеминары, а Вдовин ведет спецкурсы лекций по истории России 1917–1991 годов [4]), уже в третий раз рекомендован Учебно-методическим объединением по классическому университетскому образованию (УМО) в качестве учебного пособия для студентов Высшей школы по специальности «История» [5]. По информации завкафедрой истории Института переподготовки и повышения квалификации МГУ профессора Анатолия Уткина, это учебное пособие востребовано в «элитных вузах» – Академиях ФСБ и МВД и других.

[4] Рецензент дает намеренно сниженное представление об авторах пособия. На самом деле, Барсенков – один из первых разработчиков нового направления в историографии – «История современной, посткоммунистической России», автор и лектор соответствующего общего курса, читаемого на истфаке на 4-м году обучения. Вдовин не «ведет спецкурсы лекций по истории России 1917–1991 годов», а более 35 лет читает лекции общего курса и более 25 лет – спецкурсы лекций по истории межнациональных отношений и национальной политики в СССР, являясь одним из ведущих российских специалистов в этой области. Цель данного абзаца в рецензии – распространить негативную характеристику авторов пособия на университетские структуры и кадры.

Оправдание Сталина

В введении авторы обращаются к «стандартам образования», декларированным Владимиром Путиным на встрече с участниками Всероссийской конференции преподавателей общественных наук в июне 2007 года. «В пособиях по истории не должно быть перегибов, оскорбляющих историческую память и национальное чувство. Трагические страницы истории не должны забываться, но и не должны использоваться для навязывания чувства вины», – пишут авторы, пересказывая своими словами установки тогдашнего президента России.

«Как и Александр Филиппов в учебнике «История России» для учителей средней школы, Барсенков и Вдовин стараются оправдать сталинские репрессии исторической необходимостью, представив Сталина одним из результативных правителей XX века, – сказал The New Times историк Никита Соколов [5]. – Для этого приводится следующее высказывание Молотова: «Если учесть, что мы после революции рубили направо-налево, одержали победу, но остатки врагов разных направлений существовали и перед лицом грозящей опасности фашистской агрессии они могли объединиться. Мы обязаны 37-му году тем, что у нас во время войны не было пятой колонны». Никакого комментария к этому мнению авторами не приводится [6]. Получается, что это единственная оценка [7]».

(Далее в рецензии в качестве иллюстрации приводится фотокопия 299-й страницы пособия с еле различимыми и выделенными цветом абзацами. – А.Ш. [9].)

[5] Выбор эксперта-историка странный. Н. Соколов известен преимущественно как участник разного рода либеральных «мероприятий», специализируясь не на анализе, а на обличении советской эпохи. Отсюда понятно, почему он ставит знак равенства между рациональным объяснением и оправданием действий Сталина.

[6] Откровенная ложь. См., к примеру, текст пособия на стр. 290: «Выдающиеся военные деятели СССР позднее почти единодушно отмечали губительную роль репрессий в армии в предвоенные годы. Маршал Г.К. Жуков считал: «Не будь 1937 года, не было бы и лета 1941 года». Такой же позиции придерживался маршал И.С. Конев. «Не подлежит сомнению, – говорил он, – что, если бы тридцать седьмого – тридцать восьмого годов не было, и не только в армии, но и в партии, в стране, то мы к сорок первому году были бы несравненно сильней, чем были». «А я скажу больше, – утверждал маршал A.M. Василевский. – Без тридцать седьмого года, возможно, и не было бы вообще войны в сорок первом году». Правда, некоторые, например, известный философ А.А. Зиновьев, утверждали: «Если бы не сталинские жестокие меры, нас уже в 41-м году не было бы».

Из такого рода передержек, недобросовестности при цитировании и изложении взглядов авторов пособия и такой же трактовки телефонных разговоров, представленных позднее как интервью (согласовать текст «интервью» с авторами рецензент, в «лучших» традициях современной журналистики, даже и не пыталась, авторы не предполагали, что они дают интервью) состоит вся «статья» или «рецензия» З. Световой, которая толком пособие не читала.

