На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Библиотека  

Версия для печати

У каждого свой Астафьев

Любимые романсы и песни писателя

«Всю прекрасную музыку мне хотелось бы взять с собой и с вами, люди, оста­вить всё прекрасное, а главное надежды на будущую жизнь».

В.П. Астафьев.

 

В Государственной уни­версальной научной библиотеке Красно­ярского края прошла встреча членов клу­ба «Затесь», почитателей творчества на­шего писателя, земляка Виктора Петро­вича Астафьева. Организаторы встречи – председатель клуба, известная журна­листка Валентина Майстренко и работни­ки библиотеки. Клуб «Затесь» был со­здан в 2009 году. В составе попечитель­ского совета клуба: академик Российской академии художеств, народный худож­ник России Г.С. Паштов, заслуженная ар­тистка России С. А. Сорокина, астафьевед, кандидат филологических наук А.Ф. Пантелеева, солистка Красноярского те­атра оперы и балета Анна Киселёва, член-корреспондент международной Академии инвестиций и экономики стро­ительства А.А. Козлов и многие другие известные люди.

На протяжении десяти лет регулярно проводятся встречи, на которых члены клу­ба знакомятся с творчеством и жизнью Ас­тафьева, слушают, обсуждают, вспомина­ют, рассказывают о памятных встречах с Виктором Петровичем. Темы встреч раз­ные, интересные, познавательные. Вот и на этот раз главная тема встречи была: «Астафьев и музыка. Любимые ро­мансы и песни писателя».

Встреча получилась тёплой, душев­ной. Она и должна была быть такой. Го­ворили о вечном: о любви к музыке, кото­рая не знает границ, которая трогает и объединяет сердца людей любой нацио­нальности.

«Музыка возвращает человеку всё луч­шее, что есть в нём и пробудет на земле. Я думаю, что музыку человек, может быть, ус­лышал раньше, чем научился говорить. Воз­никает крамольная мысль, что вначале был шум ветра, плеск волн, пенье птиц, шелест травы и звон опадающей листвы. И только переняв у природы звук, человек сложил из него слово». Эти слова принадлежат перу В.П. Астафьева. И с этим не поспоришь. Че­ловек, ещё не умеющий говорить, слышит звуки, чувствует музыку, откликаясь на неё движениями своего тела.

Вкратце рассказала Валентина Май­стренко о творчестве любимой краснояр­цами и не только талантливой певице Анны Киселё­вой, о её дружбе с ансамблем «Ма­эстро», концерт­мейстером Еле­ной Чепурной, с которой они выс­тупают на разных сценических пло­щадках города и края и также на встречах, прово­димых клубом «Затесь».

Послушали собравшиеся и о создании вышед­шего сборника «Мой Астафь­ев». В сборник вошли лучшие работы конкурсантов: рисун­ки, отзывы о прочитанных произведениях, эссе по творчеству В.П. Астафьева, поиско­во-исследовательская работа по жизни и творчеству писателя. В конкурсе, посвящён­ном 95-летию писателя, приняли участие дети и взрослые от 8 до 81 года со всех угол­ков края! Организатором конкурса явилась Государственная универсальная научная библиотека края. Книга получи­лась просто замечательной. За­мечательна своей искренностью.

И в этом её ценность.

Артистка театра кукол Татья­на Сёмкина с выражением, чув­ственно прочитала отрывки из ко­ротких рассказов Астафьева.

А первым произведением, ко­торое исполнила Анна Киселёва, и которое любил Астафьев, было – «Аве Мария» Каччини.

«Две Мария» – кто вдохнул эти звуки, эти слова в человека?! Если это дар небес, то пусть небеса и станут для твор­ца местом, тем раем, о котором он мечтал на земле. Звучит молитва о прощении, о любви, и горит, всё горит негасимой свечою «Аве Мария». Но уже не повторить песни Шу­берта, не дотянуться до высших чувств со­здателя «Аве Мария», – так напишет Вик­тор Петрович о произведении.

Как всегда, то страстно, то лирично, с тре­петом исполнила любимые произведения пи­сателя и свои талантливая певица Анна Ки­селёва под аккомпанемент Елены Чепурной.

