На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Библиотека  

Версия для печати

Святочная история

Рассказ

Никита свернул с тротуара и пошел к одиноко стоящему гаражу. Падал лёгкий снежок, хрустел под ногами, аппетитно отдавая свежестью огурца. Кончалась святочная неделя.

Он помнил другие Святки. Ему было пять, когда отчим жестоко избил мать, и она попала в больницу. Голодный, в нетопленном доме, Никита тогда не спал всю ночь. Скулил тихонько под одеялом, как щенок, и ожидал чуда: вот сейчас откроется дверь и войдет мама, здоровая, весёлая. И затопит печь, и даст много вкусных гостинцев. Ведь именно в Святки происходят замечательные чудеса.

Но судьба распорядилась иначе. Мама умерла, не приходя в сознание, отчима забрали милиционеры, а Никиту определили в детский дом. С тех пор он не верил в чудеса и не любил Святки.

Жизнь научила оценивать происходящее трезво и просто: сегодня последняя ночь в гараже, а завтра Пётр отдаст деньги за машину, и можно будет снять, а потом и купить недорогую квартиру.

Гараж встретил Никиту холодом. В отгороженном закутке он включил обогреватель, вскипятил чай и поужинал хлебом и колбасой, купленными по дороге. Записки сегодня не было.

– Слава богу, успокоилась,– с неприязнью подумал Никита.

Всю неделю, пользуясь запасными ключами, Анна оставляла в гараже послания – сначала с предложением вернуться, а потом с оскорблениями. Избалованная, с детства не знавшая ни в чём отказа, она не терпела, когда ей перечили. Владела большим магазином, преуспевала в делах, а личная жизнь никак не налаживалась: никто не выдерживал её характера.

Никиту Анна встретила на станции технического обслуживания, когда всерьёз закапризничала ее "Тойота". Неразговорчивый парень быстро устранил неисправность, а она подумала, что неплохо было бы получить его в своё подчинение. И тут же предложила ему место шофера и приличную зарплату.

К этому времени Никита имел на окраине города выстроенный собственными руками гараж, а в нем "Жигулёнка", буквально восстановленного им из праха. С жильём было хуже – снимал угол у старушки неподалёку.

Надеясь накопить на квартиру, он согласился работать у Анны. Хозяйке работящий безотказный парень пришёлся ко двору: она приобрела в его лице шофёра, механика, электрика и даже грузчика. Очень скоро они стали жить вместе, и он переселился к ней. Ездить часто в гараж не хватало времени, и Никита продал машину старому другу, согласившись на отсрочку платежа: Пётр был человеком проверенным, надёжным. Уже находился покупатель и на гараж, а следом Никита планировал покупку новой машины, достойной занять место рядом с "Тойотой" Анны.

Все вроде бы складывалось неплохо, и в первые месяцы совместной жизни Никита был счастлив, несмотря на то, что любовь его была на двенадцать лет старше. Но потом он стал замечать какое-то пренебрежение со стороны Анны. Ему казалось, что она стыдилась показывать их отношения перед своими обеспеченными респектабельными друзьями. При них она глядела на него свысока, говорила надменно и отправляла прочь с разными поручениями, заставляя обижаться и ревновать. Вопросы на эту тему игнорировала, а когда он стал слишком настойчиво требовать объяснений, высокомерно заявила:

– Кто ты такой, чтобы я перед тобой отчитывалась? Знай свое место.

Никита обомлел: получалось, что он ничего в ее жизни не значил.

– Если так, я уйду, – сказал он обиженно.

Анна язвительно усмехнулась.

– Интересно, куда? У тебя даже угла своего нет, как у бомжа.

Никита молча собрал чемодан и хлопнул дверью. Анна и не думала его останавливать. Да куда он денется!.. Помыкается и вернется назад, от добра, добра не ищут.

А Никита, за неимением других вариантов, отправился в родной гараж, мысленно хваля себя за отгороженный уголок с обогревателем, столом и лавкой.

– Заночую тут неделю, – решил он, – а там Пётр деньги отдаст, и можно будет определиться с жильём. Конечно, с мечтой о новой машине придется распрощаться. Но это дело наживное.

С работой проблем не возникло, его снова взяли автомехаником на старое место.

Так и прожил неделю: на душе кошки скребли, но в решении своём был твёрд, на звонки и послания Анны старался не обращать внимания. Наступала последняя ночь "гаражной" жизни.

Попив чаю и согревшись, он закутался в одеяло и прилёг на лавку. Заснул моментально. Во сне молодая женщина – миловидная, сероглазая, с улыбчивыми ямочками и локонами цвета спелой пшеницы – звала его:

– Иди за мной, не пожалеешь.

И он шел, а она то пропадала, то появлялась снова, и все манила, манила.

Какой-то шум заставил Никиту очнуться. Он не сразу понял, что кто-то колотит в дверь гаража.

– Чёрт, надо было свет выключить! – пришла запоздалая мысль. Стук не прекращался, пришлось встать.

