На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Победа

Слово фронтовиков

Моё совершеннолетие

 

Мне восемнадцать было
            под Москвой...

Сухих ветвей обугленные плети

Болтались на ветру. И всё на свете,

Казалось, брошено вниз головой.

Был чёрен снег.
            Враг прямо в сердце метил,

Но я и оглушённым был живой...

Так начиналось совершеннолетье,

Мне восемнадцать было под Москвой.

 

В разгаре девятнадцатой весны –

Судьба России, камни Сталинграда.

Могли ли отступить мы, если рядом

Тела однополчан погребены?

Не знали мы, что город был закатом

Фашистских орд,
            закатом всей войны...

Я жить хотел –
            и верным был солдатом

В разгаре девятнадцатой весны.

 

Двадцатилетье. Курская дуга –

Как радуга из подвигов и славы.

Налево – Курск,
            Орёл в дыму – направо,

Здесь враг впервые «тиграми» пугал.

Прибита рожь к земле
            дождём кровавым,

Свинцовый дым распластан на лугах.

Не знаю, есть ли в мире
            крепче сплавы –

Двадцатилетье, Курская дуга.

 

Приказы Родины. Ищите в них

Мой первый год из третьего десятка.

Ветрами раздувало плащ-палатку,

Встал вновь на место
            пограничный штык.

Как сто пудов – сапёрная лопатка.

Приказы Родины – вот мой дневник.

Хотите, назову их по порядку?

Они дороже мне настольных книг.

 

Мне было под Берлином двадцать два.

Победой шелестели дни апреля,

В последний раз
            под лезвием шрапнели

Подрезанная падала листва,

Брели понуро немцы по панели,

Приподнялась над бруствером трава,

И мы к параду чистили шинели...

Мне было под Берлином
            двадцать два.

 

Победа

 

Когда пожар на горизонте гас,

Не раз в землянке тихими часами:

«Мы возвратимся, только ждите нас», –

Писали мы, порой не веря сами.

Была дорога наша далека.

И наконец открылась
            гордым взглядам

Притихшая немецкая река,

Которую форсировать не надо.

И мы уснули, сбросив сапоги

В ту ночь за годы бурные впервые,

Во сне увидев лица дорогих,

По нам истосковавшихся в России.

 

В Веймаре

 

Над Веймаром пылилось лето:

Дул ветер с пригородных нив.

У ног прославленных поэтов

Стоял я, голову склонив.

Такими их, как скульптор вылил,

Я помню: взглядом на Восток.

Бумаги свиток держит Шиллер,

И Гёте – бронзовый венок.

О двух я думал государствах,

О двух народах, ливших кровь:

– Не знал ты, Шиллер, где коварство,

Где настоящая любовь…

А небо делалось темнее,

Шёл синих туч девятый вал,

И мне казалось, «Прометея»

Великий Гёте завершал.

И вдруг тряхнул я головою,

Опять взглянул на пьедестал

И словно выше их обоих

Я – рядовой Победы – стал.

За мною были кровь и раны,

Холодных пепелищ пустырь –

Я вспомнил Ясную Поляну

И Святогорский монастырь…

Но я пришёл не для расправы –

Кому ж был нужен путь кровавый?

Потупили поэты взор,

Не в силах смыть своею славой

Родной Германии позор. 

Виктор Авдеев, участник Великой Отечественной войны


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"