На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Литературная страница - Библиотека  

Версия для печати

Три шага по городу

Прошлое и настоящее отчего края

Каждого из нас интересует былое малой родины. Это естественное желание, продиктованное стремлением связать прошлое и настоящее, опереться на опыт предшествующих поколений.

Более чем 300-летняя история бывшей слободы, а ныне города Алексеевки Белгородской областиоставила следы в виде старых названий улиц, домов и храмов оригинальной кирпичной кладки, памятников и мемориальных досок, пожелтевших снимков, фамилий первых поселенцев, дошедших до наших дней, а также всевозможных преданий.Всё это богатое наследие наших пращуров складывается в увлекательный сюжет, придаёт нам ощущение объёмности жизни, стоит без спешки пройти по улицам города и окунуться в прошлое и настоящее отчей земли.

Сделаем всего три шага, чтобывоссоздать образ старого и нового города, мысленно услышим голосаотцов, дедов и прадедов.

 

Шаг первый.

На спуске к реке

 

В центре Алексеевки крутой спуск к Тихой Сосне. Внизу —зеленоватая гладь реки. На этом всхолмье до самого берега —спокойный и ухоженный скверик.

Трудно представить, что раньше здесьнаходилась так называемая экономия графовШереметевых.По архивным данным, эта усадьба управляющего бывшей вотчиной выглядела внушительно — три здания кирпичной кладки: дом управляющего с колоннами, вотчинная контора и дом станового пристава, главными фасадами обращённые к Базарной площади, ныне —к площади Победы. За ними —обширный двор с хозяйственными постройками.Здесь произошёл драматический случай…

В Алексеевкедолгое время шло брожение умов по поводу аренды Базарной площади. Ведь после отмены крепостного права в 1861 году граф оставил за собой в собственности именно это торговое сердце слободы, а также четыре тысячи десятины леса инемного пахотной земли. За аренду алексеевцы платили с неохотой, но взрыв возмущения последовал после увеличения платы. Недовольство обратилось в сторону графской экономии. В один из воскресных базарных днейвозбуждённые известными напитками мужики решили разнести её в пух и прах.

Время на дворе стояло лихое —лето 1906 года. Ещё не утихли бунты предыдущего года. Местные полицейские чины, узнавшие о разрушительной затее, были готовы к такому повороту дел и приняли упреждающие меры. Они сосредоточились во дворе экономии, дабы преградить путь бунтовщикам.

Однако разъярённая толпа проломила запертые ворота, избила кольями стражников и выгнала их вон, поскольку тем не было дано приказа стрелять. Мужики смертельно ранили управляющего Фавра и принялись ожесточённо грабить здания. Уносили всё, что попадалось под руку. Наиболее «продвинутые» раскурочили металлический сейф в контореи присвоили 12 тысяч рублей — кругленькую по тем временам сумму. Сам шкаф для хранения ценностей забросили в реку. Когда растаскивать было уже нечего, здания подожгли.

На другой день в слободу утренним поездом прибыл вице-губернатор Н.Н. Кохвместе с батальоном Софийского и ротой Невского полков, с полусотней казаков, эскадроном драгун и двумя артиллерийскими орудиями. В Алексеевке к тому времени было уже спокойно. Лишь дымились обгоревшие остовы зданий экономии. Зачинщиков волнения легко установили: стоявший на пожарной каланче наблюдатель всё видел. Бунтовщиков осудили на каторгу,а вот полуразрушенные дома остались на произвол судьбы.

Запустевшая экономия с годами всё больше и большезахламлялась. После гражданской войны место на берегу реки превратилось в свалку.

В марте 1928 года идею навести порядок на запущенномместе и разбить парк в волисполком подал садовод и аграрий-земледелец А.М. Михайловский. Молодёжь Алексеевки с одобрения местных властей подхватила почин и в праздничный день 1 Мая массово вышла на уборку и озеленение территории. Мусор и щебёнку вынесли, разметили аллеи, но посадить все завезённые саженцы тополей, клёнов и акаций не успели. Полностью работу завершили осенью.

