На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Библиотека  

Версия для печати

Под покровом таланта

К 90-летию С.Ф. Бондарчука

На съезде писателей России в 1994 году я сказал, что нам очень повезло, ибо мы были современниками и жили под их духовным покровом национальных гениев Михаила Александровича Шолохова, Георгия Васильевича Свиридова и Сергея Федоровича Бондарчука. Да ведь «Тихий Дон» для нас был книгой века, книгой познания жизни, постижения литературного мастерства, кладезем народного языка. Музыка Свиридова не разрушала внутреннее состояние, а соединяла с гармонией, раскрывала Божественное предназначение человека. И, конечно, «Война и мир» Бондарчука потрясала масштабом, широтой охвата и человеческими чувствами.

Казалось, нет предела их талантам. Мы ощущали, что они гении, но по природной стеснительности россиян в глаза им это не говорили, и наши отношения (и мои тоже) были как радостные отношения младших к старшим и опытным братьям, достигшим вершин. Это позднее, когда они ушли от нас, стала ясна вся недостижимость не только их талантов, но и их личностей.

Бог одарил Россию, наверное, за наши страдания, за упорство в отстаивании своей Родины, за преодоление безбожия. А их творчество спаялось, возвышало друг друга и являло великую русскую классику. Социально-человеческая панорама «Тихого Дона» и историко-философская кинокартина «Войны и мира» сплетались корнями мировоззрения, духовными и душевными исканиями и драмами так непохожих героев XIX и XX веков. Они жестко показывали неумолимые и беспощадные силы истории и невиданную стойкость русского человека в их преодолении.

Трудно себе представить другого артиста в роли солдата Соколова в «Судьбе человека», чем Сергей Бондарчук. Как бы не издевался рой нынешних кино- и социальных аналитиков, критикуя светское кино, но их нынешним адептам ничего равного «Войне и миру» С.Ф. Бондарчука создать не удалось.

Михаил Александрович рассказывал мне, как еще в 1942 году в разговоре со Сталиным вырисовывалась идея создания большого романа о Великой Отечественной войне. Именно Бондарчук был готов духовно и профессионально снять фильм «Они сражались за Родину». Без триумфального пафоса, без клюквы идеологических установок, без мании о победных штрафных батальонах и глубинных стратегических замыслах командующих всех рангов. Нет, это была война внизу, в окопе, в атаке, в прорыве, в отступлении, в неимоверной, нечеловеческой стойкости, в том великом солдатском фронтовом братстве, выше которого, может быть, и не было уровня для спасения народа и страны.

Сергей Федорович сумел соединить великие таланты России на великом художественном полотне картины, дать им абсолютно точные роли, зажечь их, проявить их. Это уже талант великого режиссера – Мастера и великого патриота.

Помню, как за десять или чуть больше дней до кончины пришел ко мне в «Молодую гвардию» Василий Шукшин. Он весь был наполнен какой-то необычайно живительной энергией. От фильма, от встреч с Шолоховым («Я-то в московских салонах понаслушался: Шолохов необразованный парень, написать «Тихий Дон, конечно, не мог… А побеседовал, понял: Шолохов мудрец. Ладонь ко лбу приставит, вдаль смотрит и многое видит… Мудрец. А у Бондарчука я многому научился, как панораму снимать и человека в ней, – Шукшин вздохнул и говорит: – Но вот Шолохов говорит, что на двух лошадях сразу не усидишь. Я ведь тебе заявку принес, заявку на книгу «Ванька, не зевай». О том, чтобы не отрывался деревенский парень от земли, от деревни, от говора, от песни, уезжая в город, а то превратится в приблатненного, бескультурного полубомжа, лишенного всяких глубинных корней».

После встреч с Шолоховым и Бондарчуком, он как-то весь был наполнен энергией и планами. Так эти два гиганта действительно представляли мощные очаги национального духа и культуры. С Сергеем Федоровичем я встречался не раз на разных съездах, приемах, в дружеском застолье. С ним всегда было интересно и весело, ибо был слегка ироничен и наполнен массой веселых и курьезных случаев. Помню, когда в 1988 году мы летели из США в самолете «народной дипломатии» Комитета мира, то в середине самолета, где сидели Бондарчук, Лановой и Матвеев, раздавались взрывы хохота, исходящие от соседей, хотя глаза у всех троих были какие-то печальные, встревоженные. Что там, впереди?

А впереди были нелегкие и драматические времена. Но, пройдя сквозь эти годы, Сергей Федорович остался тем богатырем русского духа, той вершиной, по которой меряют всю горную гряду нашей культуры.

Валерий Ганичев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"