В телефонном звонке она представилась как журналист, собирающий материалы для готовящейся в редакции статьи. О себе, как об авторе этой статьи, журналист скромно умолчала. Задаваемые по телефону вопросы оставляли впечатление, что их ставит человек, слабо представляющий историю России ХХ века. Странным показался упрек авторов пособия в том, что в нем не освещается должным образом дело Ходорковского и даже не упоминается его имя. По характеру беседы было трудно вообразить, что З. Светова может претендовать на авторство будущей рецензии. Текст рецензии отчасти подтверждает это впечатление. В ней на первый план выдвигаются мнения разных «экспертов».

[7] Рецензент не без умысла предваряет суждения Н. Соколова об оценке пособием сталинских репрессий ссылкой на «установки тогдашнего президента России» В.В. Путина. Учитывая имидж Путина в либеральных кругах, это должно восприниматься, как дополнительное компрометирующее обстоятельство. Той же цели служит сравнение Н. Соколовым данного пособия с учебником А. Филиппова, прозванного той же аудиторией «кремлевским». На самом деле, нельзя не признать, что оценки сталинской эпохи, в целом, и репрессий, в частности, у авторов пособия и премьер-министра РФ практически совпадают.

Вот дословная цитата из выступления В.В. Путина по телевидению 3 декабря 2009 г .: «Нельзя, на мой взгляд, давать оценки в целом. Очевидно, что с 1924 по 1953 год страна – а страной тогда руководил Сталин – изменилась коренным образом: она из аграрной превратилась в индустриальную. Правда, крестьянства не осталось, и мы все прекрасно помним проблемы, особенно в завершающий период, с сельским хозяйством, очереди за продуктами питания и т.д. Все, что происходило в этой сфере, на село это не имело никакого позитивного влияния. Но индустриализация, действительно, состоялась. Мы выиграли Великую Отечественную войну. Кто бы и что бы ни говорил, победа была достигнута. Даже если мы будем возвращаться к потерям, вы знаете, никто не может сейчас бросить камень в тех, кто организовывал и стоял во главе этой победы, потому что, если бы мы проиграли эту войну, последствия для нашей страны были бы гораздо более катастрофическими. Даже трудно себе представить…»

Если прервать цитирование премьер-министра на этих словах, то вполне можно было бы решить, что и Путин хотел, выражаясь словами Н. Соколова, представить «Сталина одним из результативных правителей XX века». Это было бы как раз в духе рецензии. Однако Путин продолжает: «…Весь тот позитив, который, безусловно, был, тем не менее, достигнут неприемлемой ценой. Репрессии, тем не менее, имели место. Это факт. От них пострадали миллионы наших сограждан. Такой способ управления государством, достижения результата, неприемлем. Это невозможно. Безусловно, в этот период мы столкнулись не просто с культом личности, а с массовыми преступлениями против собственного народа. Это тоже факт. Об этом мы тоже не должны забывать» (http://www.moskva-putinu.ru/ ).

А вот, что можно прочесть в пособии: «В результате репрессий, завершивших «революцию сверху», в стране окончательно утвердился режим личной власти Сталина, который умел подчиняться социальным и экономическим реальностям, но и в дальнейшем широко использовал страх, жестокое насилие с иными методами управления обществом» (стр. 289). О положении деревни: «Наиболее пагубным в послевоенном сталинском курсе было продолжение прежней стратегии в отношении деревни и сельского хозяйства – отчуждение тружеников от средств производства, сохранение неэквивалентного обмена с городом… По словам Хрущева, Сталин «знал лишь одно средство работы с деревней – нажим, выколачивание сельскохозяйственных продуктов». Сталинская власть не давала себе отчета в том, что такая стратегия рано или поздно приведет к кризису снабжения городов и легкой промышленности продовольствием и сырьем» (стр. 434). На протяжении всего раздела, касающегося сталинской эпохи, можно встретить бескомпромиссные с нравственной точки зрения определения репрессий как «преступления сталинского режима» (например, на стр. 440, 444), «практика государственного террора» (стр. 445) и др.