Деревья подросли, и место на берегу Тихой Сосны стало притягательным для алексеевцев. Его нарекли громко городским садом, в обиходе горсадом. Это название до сих пор на памяти старожилов. При упоминании о нём они мысленно уносятся в свои молодые годы, которые пришлись на послевоенное время. Представляют, как днём прогуливались по тенистым аллеям, круто спускающимся к реке. На берегу водной артерии легко дышалось и приятно мечталось.

В вечернем воздухе далеко разносившиеся звуки духового оркестра, воспроизводившего мелодиииз индийского фильма «Бродяга»,будоражили Алексеевку. Оркестр играл в горсаду на танцевальной площадке. Молодые люди в приподнятом настроением шли сюда, преисполненные радужных надежд. Покупали билеты за 50 копеек и на освещённом просторном пятачке под звуки вальсов и тангозавязывали и укрепляли сердечные знакомства. Иные связи становились настолько душевными, что приводили к свадьбам. Особым шиком у кавалеров считалось без билета оказаться на танцплощадке: для этого следовало выбрать момент и скрытно от билетёрши перемахнуть через металлическуюограду с острыми уголками. Иногда среди ревнивцев затевались резкие выяснения отношений. Порой разгорячённые после буфета парни кулаками доказывали друг другу своё физическое превосходство. Всякое бывало.Дело-то молодое.

Парни, окончившие курс средних школ, после выпускного вечера и встречи рассвета обязательно спускались по этому склону к реке и купанием обмывали аттестаты зрелости.

Осенью 1976 года горсад с правым берегом Тихой Сосны связал подвесной (архитекторы и строители настаивают на правильном названии — висячий)мост. В его сооружении на долевых началах участвовали почти все предприятия города. Теперь мост является одной из достопримечательностей Алексеевки. Белгородский поэт Владимир Молчанов посвятил ему такие строки:

Дождь стучит по окну —

Не кончается.

Через Тихую Сосну

Мост качается.

Я смотрю на грозу —

Доски тряские.

А у берега внизу

Тина с ряскою.

В 1983 году местные архитекторы продемонстрировали знание садово-паркового устройства. Все старые деревья вырубили, разметили новые аллеи, насадили «благородные» декоративные породы: каштаны, ели, сосны и берёзы, по дорожкам проложили асфальт. Где надо, намостили ступени, устроили подпорные стены. Танцплощадку перенесли за реку. Позжена месте асфальтовых дорожек уложили тротуарную плитку. В 2019 году благоустроили набережную.

В этом островке зелени обратим взгляд на одно из примечательных мест города. На овальной площадке в окружении каштанов, берёз и сосен стоит бронзовый монумент, изображающий человека за работой. Выбрав удобное положение, полусогнувшись, он размахнулся, чтобы ударить молотом по клину в приспособленной части дубового ствола.

Таков оригинальный и выразительный скульптурный портрет алексеевского умельца Даниила Семёновича Бокарева, в 1829 году открывшего способ получения масла из семян подсолнечника. Это изобретение прославило его на всю Россию.

Идея установить монументБокареву созрела в 2003 году. Сессия Совета депутатов района и города приняла на сей счёт решение. Начался сбор средств. Дело добровольное — кто сколько мог. Встрепенуласьполузабытаятрадиция вершить доброе дело вскладчину, припомнилось, как в Алексеевке строилицеркви всем приходом. За год собрали посильную сумму. Идея находилась в поле зрения губернатора Е.С.Савченко, и он посчитал своим долгом поддержать алексеевцев, выделилнедостающую суммудлясооружения памятника. Изваять бронзовую фигуруБокаревабыло порученобелгородскому скульптору, заслуженному художнику Российской Федерации Анатолию Шишкову.

В День города 2005 года Алексеевка вовсе не походила на тихий городок.По заведённому ссередины 1980-х годов порядку в третье воскресенье августа проводился главный муниципальный праздник. На центральные улицы, скверы и парки высыпали стар и млад. Увлечённые текущими развлечениями, горожане всё-таки ожидали главного события — снятия покрывала спамятника Бокареву.

В город прибыли именитые гости — губернатор области Евгений Степанович Савченко, архиепископ (ныне митрополит) Белгородский и Старооскольский Иоанн, председатель Союза писателей России Валерий Николаевич Ганичев. Присутствовал и праправнук мастера Михаил Алексеевич Бокарев. Каждый из них в торжественные минуты открытияпроизнёс слово в честь умельца.