По словам Анны, для себя она открыла писателя, когда услышала романс «Горечь калины» Нины Гурьевой (Железногорск) и Маргариты Петровой (Зеленогорск), посвя­щённый Астафьеву. Слова и музыка роман­са поразили певицу, после чего она обрати­лась к творчеству писателя, постепенно про­никая в суть коротких, наполненных музыкой его произведений. С тех пор певица частый гость Овсянки, где проходят встречи, посвя­щённые писателю. Поёт Анна романс «Го­речь калины»:

Сибирская осень чиста и невинна,

Суровую мощь Енисей распростёр.

Поспела калина, пылает калина

В усадьбе Астафьева, словно костёр!

Широкие лавки, окрашенный столик,

И гроздья калины ложатся в ладонь.

Открыт для любого, ухоженный домик,

И в печке приветливо светит огонь.

А горечь калины уже сладковата.

Плоды от мороза сочнее ещё.

Какая утрата! Какая утрата!

Невосполнимо пространство её...

Сибирская осень чиста и невинна.

Суровую мощь Енисей распростёр.

Поспела калина, пылает калина

В усадьбе Астафьева, словно костёр!

На протяжении двадцати лет сотруд­ничает певица и с краевой библиотекой, удивляя и восхищая своим прекрасным го­лосом посетителей встреч, организованных специалистами библиотеки.

«Благотворительница, меценат», – так скажет в своём выступлении о Киселёвой Валентина Майстренко.

«Даль великая, даль бескрайняя /За околицей и в судьбе, / Я тебе, земля, низко кланяюсь, /В пояс кланяюсь тебе. / Мой ро­димый край, место отчее, /Ты и праздник мой и броня», – продолжает петь Анна Ки­селёва. Романс Настеньки из кинофильма «О бедном гусаре замолвите слово», напи­санный на стихи Марины Цветаевой, лю­бимой поэтессы певицы, она посвятила мужчинам, присутствующим в литератур­ной гостиной библиотеки.

Романсы «Я обожаю», «Две розы» в ис­полнении Анны слушала я не раз, и каж­дый раз сердце и душа моя страдала вмес­те с певицей, настолько глу­боко и проник­новенно, ис­кренне исполня­ла их певица. С замиранием сердца прослу­шали в её ис­полнении: «Дай, милый друг, на счастье руку» и «Дорогой длинною»...

«Не устаю слушать Киселёву, так бы и слушала и слушала», – сказала рядом си­дящая молодая женщина. Мысленно и я произнесла эти слова.

Астафьев любил слушать хорошую му­зыку, песни, сам очень хорошо пел. Об этом говорила на встрече Валентина Майстрен­ко, вспомнила сказанные, может, в шутку, а может, всерьёз, мастером слова: не стал бы писателем – стал бы певцом.

«Музыка и природа – это самое верное, святое и неизменное, что осталось с чело­веком и не даёт ему окончательно одичать. Я имею ввиду настоящую музыку, не ту ог­лушающую вакханалию, которая закружи­ла человека в бездумной дикой пляске.» (Астафьев). Он знал и понимал классичес­кую музыку Баха, Мусоргского, Свиридо­ва, с благоговением слушал первую сим­фонию Калинникова, концерт для форте­пьяно с оркестром Грига, увертюру к опе­ре Вагнера «Тангейзер» и другие произве­дения. Особое место в его душе было от­дано «Реквиему» Верди, пластинку кото­рого он купил в Москве будучи студентом, «играл» неделю подряд, во всю мощь, чем возмутил творческий народ в общежитии Литинститута.

Музыкой пронизано всё творчество и жизнь Астафьева. Его короткие рассказы в книгах «Последний поклон», «Затеси» по­этичны и музыкальны, потому и являются самыми любимыми читателями и почита­телями творчества писателя. В них, в этих

коротких автобиографичных рассказах, проявляется светлая, трепетная душа ав­тора, которая умела любить, страдать и ра­доваться.

После встречи пришла домой, перечи­тала то, что мне нравилось и сейчас нра­вится: короткие рассказы из книг «Затеси», «Последний поклон», выписала строчки, на­полненные музыкой, светом, добротой.