[8] Приводим выделенный текст в читаемом виде: «Власть была вынуждена с этим [диспропорциями в представленности национальностей в структурах власти] считаться. Поначалу ее действия носили чисто декоративный характер. Летом 1936 г . И.В. Сталин позвонил главному редактору газеты «Правда» Л.З. Мехлису и предложил дать русские псевдонимы евреям, работавшим в редакции. Совет был принят к немедленному исполнению. Вскоре декорации были отброшены. В мае 1939 г . при назначении В.М. Молотова на пост наркома иностранных дел Сталин сказал ему: «Убери из наркомата евреев». «Слава Богу, что сказал! – говорил впоследствии Молотов. – Дело в том, что евреи составляли там абсолютное большинство в руководстве и среди послов. Это, конечно, неправильно».

Лидеры СССР открыто демонстрировали готовность устранить «неправильности». Перемещение евреев с постов в государственном аппарате и в общественной жизни в угоду другим «национальным кадрам», их гибель в ходе чисток не могли не восприниматься определенными кругами как проявление политики государственного антисемитизма. Однако, по данным статистики, потери еврейского населения в относительном исчислении не превышали потерь других народов СССР. В 1937–1938 гг. по делам НКВД было арестовано 29 тыс. евреев, что составляло 1,8% общего числа арестованных. По данным за период с января 1936 г . по июнь 1938 г ., среди 1 420 711 арестованных было 30 542 (2,1%) евреев. В составе всех лагерных заключенных на начало 1939 г . русские составляли 63; украинцы 13,8; белорусы 3,4; евреи 1,5%. В населении страны эти национальности насчитывали соответственно 58,4; 16,5; 3,1 и 1,8%. Следовательно, среди заключенных русские и белорусы были представлены в 1,1 раза больше своего удельного веса в населении страны, а меньше – в 1,2 раза украинцы и в 1,4 – евреи. При политике государственного антисемитизма эти соотношения были бы, очевидно, иными». Непонятно, почему эти известные науке данные можно расценить как антисемитизм или ксенофобию, и что не устраивает рецензента в интерпретации этих данных авторами пособия.

 

Историк обращает внимание на то, что, несмотря на ранее публиковавшиеся и известные историкам документы, авторы учебника пытаются доказать, что «Большой террор инициирован НКВД». «В учебнике упоминается, что после убийства Кирова Сталин лично подписал директиву, получившую позже название «закона от 1 декабря 1934 года», – говорит Соколов. – Но суть закона не раскрывается. А ведь именно этим законом был введен скоропалительный порядок военно-полевого судопроизводства, по которому дела заслушивались без участия сторон, обвинительное заключение прилагалось за сутки до рассмотрения, кассационные жалобы не допускались, приговор к высшей мере приводился в исполнение немедленно. Из учебника непонятно, имеет ли товарищ Сталин отношение к НКВД, подписывал ли он расстрельные списки, непонятно, что такое знаменитые «тройки». Ответственность за Большой террор лично с товарища Сталина авторами пособия снимается [9], хотя мы знаем, кто подписывал эти списки и кому они рассылались» [10] (см. справку на стр. 27 [11]).

[9] Преднамеренная ложь. Рецензент должен был это суждение подкрепить цитированием не Н. Соколова, а рецензируемого пособия.

[10] Передергивание: авторы не «снимали ответственность со Сталина», а объясняли причины возникновения Большого террора.

[11] Прямая ложь: в пособии на стр. 27 идет речь о революции 1917 г .

В качестве наиболее сбалансированной оценки исторической роли Сталина в учебнике приводится характеристика генералиссимуса, якобы данная ему премьер-министром Великобритании Уинстоном Черчиллем: «Он принял Россию с сохой, а оставил оснащенной атомным оружием. Нет! Что бы ни говорили о нем, таких история и народы не забывают».