Губернаторподчеркнул, что Алексеевка по праву является столицей подсолнечного масла. Его производством по современной технологии занимается местнаякомпания «ЭФКО»,котораявывела Белгородскую область на лидирующие позиции в России.

Сдёрнуто покрывало —и глазам присутствующих предстала фигура мастерового человека за работой. Достоверных изображений умельца не сохранилось — крепостных крестьян художники не рисовали, а фотографии при его жизни зарождались только в столичных городах. Так что ваятель запечатлел в бронзе собирательный образ.

Алексеевские впечатления побудили Валерия Ганичева взяться за перо. Его статья «Белгородчина духовная» в том же 2005 году была напечатана в столичной газете «Российский писатель», а затем увидела свет в отдельном издании. Писатель напомнил, что русская земля держится на созидателях, творцах, изобретателях, рабочих и земледельцах, и посоветовал:«Вкушаядушистое, ароматное, вкуснейшее подсолнечное масло, вымажьте его остатки из тарелки, сковородки хлебушком и добрым словом вспомните Даниила Бокарева, что отныне в бронзе стоит на Белгородской земле». Автор поставил алексеевского умельца в ряд знаменитых отечественных изобретателей Кулибина, Ползунова, братьев Черепановых.

Даты жизниБокарева не установлены. Как выяснил краевед Виктор Лицуков, в апреле 1861 года он был жив и участвовал в пожертвовании на строительство храма Александра Невского в Москве. В перечне самых значимых взносовесть запись: «Крестьянин Даниил Семёнович Бокарев руку приложил и жертвую 25 рублей серебром».

До войны на месте памятника высился монумент Ленину, после войны — Сталину в обрамлении обширной клумбы. На их фоне любили фотографироваться алексеевцы. К началу 60-х годов прошлого столетия постамент вождю снесли, только клумба красовалась сиротливо. Теперьжители и гости города вместе с образом Бокаревазапечатлевают себя не только на фото, но и на видеокамеры.

Давно не бывавшие на малой родине алексеевцы и гости города по приезде в первую очередь спрашивают:

—Где у вас памятник Бокареву?

 

Шаг второй.

На свои деньги

 

На Никольской площади в окружении многоэтажек как-то затерялось старинной кладкистроение — больничныйкорпус, возведённый более сталет назад. Письменные источники и воспоминания старожилов донесли нам немало подробностей, проливающих свет на это здание и его инвестора — не постесняемся употребить это модное словечко.

В начале XXстолетия лечебница в Алексеевкеразмещаласьна втором этаже дома Рославцева на Базарной площади, где ютились амбулатория, хирургический кабинет и приёмный покой на четыре койки. Посчитав такую скученность недостойной для торгово-ремесленной слободы, инвестор решил выделить деньги, апо сути построить здание земской больницы по своему достатку. Достаток же был приличный.Его хватило на дом каменной кладки в два этажа. Предварительно благотворитель приобрёл место для сооружения лечебницы. Как свидетельствует документ Российского государственного исторического архива, в 1911 году земля куплена у состоятельныхалексеевцевСанжарова и Рубенко.

Предание сохранило эпизод, когдажертвователь пришёл в дом Рославцева на Базарной площади, где размещалась больница. Там было не протолкнуться, и онкинул на стол медиков связку ключей и промолвил: «Переходите в новое здание». С тем и удалился. Он явно помнил новозаветную заповедь о сострадании ближним: «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут». У медиков сложилось впечатление, что добродетель отзвонил — и с колокольни долой. Дескать, дальше управляйтесь сами.

Подойдём поближе и полюбуемся старинной постройкой. Здание выделяется дореволюционным декором, можно сказать, художественной кирпичной кладкой.Центральная часть главного фасада обильно украшена рельефной облицовкой, выделяетсядвумя ризалитами (выступами). Карниз здания имеет приличный вынос, интересна декоративная композиция фриза. Обращает на себя внимание задний фасад сапсидой (полуцилиндрический выступ) на первом этаже и операционной со следами поздней достройки второго этажа.