– Кто там с ума сходит?..

– Откройте, за мной гонятся! – женский голос дрожал от испуга. Никита поднял задвижку и приоткрыл дверь. Ночная гостья юркнула в гараж и обессилено прислонилась к стене. Никита прислушался: снаружи было тихо.

– Там никого нет.

– Они где-то недалеко, просто ещё не поняли, что я побежала сюда. Проводите, пожалуйста, меня до автобусной остановки, я боюсь идти одна.

В это время зазвонил мобильник, и женщина вздрогнула от неожиданности.

– Это мой телефон, – улыбнулся Никита, и, окончательно проснувшись, прошёл в закуток.

– Да, я слушаю.

– Ты не надумал вернуться? – голос Анны заплетался, она была пьяна.

– Нет, – отрезал Никита, – и не звони мне больше. Он отключил телефон и, положив его на лавку, вышел к незнакомке, на ходу натягивая куртку.

– Я вас провожу, – мягко начал он, вглядываясь в милое лицо. И вдруг застыл на месте: это была она, та, что звала его во сне.

– Не может быть!..

– Вы что-то сказали? – встрепенулась женщина

– Нннет, ничего, я просто еще не совсем проснулся. Пойдемте.

Они вышли и, убедившись, что вокруг тихо и безлюдно, пошли по тропинке.

Снег кончился, лунный свет рассеребрил окрестность. Никита шёл, исподтишка посматривая на свою спутницу, и она все больше ему нравилась. Женщина почувствовала его внимание, и щёки ее зарделись.

– Вы меня извините за вторжение. Сколько раз ходила этой дорогой, и всегда было спокойно. А сегодня – она запнулась, но преодолела смущение и продолжала, – и бежать-то некуда: от домов отошла далеко. А ваш гараж светился навстречу, как маяк.

Никита улыбнулся:

– Да я не в обиде. На улице так хорошо! Погода действительно святочная. И мне приятно прогуляться с вами.

Он вытащил из кармана бумагу и ручку, написал номер телефона с именем и протянул ей.

– Вот мои позывные – на случай, если моя помощь понадобится или просто захотите позвонить.

Она взяла протянутый листок и прочла. Потом, оторвав полоску, тоже что-то торопливо написала.

– И вы возьмите мои данные на всякий случай, Никита.

В свете фонаря её глаза казались бездонными: в них можно было утонуть. Никита малодушно отвёл взгляд.

– Я рад знакомству, Александра.

Она улыбнулась весёлыми ямочками. Что ей было известно о Никите? Почти ничего и очень много. Знала, что ночует он почему-то в гараже, и что способен без лишних вопросов помочь незнакомому человеку. И ещё она знала наверняка, что нравится ему, и почему-то это было ей уже не безразлично.

 

В это время Анна трясущимися руками налила очередную рюмку коньяка. Она была пьяна, одинока и зла. Ей не удалось ни забыть, ни вернуть Никиту. Словно жестокий ребёнок, потерявший любимую игрушку, она ненавидела весь мир, и особенно его – такого желанного теперь. Кто бы мог подумать, что у этого нищего, бездомного парня столько гордости и достоинства.

Анна подошла к зеркалу, чокнулась со своим отражением, а потом, вернувшись к столу, улыбнулась страшной улыбкой и наманикюренным пальчиком ткнула в кнопку пульта взрывателя.

– Лети, голубок! Ты думаешь, что от меня так просто уйти? Как бы не так! Это я бросаю, когда захочу. А ты меня зацепил чем-то. Значит, если не мне, то и никому не достанешься. Будешь очередной жертвой террора. Бум – и нету.

Всхлипнув, опрокинула рюмку в рот, как заправский пьяница, и захохотала истерично:

– За упокой раба Божьего Никиты.

 

Никита с Александрой только отошли от фонаря, когда сзади послышался мощный хлопок. Разом обернувшись, они буквально остолбенели: гараж как будто раскололся надвое, и к небу взметнулись языки пламени. Александра уткнулась в грудь Никиты, словно хотела спрятаться. Никита машинально обнял ее. Сожаление, горечь, а потом неожиданное облегчение поочерёдно промелькнули в его мозгу. Вспомнился недавний сон и слова Александры, манившей его.

– Пошел и не пожалел, – прошептал он, – да это же чудо!

– Что ты сказал? – вскинулась Александра.

Никита осторожно отвёл с ее лба выбившуюся из-под шапочки пшеничную прядку.

– Просто ты меня спасла.

Александра вернулась в реальность и в неожиданном порыве предложила:

– Поехали ко мне. Переночуешь в кухне на раскладушке, а завтра будет видно. Утро вечера мудренее

И они, взявшись за руки, направились к остановке. Позади полыхало прошлое Никиты, слышались голоса набежавших людей и вой сирены пожарной машины, а он, живой и невредимый, уходил от этого прошлого, не оглядываясь, в новую жизнь и новую судьбу.

Ольга Заева (г. Бийск, Алтайский край)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"