«Черчилль ничего подобного никогда не говорил, – объяснил The New Times выпускник исторического факультета МГУ 1979 года, социолог Анатолий Голубовский [12]. – Уже давно известно, что эта цитата принадлежит английскому историку».* (В сноске: 6 марта 1953 года в газете «Манчестер гардиан» был опубликован некролог, подписанный Исааком Дойчером, где говорилось: «Суть исторических достижений Сталина состоит в том, что он получил Россию, пашущую деревянными плугами, и оставляет ее оснащенной атомными реакторами» [13]). Это высказывание вошло в «Британскую энциклопедию». Но это не единственный ляп такого рода в учебнике. Там, например, цитируется речь Сталина от 19 августа 1939 года, объясняющая необходимость договора с Гитлером, хотя несколько лет назад было доказано, что это фальшивка.* (В сноске: См. статью историка Сергея Случа в журнале «Отечественная история» № 1, 2004 г .) [14].

[12] Еще один странный эксперт. А. Голубовский закончил истфак по кафедре новой и новейшей истории, где специализировался у проф. А.В. Адо по истории Франции конца XVIII в. Ныне аттестует себя как «социолог, искусствовед, журналист, кандидат искусствоведения, член Союза театральных деятелей». Никогда не занимался отечественной историей, тем более, самой сложной ее частью – XX веком.

[13] Дойчер раньше Черчилля дал известную оценку Сталина, однако «сталинист» Черчилль не посчитал нужным отметить первенство Дойчера. Авторы пособия не обязаны вдаваться в полемику о первенстве в этом случае. Не думаем, что спор о приоритете бывших троцкиста и премьера ставит под сомнение констатацию: «принял с сохой, оставил с атомной бомбой».

В связи с полемикой по этому поводу уместно привести недавнее выступление ректора Московского гуманитарного университета. «“Скажу о Сталине словами ярого врага России с начала ХХ века, а потом союзника по антигитлеровской коалиции, премьер-министра Великобритании У. Черчилля. В своей речи в Палате лордов по случаю 80-летия со дня рождения Сталина 21 декабря 1959 года он сказал: «Большим счастьем для России было то, что в годы тяжёлых испытаний Россию возглавил гений и непоколебимый полководец И.В. Сталин. Он был выдающейся личностью, импонирующей жестокому времени того периода, в котором протекала вся его жизнь.

Сталин был человеком необычайной энергии, эрудиции и несгибаемой воли, резким, жёстким, беспощадным как в деле, так и в беседе, которому даже я, воспитанный в английском парламенте, не мог ничего противопоставить.

Сталин, прежде всего, обладал большим чувством сарказма и юмора, а также способностью точно выражать свои мысли. Сталин и речи писал только сам, и в его произведениях всегда звучала исполинская сила. Эта сила была настолько велика в Сталине, что он казался неповторимым среди руководителей всех времён и народов.

Сталин производил на нас величайшее впечатление. Его влияние на людей было неотразимо. Когда он входил в зал Ялтинской конференции, все мы, словно по команде, встали и, странное дело, почему-то держали руки по швам.

Он обладал глубокой, лишённой всякой паники, логической и осмысленной мудростью. Сталин был непревзойдённым мастером находить в трудные минуты пути выхода из самого безвыходного положения. В самые трудные моменты, а также в моменты торжества он был одинаково сдержан, никогда не поддавался иллюзиям. Он был необычайно сложной личностью. Он создал и подчинил себе огромную империю. Это был человек, который своего врага уничтожал руками своих и заставил нас, которых открыто называл империалистами, восстать против империалистов.

Сталин был величайшим, не имеющим себе равных в мире, диктатором. Он принял Россию с сохой, а оставил оснащённой атомным оружием.

Нет! Что бы ни говорили о нём, таких история и народы не забывают” (см.: «Британская энциклопедия» издания 1964 г ., том 5, страница 250, из речи У. Черчилля в Палате лордов 21 декабря 1959 года).