Они были написаны ранним Астафьевым.

«Лучше всего удаются вещи, написанные в один дух. Единым порывом, в которых ме­лодия рвёт сердце, вздымает тебя на такие высоты, что ты задыхаешься от счастья. Ра­зумеется, от этой музыки лишь частица ма­лая, может, всего капля, упадёт на бумагу и отзовётся звуком в сердце читателя…»

«Это самое честное из всего, что чело­век взял в природе и отзвуком воссоздал и воссоединил и только музыке дано бесе­довать с человеком наедине, касаться каж­дого сердца по отдельности».

«Над моей головой встрепенулась птич­ка, стряхнула горсть искорок и пропела звонким чистым голосом, как будто она и не спала, будто всё время была начеку: «Тить-тить-ти-тирри...». Зорькина песня. Птичка зорька утро встречает, всех птиц об этом оповещает.

И правда на голос зорьки-зорянки от­ветило сразу несколько голосов – и пошло, пошло! С неба, с сосен, с берёз – отовсю­ду сыпались на нас искры и такие же яр­кие, неуловимые, смешавшиеся в единый хор птичьи голоса».

«Бабушка запевала стоя, негромко, чуть хрипловато и сама себе помахивала рукой. У меня почему-то сразу же начинало коро­бить спину, и по всему телу россыпью ко­лючек пробежал холод от возникшей внут­ри меня восторженности».

«Музыка была как глаза скрипача: зо­вущая, грустная. В ней не гремели бараба­ны, не брякали тарелки. В ней пели скрип­ки, журчала вода, шумел дождь, шёл бе­лый снег. Потом музыка завихрялась весё­лостью и раздольем. Но весёлость была та­кая, что от неё щипало глаза».

«Запела пурга скрипкою, возник прони­занный лучами солнца утренний лес, зацо­кали копыта лошади.»

«Горькой струёй сквозящую печаль донесло до меня – так может пахнуть толь­ко увядающее дерево, и не слухом, не зре­нием, а каким-то во мне ещё не отжив­шим ощущением природы, я уловил не­слышное движение, заметил искрой све­тящейся в воздухе и носимый воздухом берёзовый листок».

«Над окошком месяц. Под окошком ве­тер. облетевший тополь серебрист и све­тел…» – доносится из приёмника. И от паль­цев ног, рук, от корешков волос, из каждой клеточки тела поднимается к сердцу ка­пелька крови, колет его, наполняет слеза­ми и горьким восторгом, хочется куда-то побежать, обнять кого-нибудь живого, по­каяться перед всем миром или забиться в угол и выреветь всю горечь, какая только есть в сердце и ту, что пребудет ещё в нём».

Эти короткие строки из рассказов, повто­рюсь, где чувствуется тонкая душа писате­ля, выписала, придя со встречи.

Вспомнилось всё хорошее, что было связано с Астафьевым, с которым дружи­ла наша семья почти десятилетие. Он час­то бывал в нашем доме, на Ленина, плю­хался в кресло со словами: наконец-то я в семье, где не надо ловчить, лгать, извора­чиваться, а быть самим собой. Звонил Ма­рье Семёновне, говорил, что он у Пащенко засиделся, не веришь, мол, даю трубку Гале. И я, не вдаваясь в подробности, где и у кого Виктор Петрович был до нас, гово­рила: да, да, Мария Семёновна, он у нас, засиделись, скоро домой приедет. Мы са­дились за стол, он всегда хвалил мои пель­мени, борщ, пирожки, пили чай. Виктор Петрович был неповторимым рассказчиком, заразительно смеялся, рассказывая смеш­ные истории про себя и своих знакомых, ар­тистично жестикулируя руками. В такие ми­нуты он действительно был настоящим, своим, близким. Этого не забыть.

Что случилось потом? Почему под ко­нец жизни вылилось столько обиды, злобы на весь мир, на людей с которыми выпил не одну чашку чая, разделил горечь поте­ри дочери. Чего испугался?! Зачем оби­дел солдат, которые, не боясь смерти, за­щищали от фашистов нашу родную землю? И вышли победителями! Почему так не любил генералов?

