На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Критика  

Версия для печати

Пушкинский календарь

Блажен, кто смолоду был молод…

Наш календарь так устроен, что в любой день уместно говорить о Пушкине… Разумеется, в столь удивительном свойстве календаря повинна вся русская культура, вся русская история…

«Весёлое имя: Пушкин», – сказал Блок угрюмо.

«Святое имя: Пушкин!» – скажем весело мы.

***

Он, кажется, один из немногих видел историю так, как никто её не видел – в том смысле, что различал живые краски каждого её дня, как редко кто и в текущем дне эти краски замечает. Он относился к истории как к драгоценному художественному полотну, поэтому и воскликнул однажды: «Ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой Бог нам её дал».

Он ценил в нашей истории всё (это его выражение – «особое предназначение»), отмечая исторические путевые развилки, указывая своему адресату (формально это Пётр Чаадаев, который совсем этого не видел) на её значительность, на смыслы: «Войны Олега и Святослава», «удельные усобицы», «татарское нашествие», «пробуждение России, развитие её могущества, её движение к единству…». В скобках Александр Сергеевич уточняет: «К русскому единству, разумеется», чтобы адресат не подумал, что к европейскому, чего и не было в народе никогда. Пушкин продолжает: «Оба Ивана (Иван III и Грозный. – О.С.), величественная драма, начавшаяся в Угличе и закончившаяся в Ипатьевском монастыре, – как, неужели всё это не история, а лишь бледный и полузабытый сон?..»

Перед Пушкиным была панорамно раскрыта красочная, многосложная эпопея…

Мы запинаемся на слове «Ипатьевском», зная кровавую развилку, обозначенную в подвале екатеринбургского дома через восемь десятков лет после Пушкина… Но и при этом повторяет каждое затаённое русское сердце с благодарностью ко Творцу: «Ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество…»

***

Мы отвлеклись от календаря, и он чуть с грохотом не выпал из наших рук. Но вот дата. Нынешним летом исполняется 190 лет со дня поселения Пушкина в Одессе…

В четырёх государственных Пушкинских музеях Украины – в Гурзуфе, Каменке, Одессе, Киеве – эта дата (03.07.1823) будет отмечена выставками.

Несомненно, вспомянут об этой дате и в Литературном музее Днепропетровска – сокровенном Екатеринославе.

Тема «Пушкин и Юг» и её временные границы отчёркнуты датами: 6 мая 1820 года (выехал из Петербурга в Екатеринослав) и 31 июля 1824 года (уехал из Одессы в Михайловское). Ни много ни мало четыре года – ярких полных разнообразия, значительных.

***

В Екатеринославе он прожил 18 дней.

Хрестоматийна, но притом и лишена – хочется добавить – всякого глянца пушкинская весть оттуда: «Приехав в Екатеринослав, я соскучился, поехал кататься по Днепру, выкупался и схватил горячку, по моему обыкновению. Генерал Раевский, который ехал на Кавказ с сыном и двумя дочерьми, нашел меня в жидовской хате, в бреду, без лекаря, за кружкою оледенелого лимонада».

Направление на службу в южную провинцию, с регулярной выплатой изрядного жалования, традиционно называют ссылкой. Это остроумно. Хотя и не великолепнее школьного: «Трудно жилось великим русским поэтам в царское время». Но и это – наше.

В подорожной 20-летнего Александра Сергеевича значилось: «Показатель сего, ведомства Государственной Коллегии иностранных дел Коллежский секретарь Александр Пушкин, отправлен по надобности службы к Главному попечителю Колонистов южного Края России Генерал-лейтенанту Инзову. Май 5 дня 1820 года».

Пушкин, кажется, исполнил лишь роль курьера, доставил Ивану Никитичу Инзову уведомление о назначении его, с сохранением прежней должности, наместником Бессарабии. Инзов убыл в Кишинёв 21 мая; ссыльный с семьёй Раевских – на отдых-путешествие – Кавказ, Крым...