Есть историки, которые признаются, что эту речь в британской энциклопедии 1964 года не читали, но убеждены в том, что так сильно сказать о Сталине Черчилль не мог. Они ссылаются на 6-й том собрания сочинений самого Черчилля, изданный в 1974 году, где приводится выступление Черчилля перед Палатой общин. Своё первое впечатление от первой встречи со Сталиным он выразил так: “ Большой удачей для России в её агонии было оказаться под началом этого великого, закалённого военачальника. Человек этот – внушительная, выдающаяся личность, соответствующая тем серьёзным и бурным временам, в которых прошла его жизнь; человек неисчерпаемого мужества и силы воли и человек прямой и даже бесцеремонный в манере общения, что меня, выросшего в Палате общин, совсем не покоробило, особенно когда мне тоже было что сказать. Что наиболее важно, это человек с тем спасительным чувством юмора, которое так важно для всех людей и всех наций, но в особенности для великих людей и великих наций. Сталин также произвёл на меня впечатление своей глубокой и хладнокровной мудростью и полным отсутствием любых иллюзий”.

По-моему, сказано тоже довольно сильно» ( Ильинский И.М. Это наша Победа! Точка. Выступление на митинге преподавателей, сотрудников и студентов Московского гуманитарного университета, посвящённом 65-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне, 29 апреля 2010 года. М., 2010: http://www.ilinskiy.ru/publications/stat/pobeda65.php).

[14] Речь И.В. Сталина неоднократно публиковалась в постсоветское время. См.: Новый мир. 1994. № 12; Война 1939–1945. Два подхода. Ч. 1. М .: РГГУ, 1995; Другая война. М., 1996. В 2004 г . в названной статье С. Случа ее подлинность была поставлена под сомнение. Однако это не стало последним словом в науке. Позднее появилась публикация: Не миф: Речь Сталина 19 августа 1939 г . / Публ. подготовили В.Л. Дорошенко, И.В. Павлова, Р.Ч. Раан // Вопросы истории. 2005. № 8.

Допускаем, что часть документов, введенных в научный оборот, особенно в конце перестройки и в 1990-е годы, являются фальшивками. Депутат В.И. Илюхин представил 16 июня 2010 г . Госдуме материалы о том, что в начале 1990-х годов «под крышей администрации президента Б. Ельцина была создана команда специалистов по подделке исторических документов советского, в основном сталинского периода с целью опорочить советское правление и уравнять сталинизм с фашизмом» (Советская Россия. 2010. 17 июня). Однако вопрос о подлинности документа и содержащихся в них сведений решается в каждом конкретном случае. В частности, приведенные доводы в пользу заключения пакта от 19 августа 1939 г . не противоречат здравому смыслу, логичны и убедительны. До тех пор, пока нет научного опровержения приведенных в речи положений, их надо рассматривать, если не как истину в последней инстанции, то как гипотезу. Никакого криминала в этом нет.

Еврейская угроза

По мнению критиков учебного пособия, самым главным его недостатком является «озабоченность авторов еврейской угрозой». «Это одна из распространенных националистических версий, которые до сих пор в учебники не попадали: о том, что большевистская власть – это еврейская диктатура и что это нечто подобное внешней оккупации», – говорит Никита Соколов [15]. А Анатолий Голубовский нашел в учебнике несколько цитат [16], каждая из которых, по его мнению, должна быть изучена с точки зрения уголовной ответственности авторов, поскольку они, возможно, подпадают под статью 282 УК РФ («возбуждение ненависти, либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») [17].

[15] Помимо абсолютной лжи в изложении позиции авторов пособия здесь проявляется полная некомпетентность Н. Соколова в понимании эволюции национальной политики в СССР после 1917 г .

[16] Тоже ложь, поскольку в случае их существования они были бы непременно приведены.