Помнится, в один из праздничных дней 9 Мая мы с мужем Олегом были приглашены на званый обед к Астафье­вым. После демонстрации явились туда вместе с секретарём крайкома партии Валентиной Ивановой и вновь испечён­ным генералом из крайвоенкомата (не буду называть фамилию), которого при­гласил Олег, чтобы порадовать хозяев и гостей. Генерал ведь при погонах и в но­вом мундире в день Победы!.. Так вот. Что тогда начало твориться за столом? Столько негатива вылилось на бедную го­лову генерала, от роду сельского челове­ка. Пришлось нам демонстративно поки­нуть праздничный стол, недоумевая: за­чем так, в чём провинился наш знакомый? Тогда ещё не была написана книга «Про­кляты и убиты». Видимо, она уже копоши­лась в мозгах у писателя. И эти сияющие генеральские погоны стали будто красной тряпкой для воспалённого сознания хозя­ина. Только ему было тогда ведомо: что и почему? Мы можем лишь предполагать, строить разные версии.

Обида на власть советскую. За что? По­чему? Астафьев был обласкан властью. Получил Звезду Героя, имел пятикомнат­ную квартиру. Его «Волга» стояла в край– комовском гараже. Его книги выпускались регулярно огромными тиражами. Он был випперсоной на всех встречах, проводи­мых в крае, да и в стране, сидел в президиумах, побывал за рубежом. Ошибся в Ельцине?.. И этого себе не простил? По­верил в демократию, что ли?.. Кто теперь знает? Всех нас рассудит главный судья – Господь – и всем воздаст по заслугам.

«У каждого свой Астафьев», – подчер­кнула на встрече Валентина Майстренко.

И это так. Да, он был разный: ёрничал, обижал, приобнимал, был серьёзным и смешливым, страстным и говорливым. С разными людьми вёл себя по-разному, в за­висимости от обстановки и окружающих. Простой, он не был прост. Иногда, как го­ворят: «Валял ваньку». Но не у нас в доме.

В подаренной нам при знакомстве кни­ге «Повести», выпущенной в 1977 году в Москве издательством «Советская Рос­сия», Виктор Петрович напишет: «Гале, Олегу, Веронике от всего сердца, на дол­гую и, надеюсь, добрую память. В. Аста­фьев. Красноярск. ноябрь 1980 г.». Не очень долгой получилась наша дружба с писателем. Слишком по-разному воспри­няли Виктор Петрович и Олег Анатолье­вич развал Советского Союза и смену со­циалистического строя на грязно капита­листическую, воровскую, предательскую, несправедливую.

Книги В.П. Астафьева стоят на наших книжных полках. Кстати, в одной из них хра­нятся странички, написанные нам от руки писателем, как вставка к его современной пасторали «Пастух и пастушка». Вставка не вошла в повесть. Издатели вычеркнули, не приняли то, как хотел закончить писатель это своё замечательное произведение.

...Всколыхнулось, вспомнилось всё хо­рошее, что было связано с Астафьевым, хорошего тоже ведь было немало. К сожале­нию, не забывается и грустное. Такая уж че­ловеческая память. Месяц назад с мужем и его братом побывали на кладбище близ Овсянки, где упокоился Виктор Петрович с неуспокоенной душой. Зайти в оградку тог­да не смогли, примёрзла калитка. Белые покрывала на могилах Астафьевых – Ма­рии Семёновны, Ирины, Виктора Петрови­ча – мы украсили яркими красными гвозди­ками, которые аккуратно доставляли через оградку, и они послушно вонзались в пуши­стый сугроб. А четыре гвоздички мягко лег­ли на белоснежную шаль, распростёртую на скамейке у оградки.

Казалось бы, встреча и встреча, каких проходит немало в краевой библиотеке, а сколько сильных эмоций, светлых воспоми­наний пронеслось. На встрече много и с чувством говорили о музыке, звуки которой благотворно влияют на человека, проника­ют в душу и сердце, возвышают думы о хо­рошем, благородном.

 

* «Красноярская газета», №18-19 (2681),  13 марта 2020

Галина Пащенко (Яковлева)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"