Инзов – один из замечательных деятелей своей достославной эпохи (таинственно его происхождение, известно участие в его судьбе императрицы), герой антинаполеоновских войн, сподвижник Суворова и Кутузова; спаситель болгар. Он, как и Раевский, был внимателен к юному гению.

Через них Пушкин обретал фокус зрения.

***

В Гурзуфе…

Не менее хрестоматийна, но и вовсе уже без глянца, его весть оттуда, «Где дремлет нежный мирт и тёмный кипарис, И сладостно шумят полуденные волны»: «В Юрзуфе жил я сиднем, купался в море и объедался виноградом… Я любил, проснувшись ночью, слушать шум моря, – и заслушивался целые часы. В двух шагах от дома рос молодой кипарис; каждое утро я навещал его и к нему привязался чувством похожим на дружество»…

Музей в Гурзуфе вырос из коллекции учёного-пушкиниста Бориса Викторовича Томашевского. Когда-то его дом в Гурзуфе почитался «крымской Меккой», гостили многие, в их числе Солженицын и Бродский, приметно расширившие наше пространство истории и художественной словесности.

Ежели вы окажетесь в Гурзуфе у дома Ришелье, пройдя сквозь решётки и заборы, вы непременно обнаружите и «пушкинский кипарис»; вы с интересом на него глянете, и это ни в коей мере не будет признаком того, что вам недоступны художественные и исторические открытия поэта, наоборот!.. Но для многих других, увы, интерес к Пушкину этим кипарисом и будет исчерпан.

***

«Над Каменкой тенистой...»

В том же 1820-м, в ноябре, Пушкин c друзьями приехал в Каменку, в огромное имение Давыдовых.

Каменка – удалённый от оживлённых путей городок. Но музей Пушкина в нём один из старейших. Правильнее сказать – музей Пушкина и Чайковского. Петр Ильич 28 лет приезжал в имение над Тясмином: его сестра, Александра Ильинична, была замужем за Львом Васильевичем Давыдовом, сыном декабриста… В определённом смысле Каменка Чайковского – это «реабилитация» Каменки декабристов, Каменки несостоявшихся цареубийц: в сочинениях Чайковского множество раз возникает тема «Боже, Царя храни».

Известно высказывание, что Пушкин всегда современен. Но поспевает ли музейное творчество за современностью?

Директор Каменского историко-культурного заповедника Галина Михайловна Таран: Стараемся. Впервые за 76-летнюю историю существования музея Пушкина и Чайковского мы подготовили театрализованную экскурсию. Страницы истории Каменки оживают в стенах музея. Гостей у нас встречает гостеприимная хозяйка Каменки – Екатерина Николаевна Давыдова. Её роль исполняет главный хранитель фондов Л.И. Туренко. Наша «Екатерина Николаевна» очень трогательно рассказывает о былых временах, о своих мужьях – Н.С. Раевском и Л.Д. Давыдове, об их военных подвигах, о своих детях, которые составляли смысл её жизни… Жена декабриста, бывшего адъютанта Багратиона Василия Давыдова – Александра Ивановна (научный сотрудник О.Е. Ткаченко) рассказывает о своей нелегкой судьбе, её рассказ о поэте и о его друзьях не оставляет равнодушным. И молодой Пушкин (научный сотрудник Я.В. Архипьюк) говорит о Каменке, о путешествии с милой семьей Раевских. И конечно же, он читает стихи...