[17] «Социолог Голубовский» полагает, что он лучше двух профессоров МГУ, более двадцати лет изучавших межнациональные отношения, знает, какие суждения подпадают под 282 ст. УК РФ. Однако можно предположить, что автор просто испытывает трудности при оформлении доноса.

«Это первый в нашей стране учебник, где старательно подсчитываются доли евреев во власти, среди деятелей науки и культуры, а также их пропорциональное соотношение с общей численностью населения России [18], – говорит Анатолий Голубовский. – Авторы уделяют чересчур много внимания национальному вопросу в 30-е годы: тогда в госаппарате, в НКВД, в прессе вдруг оказалось много евреев [19]. Вот как говорится об этом в учебнике: «...Такое фактическое неравенство стало восприниматься как ненормальное положение. Власть была вынуждена с этим считаться. Сталин позвонил Мехлису, в то время главреду «Правды», и предложил дать русские псевдонимы еврейским журналистам, а еще сказал Молотову: «Убери из наркомата евреев». Лидеры СССР открыто демонстрировали готовность устранить «неправильности». В определенных кругах эти действия воспринимались как проявления политики государственного антисемитизма... Однако, по данным статистики (во время репрессий. – The Nеw Times), потери еврейского населения в относительном исчислении не превышали потерь других народов СССР... При политике государственного антисемитизма эти соотношения были бы очевидно иными». (Далее в рецензии в качестве иллюстрации приводятся фотокопии страниц 338 и 424 с еле различимыми и выделенными цветом абзацами [20].)

[18] Публичное выделение «еврейского вопроса» в особый происходило задолго до появления пособия А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина. Например, когда речь заходила о холокосте или о еврейских жертвах во время борьбы с космополитизмом. И было бы странным продолжать замалчивать «еврейскую тему» в университетском пособии в то время, когда видишь шкафы новых книг по этой теме в книжных магазинах (достаточно обратить внимание на одну из них – «Эру Меркурия», рекламируемую Н. Соколовым и А. Голубовским в журнале «Искусстве кино» (2010. № 4. См . о ней: http://www.strana-oz.ru/?article=1056&numid=23) и при растущем интересе студентов к этой проблематике. Обращение авторов пособия к национальной теме не несет какого-либо "нациоцентризма", а мотивировано стремлением выявить значимость национального вопроса в отечественной истории. Наряду с еврейской темой, в пособии представлен широчайший спектр национальных проблем. В каждом крупном разделе пособия имеется параграф о национальной политике государства и межнациональных отношениях.

[19] Высказывание эксперта вызывает недоумение. К чему призывает рецензент вместе с А. Голубовским. Подсчеты делать не старательно, а кое-как и в свою пользу? Что значит «чересчур много внимания»? Было бы лучше обойтись без всякого внимания? Как это: в 30-е годы «в госаппарате, в НКВД, в прессе вдруг оказалось много»? Авторы пособия сообщают фальсифицированные данные? Но этого не утверждается.

[20] Приводим выделенный текст в читаемом виде: «Фашистская пропаганда и оккупационная политика не могли не обострять существовавшие в стране противоречия, в частности, в межнациональных отношениях. Одним из результатов этого стала подлинная трагедия еврейского населения на оккупированной гитлеровцами территории СССР. На неоккупированной территории «еврейский вопрос» обострялся из-за явного несоответствия представленности этой национальности в руководящей и культурной элите, среди эвакуированных и на фронте, на чем особенно успешно играли гитлеровцы. Согласно переписи 1939 г ., евреи насчитывали 1,8% населения СССР, к началу войны их доля в населении увеличилась до 2,5%. По данным на начало декабря 1941 г ., евреи составляли 26,9% от всех эвакуированных из районов, которым грозила оккупация гитлеровскими войсками. Среди мобилизованных на фронт евреи составляли 1,4%» (стр. 338).

