На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Библиотека  

Версия для печати

Горько и больно

Письмо Марату Мусину

Здравствуй, Марат. Скоро тебе 6 лет. Пора взрослеть. А ты остаешься по-прежнему маленьким, импульсивным, своенравным. Живешь интересами и делами старшего брата Камиля. Вот вчера преследовал компанию брата с самого утра, прячась за кирпичные стены домов, скрываясь за кустами в палисаднике. Оцарапал локти до крови и нацеплял на одежду репья. А когда тебя все-таки заметили и стали насмехаться, ты вырвался из своего палисадного укрытия, накинулся с кулаками на ошалевшего от неожиданности десятилетнего брата, повалил и начал тузить что было мочи. Он высвободился, стряхнул тебя, попытался сбежать вместе с друзьями. Ты преследовал их, догонял, запинался, падал, разбивая в кровь коленки, задыхался от усталости, размазывал слезы грязно-кровавыми ладошками по потному лицу. Потом в отчаянии рванулся через дорогу, стремясь отрезать им путь. Взвизгнули тормоза, движение, шум, суета. Удар был для мальца не смертельный. Но проваляться несколько дней в больнице пришлось. Однако то состояние запомнилось тебе, как одно из воспоминаний приятного сна. Рядом неотлучно присутствовала мама и гладила тебя своими лёгкими ладошками, и кормила ложечкой, и прижимала по ночам всей любовью материнской силы, радуясь миновавшей большой беде!

Последний всплеск детства в твоей взрослеющей жизни. Ты пошел в первый класс, и тебя захватили школьная жизнь, жажда и ненасытноть узнавания, новые ребята, большой круг общения. Рядом с тобой всегда что-то бурлило, придумывалось, создавалось. Помнишь, как тебе поручили вытянуть по математике безнадежного двоечника Петьку? Не желая заниматься, тот прятался под партой или в туалете, но ты находил его и, не раздражаясь, продолжал втолковывать ему математические хитрости, на бумаге или даже пальцах объяснял решение примеров и задач. Как стихи, твердил таблицу умножения, чтоб запомнил! Учебные разъяснения не переставал проводить за завтраком в столовой, по пути в кабинеты, на перемене под рокот класса, в школьном дворе, мастеря рогатку.  А если он исчезал из поля твоего зрения, ты не сразу замечал, но, спохватившись, находил, и снова втолковывал, рассказывал, загораясь все больше и зажигая своим интересом Петьку. И, благодаря твоим стараниям, он все-таки получил твердый «уд» по математике. А ты, сдав экстерном программу за четвертый класс, перешагнул сразу в пятый. Тем летом за отличную учебу и активную общественную работу тебя наградили путевкой в Артек.

Обычная размеренная лагерная жизнь с утренними подъемами флага, линейками, завтраками-обедами-ужинами по расписанию, дозированными купаниями в море, спортивными мероприятиями тебе быстро наскучила. Твоя неистощимая фантазия сообразила новое развлечение. После отбоя, когда утомленные дневными мероприятиями, ребята и вожатые засыпали, ты и двое приятелей, по веревке, связанной из одежды, спускались со второго этажа спального корпуса, чтобы убежать и накупаться вволю!  Вы заплывали далеко за буйки, ныряли, кувыркались, понарошку топили друг друга, брызгались. Озябшие, возвращались обратно, и тогда уже, после приключения, спокойно засыпали до утра. А на третий день ваших вылазок случился шторм. Но волны, высотой в твой рост, только подзадорили. Первым из ребят ты прыгнул в воду. Ударившись о сопротивление, был отброшен своенравной стихией, шлепнулся сначала на камни, а второй волной тебя выбросило на берег. Борьба только подзадорила, и ты снова и снова в азарте бросался вперед, заныривал вглубь, подпрыгивал «над», и устав, раскачивался на морских качелях. Потом, думая о товарищах, оглянулся, ища их взглядом. Волны все так же бились о берег. В сером сумраке сгущающегося вечера ты не увидел, а скорее почувствовал неясные хаотичные движения детских рук. Пока доплыл до предполагаемого места, уже исчезло под водой сопротивление, живая борьба усмирилась и подчинилась стихии. Нырнув, ты стал шарить по дну руками – вода, камни, пологие бугорки песка. Вдохнув побольше воздуха, ты видел в воде лишь отсутствие живого движения, но раз за разом нырял и искал. И наткнулся, нащупал большое, теплое тело, безвольно свернувшееся на дне. А это оказалось два сцепленных тела! Ты оторвал одно из них, приподнял и двинул по воде вперед, к берегу. Это же проделал со вторым другом. Море бушевало и затягивало назад. А ты боролся, рвался вперед. Молил: «Помогайте, ребята, оживайте, сопротивляйтесь!» В какой-то момент понял: сил больше нет, и хотел сам опуститься, безвольно распластаться на дне. Но вдруг вспомнил о маме, ведь она ждёт тебя, и сила пришла! И уже без мыслей, снова и снова поднимал друзей, кидал вперед, подталкивал сантиметр за сантиметром к спасению, при этом орал, обзывал, молил. И вдруг почувствовал, что они тоже движутся, помогают! Засмеялся в истерике, забил руками по волнам. Последняя волна нахлынула, подхватила, и вынесла на берег трех обессиленных детей. Еще некоторое время вы лежали на гальке, приходя в себя под солеными брызгами, потом подползли друг к другу, поднялись и, обнявшись, побрели в лагерь.

