На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Критика  

Версия для печати

Книга о Михаиле Скопине-Шуйском,

его жизни, подвиге и смерти

Поразительно, но лишь сейчас издательство «Молодая гвардия», одну за другой выпускающее книги серии «ЖЗЛ», соблаговолило, наконец, обратить внимание на одного из самых ярких русских героев - воеводу Михаила Васильевича Скопина-Шуйского. В «многомятежное» Смутное время, когда едва не была убита Русь, бившегося с ее врагами и павшего в возрасте 23 лет. Написанная Натальей Петровой беллетризированная биография героя* - дело нужное и благое. Герой ее книги совсем не похож на востребованный новым временем «идеал», запечатленный в последних книгах когда-то патриотической серии. Подобных биографии Скопина среди них немного, в основном же под обложками книг с характерным символом «ЖЗЛ» мы находим описание подвигов многих «замечательных» изменников, таких, например, как Андрей Курбский и Иван Мазепа.

Впрочем, речь не о них, а о действительно интересном произведении, на фоне трагической эпохи воссоздающем жизнь и подвиги совсем еще молодого человека, вставшего на защиту своей атакованной врагами страны и веры. Впрочем, не только воссоздающем, но и сотворяющем, ведь работая над книгой о Скопине автор его жизнеописания избрала очень интересный прием – основные вехи биографии своего героя она рисует предельно точно, следуя проверенным сообщениям исторических источников, однако ряд деталей дополняет вымышленными деталями и описаниями. Так, повествуя о сражении на реке Пахре, первом сражении тогда еще стольника Скопина, Петрова не довольствуется скупой записью Разрядной книги: «Князю Михаилу был бой с воровскими людьми на Пахре, и воровских людей побили», дополняя это сообщение художественным рассказом о приготовлении молодого воеводы к битве. Тут и достаточно поэтическое описание природы, какой она бывает ранней осенью и действий князя Михаила, то едущего по-над Пахрой, снимающего с лица паутину, думающего о предстоящем бое и готовящегося к нему. Рассказ достаточно органично вплетен в текст основного повествования и не противоречит известным нам фактам. Конечно, легкая паутина, растянутая между ветвей прибрежных. ив могла и не скользнуть на лицо Скопина. Да и была ли она вообще, но на ход битвы ее наличие или отсутствие явно не повлияло, посему согласимся с автором – паутина могла быть. Как вполне могли быть и поцелуй нательного образка Архангела Михаила перед боем и решительный взмах сабли над головой, перед тем как стольник Скопин устремился в атаку на врага.

Автор не умалчивает и о сомнительных местах в биографии Скопина. Таких, например, как паническое бегство воеводы из Новгорода вместе с Михаилом Татищевым и дьяком Ефимом Телепневым, прихватившими с собою большую часть городской казны. И Татищев и Телепнев были бесчестными людьми, обиравшими новгородцев и имевшими основание опасаться их гнева. Но ни в Ивангород, ни в Орешек беглецов не пустили. В отчаянии Скопин хотел идти за шведский рубеж. Но к счастью новгородский митрополит Исидор смог успокоить свою паству, и Новгород подтвердил верность царю Василию Шуйскому. Вдогонку за Скопиным-Шуйским поспешили новгородские старосты, нашедшие государева воеводу уже у устья реки Невы. Воевода вернулся в Новгород, но Татищеву, выведенному на площадь перед жаждущими его крови горожанами, с молчаливого согласия Скопина, пришлось жизнью заплатить за свои неправедные дела. Размышляя об этой истории, Петрова создала настоящий психологический этюд, поставив себя на место героя. Она полагает, что воевода, оказавшись в Новгороде сам загнал себя в ловушку доверившись советам Татищева, но затем осознал свои заблуждения. «Во время скитаний по лесам и болотам, - пишет Наталья Георгиевна, - хотя и пребывали все бежавшие «в великой ужасти и в страховании», у Скопина все же было время подумать и трезво оценить происходящее». Он вернулся и был принят новгородцами, но защитить Татищева – виновника многих бед горожан – было не в его силах.

Пройдя непростое испытание малой новгородской Смутой и дождавшись прибытия наемных шведских войск, воевода, видимо с превеликим облегчением, бросился в бой. Сокрушив тушинские отряды, полки Скопина освободили от осады Троицкий монастырь, а затем и Москву. Но, готовясь к новому походу, на помощь осажденному поляками Смоленску, 23-летний воевода умер. Сейчас уже точно известно, что он был отравлен (сведения об этом Петрова приводит в своей книге), но до конца не ясно, кто явился организатором и исполнителями этого злодеяния. Рассуждая об этом, автор справедливо сомневается в причастности к этому царя Василия Шуйского, менее всего заинтересованного в гибели своего лучшего полководца накануне решающей схватки с вторгшейся в Россию польской армией.

Читая книгу Петровой безумно жалко молодого Скопина, чуть ли не в одиночку едва не вытянувшего страну из Смуты, но, как говорили раньше – подвиг его не забыт и имя его не забыто. Свою короткую жизнь Михаил Васильевич прожил ярко и достойно, став образцовым героем для последующих поколений.

Нет сомнения, что и эрудиция и характер работы с историческим материалом, продемонстрированные Петровой – это почти канонический вариант для произведений биографического жанра. Многие ее рассуждения и умозаключения заставляют глубоко задуматься (о характере Смуты, побуждениях главных ее участников). С некоторыми предположениями и оценками автора можно и следует спорить (о беседах Скопина с Лжедмитрием, резко негативные высказывания в адрес Василия Шуйского и всего рода Шуйских), но спорить аргументировано, доказательно. Книга не оставляет ее читателя равнодушной и это важно. Нет сомнения, что к ней часто придется обращаться тем, кто не просто интересуется историей, а действительно хочет ее знать.  



* Петрова Н.Г. Скопин-Шуйский. М.: Молодая гвардия, 2010. 315 с.

Владимир Волков


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"