«После войны евреи составляли 1,3% населения СССР. В то же время, по данным на июль 1946 г ., среди ведущих сотрудников Совинформбюро евреев насчитывалось 48%, русских – 39,6%. По данным на начало 1947 г ., среди заведующих отделами, лабораториями и секторами Академии наук СССР по отделению экономики и права евреев было 58,4%; по отделению химических наук – 33, физико-математических наук – 27,5; технических наук – 25. В начале 1949 г . 26,3% преподавателей философии, марксизма-ленинизма и политэкономии в вузах страны были евреями. В академическом Институте истории они составляли в начале 1948 г . 36% всех сотрудников, в конце 1949 – 21%. При создании Союза советских писателей в 1934 г . в московскую организацию было принято 351 человек, из них писателей еврейской национальности – 124 (35,3%), в 1935–1940 гг. среди вновь принятых писателей этой национальности насчитывалось 34,8%; в 1941–1946 – 28,4; в 1947–1952 – 20,3%. В 1953 г . из 1102 членов московской организации Союза писателей русских было 662 (60%); евреев – 329 (29,8); украинцев – 23 (2,1); армян 21 (1,9); других национальностей – 67 человека (6,1%). Близкое к этому положение существовало в ленинградской писательской организации и в Союзе писателей Украины» (стр. 424).

Снова непонятно, почему эти, взятые из научной литературы данные означают ксенофобию. Украсив статью фотографиями 299, 338 и 424-й страниц пособия с выделенными на них абзацами, автор, надо полагать, хотела продемонстрировать самые ужасные места в 846-страничной книге. Однако содержание этих абзацев наглядно показывает, что инвективы рецензента не достигают цели.

 

Не вредный учебник

«Я считаю, что патриотический, кондовый взгляд на еврейский вопрос имеет право на существование, хотя авторы, может быть, и увлекаются, – сказал в интервью The New Times профессор МГУ Анатолий Уткин, один из рецензентов учебного пособия. – Излишне много говоря о евреях, авторы идут вслед за Солженицыным, который поднимал этот вопрос в знаменитом труде «Двести лет вместе». А вообще это пособие, где идея патриотизма проходит красной нитью. Учебник проникнут любовью к родине, патриотизмом, и важно, что там прослеживается преемственность между советской и постсоветской эпохой».

По информации The New Times, учебник Барсенкова и Вдовина был рекомендован на заседании УМО* (В сноске: В объединение входят 60 деканов истфаков из разных регионов России, которые собираются дважды в год.) еще в 2005 году, когда вышло его первое издание, последующие грифы продлевались автоматически, поскольку учебник был «обкатан» и особых нареканий не вызывал [21]. При обсуждении в 2005 году вроде бы звучали критические замечания в адрес авторов учебника, но большинство высказалось за то, чтобы рекомендовать его для высшей школы. Как сказал The New Times один из членов УМО, критиков тогда смутила оценка роли Сталина, которая дается авторами: «С точки зрения государственности, Сталин – великий герой, с точки зрения прав человека – душегуб и злодей» [22].

[21] В отличие от заключения З. Световой, борца с «режимом» в третьем поколении, официальные отзывы историков – специалистов по истории ХХ века, неоднократно оформлявшиеся на протяжении последних 8 лет, были в основном положительны . В частности, в них отмечается корректность в освещении авторами спорных вопросов истории.

[22] Никаких «критиков» такая оценка роли Сталина в 2005 г . не могла смутить по причине отсутствия приведенной цитаты в первом издании пособия. Такая оценка впервые прозвучала из уст одного уважаемого историка на презентации трехтомного пособия по истории России с древнейших времен до начала ХХ I века под редакцией академика Л.В. Милова (издавалось в 2006–2010 гг.) и была использована авторами в предисловии к рецензируемому пособию в изданиях 2008 и 2010 гг.