Здание сооружено из местного кирпича, а полы облицованы кафельной плиткой, завезённой с харьковского керамического завода Эд.Бергенгейма. Работы велись несколько лет и были закончены в 1916 году. По красоте, удобству и оборудованию больница оказалась одной из лучших в Воронежской губернии. Высокие, светлые окна, просторные палаты, по четыре койки в каждой, комнаты для медиков и процедурной. Врач Николай Николаевич Петухов, фельдшер Василий Фёдорович Зеленцов и «иже с ними»с готовностью перебрались в новый корпус.

В 1930-е годы здание возвышалось над незастроенной площадью, получившей названиеIIIИнтернационала. Оно видело и слышало всё, чтопроисходило на прилегающем пространстве. И в первую очередь датские (приуроченные к датам) торжества: страстные речи митингующих, марши духового оркестра, гомон алексеевцев, шествующих колоннами мимо трибуны.

В военное время под крышей больницы оборудовали госпитали №№ 1872 и 2639. Врачи и медсёстры, не зная отдыха, боролись за жизнь раненых, иныхвозвращали в строй. Под рукой у них были скальпели, йод, бинты, вата и скудные препараты, которыми они умело пользовались и выхаживали бойцов и командиров. На подмогу им приходили милосердные девушки-подростки, облегчавшие страдания красноармейцев. Жаждущим они подносили воду, за немощных писали письма родным, устраивали концерты под гармошку, полудетскими голосами исполняя «Тёмную ночь» или «Вьётся в тесной печурке огонь». Такова доля детей войны.

После, в мирные дни, строгость зданию придавал памятник И. В. Сталину, установленный перед главным фасадом и обращённый лицом к массам. Снесли его в конце 1950-х годов украдкой, ночью —без какого-либо протеста, не нарушив привычного уклада провинциальной жизни.

В последние годы больничный корпус утратил былое величие, спрятавшись за зелёным массивом. Долгие годы здесь было хирургическое отделение центральной районной больницы, потом — гинекологическоеотделение. Сегодня в нём лечат молодых и старых, страдающих недугомуха, горла и носа…

По предположению старожилов, благотворитель пожертвовал уездному земству 40 тысяч рублей золотом на строительство лечебницы, но для местных жителейздание бесценно. Кто же он, так щедро раскошелившийся алексеевец? Нам известно имя этого человека. «Памятная книжка Воронежской губернии» на 1905 год сообщала, что«для призрения неимущих и престарелых в слободе Алексеевке имеются 3 богадельни», одна из которых содержится на средства купца Таценко.

То был первый шаг в благотворительных намерениях разворотливого землевладельца и торговцаКонстантина Михайловича Таценко —человека противоречивого, у которого способность к стяжанию капитала и плюшкинская скупость уживались с желанием сотворить добро. Помимо богадельни онпостроил и больницу, возле которой и сосредоточилось наше внимание. Кто-то полагает, что благими делами он умыслил искупить грехи.

За свою собственность Константин Михайловичстоял крепко. О том свидетельствуют документы Государственного архива Воронежской области. В рапорте Бирюченского уездного исправника губернатору сообщалось, что 7 августа 1907 года в имении Таценко возник конфликт с местными крестьянами. Они, потаясь,таскали фрукты из его сада, ловили рыбу вреке, прилегающей к усадьбе на Красном хуторке. Хозяин вызвал полицию. Посягателей на собственность арестовали, но набежала толпа числом более 50 человек с дубинами и кольями с намерением, никак не похожим на миролюбивое, тем более на то, чтобы раскрыть Таценко объятия. Оказавшиеся во враждебном окружении стражники открыли огонь. Толпа рассеялась. Судя по всему, стреляли вверх, потому что ни раненых, ни убитых не оказалось…

Вот какую байку припоминают старожилы. Как-то летом Таценко пригласил девчат собирать вишни в саду и наказал при этом петь. Во время расчёта за труд одной сборщице заметил: «А ты, галочка (так ласково называл всех), не пела. Видно, вишни ела. С тебя удержу копеечку».

В своём хозяйстве Константин Михайлович даже счетовода не держал. Экономил, расходы и барыш подсчитывал сам, полагая, что ближняя копеечка дороже дальнего рубля.