Один из этих ребят через двадцать лет погибнет на Афганской войне от пули снайпера. Второй переживет тебя, Марат, и на твоем вечере памяти 16 февраля 2019 года, вспомнит ваше чудесное спасение.

Своё 11-летие ты встретил в семейном кругу. Мама испекла твой любимый торт «Ванька-Встанька» с пропитанными кремом тонкими коржами и хрустящей крошкой наверху. Вот тогда-то за чашкой ароматного иван-чая ты и рассказал всем со смехом о происшествии в Артеке, думая поразить. Но праздник был сорван. Аромат ванили сменился запахом валерианки. Но зато мама опять всю ночь обнимала и оглаживала тебя, будто в приятном сне, отчаянного своего, безудержного ребенка, волей Божьей спасшегося. Она молила Бога даровать тебе мудрость и дать спасение во всех будущих испытаниях.

Молитвами матери ты вырос, с отличием закончил школу и поступил на механико-математический факультет Московского университета.

А помнишь, как ректор ВУЗа, увидев твою диссертационную работу, принял решение вне очереди выставить тебя на защиту Кандидатской? Он осознавал уникальный дар ученого-экономиста. Но иные, с честолюбивым умом, стали строить  тебе козни. Ты вычислил зачинщика в два счета. Остановил его как-то в холле университета, и со свойственным тебе добрым юмором, глядя прямо в глаза, сказал стихами:

«Карьеризм – не от слова «карьера»,

Карьеризм – это слово-«глист»,

Осквернит он и честь, и веру,

Хоть снаружи и кажется чист.

Ум обуглился завистью черной,

Пепел выступил на губах.

И становится жизнь никчемной,

Как живые цветы на гробах».

Как же испугался твой обидчик, стал оправдываться! Но тебе он был уже не интересен. В голове твоей фонтанировала масса идей и планов, которые требовали немедленной реализации. В характере твоем сочетались серьезность ученого и ребячливость человека. Приходя домой, ты представлялся дочкам «серым волком» и устраивал с ними беготню и возню. Они визжали от удовольствия, а ты хохотал и делал вид, что хочешь скушать их ручку или ножку. Все-таки сдавался, позволяя Красным Шапочкам – Маше и Саше, оседлать тебя и издать победный возглас. А как увлеченно ты строил замки из конструктора, населяя их вымышленными персонажами. Так появился волшебный Путя, который незримо помогал девочкам сохранять доброе расположение духа: иногда шутил, иногда подпевал, а иной раз и легко пришлепывал.

В сирийский город Дарайя вы приехали, как военные журналисты агентства «Анна Ньюс». Попали в окружение, и ночь провели в полуразрушенном доме с выбитыми стеклами, каждую минуту боясь стать мишенью «духов». Но и тогда ты не терял самообладания – шутил, рассказывал истории, и рядом с тобой у всех крепла вера, что все закончится благополучно. Подмога спецназовцев и сирийцев пришла с рассветом.

У тебя был дар предвидения. Ты предсказал события на Донбассе, в Сирии. Ты знал, что умрешь не от пули, поэтому без страха шел вперед. Известие о твоей смерти пришло 5 мая 2018 года. По официальной версии причина смерти – отрыв тромба.

Твой образ, Марат Мазитович, сложился у меня, благодаря воспоминаниям друзей на вечере твоей памяти 16 февраля 2019 года в Союзе писателей России. Тебе исполнилось бы 60 лет.

С Днем рождения, Марат!

В этот день я познакомилась с тобой заочно, а в реальности нам уже не подружиться.

Горько и больно.

Людмила Семёнова


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"