Декан исторического факультета МГУ и председатель УМО Сергей Карпов в интервью The New Times заявил, что не видит ничего «вредного» в обсуждаемом пособии. «Это учебник авторский, он чисто фактологический, авторы не слишком теоретизируют. Он рекомендован нами, потому что соответствует стандартам. Но он скорее написан для других вузов. У нас в МГУ главный акцент делается не на учебники, а на источники, на научную литературу». Историк и журналист Николай Сванидзе сказал The New Times, что с учебником Барсенкова и Вдовина не знаком, хотя и слышал о нем. Пообещав внимательно изучить учебное пособие, он не исключил, что если там действительно есть шовинистические и антисемитские высказывания, то он может стать предметом изучения на возглавляемой Сванидзе Комиссии по межнациональным отношениям и свободе совести Общественной палаты [23]. Что же касается Комиссии по противодействию фальсификации истории при администрации президента РФ, то она, по информации The New Times, учебниками не занимается.

В 2002 году впервые были опубликованы так называемые «сталинские расстрельные списки», фамилии людей, осужденных по личной санкции И.В. Сталина и его ближайших соратников по Политбюро ЦК ВКП(б) к разным мерам наказания – в подавляющем большинстве к расстрелу. Они были подготовлены обществом «Мемориал» и Архивом президента РФ. В Архиве президента РФ сохранилось 383 списка на 44,5 тыс. человек, расстрелянных только за 1936–1938 гг. Согласно другим «спискам», с 1940-го по 1950 год, по меньшей мере, было расстреляно еще 1160 человек [24].

[23] Показателен метод работы Световой: привлечение авторитета Н. Сванидзе, который с пособием еще «не знаком», но уже «пообещал внимательно изучить» и, возможно, вынести на обсуждение в Общественной палате). После 50-летних издевательств над «совками», повторявшими: «Пастернака не читал, но осуждаю…», предлагается «демократическая» альтернатива: «Пособие не читал, но привлеку…»

[24] Еще один недобросовестный упрек: в пособии наиболее полно, в сравнении с изданиями такого рода, приводится «лагерная» и «репрессивная» статистика. В пособии приведены данные о жертвах политических репрессий, как по историческим периодам, так и за все годы советской власти. Однако на это рецензент внимания не обращает.

Александр Вдовин, доктор исторических наук, автор учебного пособия: «Я возглавляю в МГУ лабораторию по истории национальных отношений и поэтому у меня есть профессиональный интерес к национальным сюжетам, и в частности, к еврейскому вопросу. Все материалы, которые мне удалось выявить на эту тему, были включены в учебное пособие для обогащения знаний студентов о нашей истории. Есть книга Костырченко «Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм». Работая над учебным пособием, я пользовался фактами и цифрами из этой книги.

Еврейский фактор имел значительное влияние на исторический процесс. Вот, например, 30-е годы, даются сведения, кто из евреев был в Политбюро, кто в ГУЛАГЕ, в наших репрессивных органах, их число среди заключенных. И там не одни евреи, разные национальности. Или: идет борьба с космополитами, разве можно обойтись без этого сюжета? Если же об этом писать, то ясное дело, что будут фигурировать еврейские фамилии и прочие факты. Это всего-навсего полнота сведений.

...Государственного антисемитизма в СССР не было. Если бы был государственный антисемитизм, то евреев бы у нас не было. Все бы они были депортированы, как другие наказанные народы, или уничтожены.

Кроме темы национальных отношений, другой сферой моих профессиональных интересов является тема диссидентства. Поэтому в учебнике об этом написано. И в частности, там много о движениях национального характера, которые занимали значительное место в диссидентском движении».

Из интервью The New Times [25].

[25] Общий вывод комментаторов: Скорее всего, ангажированные оппозиционеры (редакция либерального журнала «The New Times», руководимая членом президиума РЕК Е.М. Альбац, особый шарм журналу придает неподражаемая В.В. Новодворская в качестве обозревателя), раздувают искусственный скандал, чтобы оправдать свое участие в борьбе с «авторитаризмом» Путина, а заодно пытаются прервать дальнейшее распространение завоевавшего авторитет учебного пособия, не соответствующего «единственно правильной» радикально-либеральной линии.

 

А.Ю. Шадрин, кандидат исторических наук


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"