В 1901 году Таценко похоронил отца, Михаила Павловича, и ознаменовал могилу большой гранитной плитой. Точно такую же изготовил и для себя. Видимо, побудили к тому экономические соображения: чтобы родственникам не тратиться на повторную доставку. На заготовленном для себя граните выбил подобающую эпитафию, только не указал года кончины. Да и то, как бы он это предвидел?

Обе плиты ныне в окружении пырея, шалфея и репейников покрываются мхом на Центральном кладбище. Год кончины Константина Михайловича так и не выбит. И под «именной» плитой его прах не покоится. Даже в страшном сне не мог Таценко увидеть, что отойдёт в мир иной в совершенной нищете. После революции конфисковали его усадьбу на Красном хуторке — теперь там коррекционная школа-интернат.

Уроженец Алексеевки, профессор Воронежского мединститута Т. Я. Ткачёв в своих воспоминаниях рассказал:

«В 1919 или в 1920 году в эту больницу пришёл нищий босой старик и попросил положить его сюда «помирать».

—Ты бы шёл, дедушка, в богадельню, —заявила ему дежурная сестра.

—Та як же, деточка: ця больница на мои гроши построена, —сказал ей старик…».

Похоронили его случайные люди. А надгробная плита с надписью: «Господи, прими дух мой с миром» напоминает о непредсказуемости судьбы человеческой. Но мы не скажем, что жизнь предпринимателя и благотворителя оказалась проигранной картой. Плоды его разумного дела —перед нашими глазами.

 

Шаг третий.

Кино в слободе

 

Дом №1-ас вывеской «Мебель» на улице Старых Большевиков не вызовет эстетического интереса. Это вытянутое вдоль улицы одноэтажное здание с тремя входамии ступенями к ним явно одряхлело и с трудом удерживает своды под тяжестью лет. Сооружено оно в 1900 году.

Неказистое на вид строениепринадлежало Петру Михайловичу Малюкову, который занимался закупкой и продажей зерна.Всё говорит о холодном интересе застройщика к привлекательности своего жилища. Однако история Алексеевки приглашает нас углубиться в 1915 год,когда предприимчивый владелец приспособил этот дом под синематограф — под чудесное изобретение братьев, французов Люмьер…

Сегодня вряд ли найдётся человек, который вспомнит, как познакомились алексеевский купецПётр Малюков и военнопленный, рядовой австро-венгерской армии, чех Ян Соботка. Тогда, в 1915 году, в разгар Первой мировой войны, пленные находилисьи в Алексеевке. Они содержалисьу состоятельных жителей слободы, которые нагружали их работой и кормили. По всей вероятности, Соботка «по разнарядке»оказался в имении Константина Таценко, в которое препроводили нескольконевольников.Позже его «выпросил»Малюков, доходы которого прирастали за счёт зерновой коммерции.

Важно другое: они нашли общий язык. Пётр Малюков, как оборотистый человек, многое повидал и повстречал на своей предпринимательской дороге, но невероятное впечатление оставил сеанс кино (синематографа, как тогда говорили), на который он попал из природного любопытства. А Ян Соботка на ломаном русском языке пояснил, что онкиномеханик. Вот они и порешили: хозяин приобретает кинопроектор, а пленный будет «крутить» фильмы.

Вскоре в Алексеевке появился аппарат французской фирмы «Братья Патэ». Его установили в длинном помещении дома Малюкова.Там же расставили скамейки и несколько стульев для важных персон. Экраном служила выбеленная стена.Окна занавесили тёмными одеялами. Проектор приводила в действие самодельнаядинамомашина. Такв Алексеевке появился первыйкинотеатр под названием «Свет». Местные жители стремились попасть в зал, чтобы изумлённо наблюдать за движущимися живыми картинами, как тогда называли демонстрацию ленты.

Соботка (к нему уже обращались на русский лад Ян Янович) оказался толковым механиком. Интерес к немому кинооказалсяневероятно велик, в день показывали по несколько сеансов. И пленный безропотновыдерживал нагрузку. Механикбыл увлечён синематографом, что впоследствии сказалось на его судьбе. А пока он показывал иностранные фильмы, затем появились русские «Понизовая вольница» о Степане Разине,а также по произведениям Пушкина, Тургенева, Гоголя, Толстого.