О.С: Но интерактив, как я знаю, этим не исчерпывается…

Г.М. Таран: У нас проводятся конкурсы и разнообразные литературно-музыкальные вечера, тематика, например, такая: «Преданья старины глубокой», «Моя мадонна», «Друзья, прекрасен наш союз», «Адресаты лирики Пушкина»… Победители всегда отмечаются подарками и путевками в детские лагеря отдыха, поездками по «Золотому кольцу России» и в Петербург, которые предоставляет посольство Российской Федерации. В Каменке традиционно проходит открытие литературно-художественного фестиваля «Пушкинское кольцо»…

О.С: Многие о Каменке знают, слышали, другие бывали, но многие хотели бы побывать. Каменка – глубинка Украины, от Киева 250 км, от Одессы вдвое больше. Добраться не так просто…

Г.М. Таран: На самом деле приезжают со всего мира. До 40 тысяч в год. Приятно сознавать, что и послам разных государств интересен наш заповедник. Как подтверждение – недавний визит Чрезвычайного и Полномочного посла Японии Тоичи Саката, который оставил симпатичную запись: «Я очень рад, что посетил музей А.Пушкина и П.Чайковского… Я бесконечно благодарен за чудесно проведенную экскурсию. Пушкин и Чайковский – личности широко известные в Японии. Поэтому я искренне желаю, чтобы отныне и впредь этот музей посетило как можно больше японских туристов, чтобы они больше узнали о Пушкине и Чайковском и углубили знания об Украине».

Пушкин провёл в Каменке 4 месяца. Сообщил: «Время моё протекает между аристократическими обедами и демагогическими спорами… Женщин мало, много шампанского, много острых слов, много книг, немало стихов».

Стихи писал, случалось, лёжа на большом биллиардном столе… Картина!

***

В начале 1821-го Пушкин с несколькими товарищами проехался из Каменки в Киев и прожил в древней столице две недели. В ту пору на Крещатике, где ныне Бессарабка, рос камыш. С любопытством он осмотрел множество старинных церквушек и монастырей – Святую Софию, Михайловский Златоверхий, Киево-Печерский. Он стоял над гробовыми плитами Искры и Кочубея, убитых Мазепой, переписывая текст. Он обошёл пещеры… Здесь всё дышало древностью. После Киева в «Руслане и Людмиле» появилось: «Там русский дух… Там Русью пахнет!»

***

В Киеве, как и в Гурзуфе, что любопытно, музей возник после развала Советского Союза. Как и в Гурзуфе – на основе частной коллекции. Своё собрание городу преподнёс в дар Яков Исаакович Бердичевский, проживающий теперь уже много лет в Германии. При организации главным был вопрос помещения. Велись переговоры. Один штришок.

Покойная Ирина Николаевна Смолянинова, директор музея, вспоминала, как некий интеллектуал-чиновник начертал резолюцию: «Так може нам ще створити в Києві музей Гомера або Діккенса?» Но вопрос решился. Не лишено любопытства, что музей Пушкина (здание 1880 года) обустроился в доме, в котором прошли ранние годы Булгакова. Михаил Афанасьевич в каком-то сне просил, чтобы Гоголь укрыл его своею шинелью (в некотором смысле сбылось: на могиле старое надгробие Гоголя), а о таком, кажется, и не мечтал. Впрочем, есть у него в «Мастере» пассаж: некий артист, не читавший Пушкина, но поминавший его всуе, произносит: «А за квартиру Пушкин платить будет?»

***

«Итак, я жил тогда в Одессе...»

Об одесском периоде (13 месяцев) существует огромная литература…

Возможно ли одной фразой?

Василий Иванович Туманский, друг Александра Сергеевича, нам в помощь.

В 1827-м он писал: «По прошедшей почте послал я тебе Одесский Вестник, который издаем мы здесь общими силами. Прими его, как знак нашего уважения к тебе, Главе Русской Поэзии. В будущем № мы осмеливаемся напечатать, любезный Пушкин, твое описание Одессы, оно принадлежит нам по праву, ибо в нем заключается грамота на бессмертие для нашего города…»

Это, кажется, и с избытком, но не для того, кому интересны все пушкинские сюжеты.

«Блажен, кто смолоду был молод, Блажен, кто вовремя созрел…»

В перипетиях судьбы Пушкина судьба Отечества.

У Михаила Анчарова, любимого в молодости, есть в песне строчка: «Да здравствует Пушкин! Да скроется тьма!»

Крепко спето.

Олег Слепынин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"