В первый год советской властидом Петра Малюкова национализировали, однако кинотеатр в нем остался. В июне 1920 года уездная газета «Искра коммунизма» рассказала, как для участников конференции беспартийной молодёжи «в Советском кинематографе … демонстрировали картины». Ян Соботка мог вернуться на родину в Чехию, но предпочёл Алексеевку, поскольку здесь увлекло дело по душе, и дочь бывшего хозяина Клавдия Петровна стала его женой…

Киномеханик по-прежнему управлялся с аппаратурой, в напарники ему определился сын Малюкова Михаил Петрович. В 1920-е годы фильмы были всё так же черно-белыми, демонстрировались частями. Актёры на экране только жестикулировали, но не говорили, их никто не мог услышать, поскольку звук ещё не научились воспроизводить. Зрительный зал наполняли звуки фортепиано — это было принято повсеместно: музыку по ходу экранного действия подбирали пианистки. Таким приёмом оживляли фильмыдве дочери Петра Малюкова — Клавдия и Матильда. В августе 1926 года столпотворение у входа в кинотеатр означало страстное желание зрителей попасть на сеанс «Броненосца Потёмкина» —мятежного крейсера из эпохи восстаний1905 года.

В 1927 году кинотеатр перебазировался на улицу Чернышевского и получил название «Октябрь». Очереди на сеансы выстраивались, будто в голодный год за хлебом. Между тем зимой 1933 года, как писала районная газета «Алексеевская коммуна», «единственный культурный очаг в самом заброшенном состоянии», потому что не отапливался. Зрительский ажиотаж возник, когда в Алексеевке показывали«Путёвку в жизнь» —первый звуковой фильм.

В ноябре 1937 года Михаила Петровича арестовали, по надуманному обвинению осудили и в декабре расстреляли. Для семьи это была трагедия, растянувшаяся на долгие годы. Злоязыкое клеймо «врага народа», которое прилепили к осуждённому, бросало тень и на родственников. На них окружающие посматривали как на неблагонадёжных. Михаил Петрович Малюковбыл реабилитирован в 1989 году.

После Великой Отечественной войны кинотеатром служил клуб эфирокомбината. Только в 1952 году на улице Чернышевского, которая больше похожа на переулок, отремонтировали полуразрушенное здание, где вновь начали показывать фильмы. Не всё ладилось в этом кинотеатре. Вестибюль и фойе ещё оставались неоштукатуренными. В июле того же годаначало сеанса фильма «Живой труп» задержали на 40 минут. Демонстрация ленты прерывалась, исчезали то звук, то изображение. Зрители терпеливо переносили эти казусы.

На видных местах Алексеевки устанавливали афишные конструкции, которые оповещали о новинках кино. На фоне их молодые и впечатлительные девушки даже фотографировались.

Ян Янович стал знаковой фигурой в кинематографе Алексеевки. Он обучил своему искусству несколько поколений механиков. Напарником у него был Эдуард Малюков — внук Петра Малюкова. Соботке присвоили звания отличника кинематографии СССР, заслуженного работника культуры РСФСР — первому в Алексеевке. Ростовская киностудия сняла о нем документальный фильм. В кинотеатре «Октябрь» он проработал старшим киномехаником до 1985 года — целых 70 лет. Вдумайтесь!

А новое поколение прокатчиков переняло его увлечённость. Профессионалы своего дела Василий Веретенников и Валентин Ушаков были удостоены звания «Почётный кинематографист России».

Технологии, которыми они владели, в 1990-е годы постепенно отошли в прошлое, напоминая, что ничто не вечно под луной, а движущаяся в проекторе лента —тем более. В настоящее время кинотеатр во дворце культуры«Солнечный»заманивает зрителей неведомыми ранее эффектами, создавая увлекательную атмосферу в зале. Новомодные форматы 3DиDolbyAtmos поражают стереоскопическим изображением и обволакивающим зрителя звуком.

Анатолий Кряженков (Алексеевка Белгородской области)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"