На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Отчий свет хранит

Из новой книги

В первый день января 2019 года – 65 лет Александру Гавриловичу Нестругину. Творчество поэта и прозаика, проживающего на селе в Воронежской области, хорошо знакомо как читателям «Русского воскресения», так и любителям отечественной словесности «по всей Руси великой». Его стихи и поэмы, рассказы и повести, литературные портреты печатались и печатаются в Воронеже и Москве, Санкт-Петербурге, в Калининграде и Красноярске, в Ростове-на-Дону и Сыктывкаре, в Саратове и Оренбурге, в зарубежье ближнем и дальнем.

Александр Нестругин родился в 1954году в селе Скрипниково Калачеевского района Воронежской области. Окончил Калачеевскую среднюю школу. Выпускник юридического факультета Воронежского университета. Работал следователем прокуратуры, адвокатом, судьёй, председателем районного суда в Петропавловке.

 

Уголовные дела,

Протоколы да повестки,

И стихи – так неуместно

В нижнем ящике стола…

 

Уголовных дел стопа.

Фотопленки. Слепки. Тряпки.

И – стихи в потёртой папке…

Блажь. А может быть – судьба…

 

Господь сподобил: судьба!

Член Союза писателей России. Автор восьми сборников стихов и прозы, а так же многочисленных публикаций в российских и зарубежных литературных изданиях. Лауреат премии Воронежского комсомола имени Василия Кубанёва, всероссийской литературной премии «Имперская культура» имени Эдуарда Володина, всероссийского поэтического конкурса имени Сергея Есенина журнала «Молодая гвардия», премии «Родная речь» журнала «Подъём». Лауреат международных литературных конкурсов имени Андрея Платонова «Умное сердце», поэтического конкурса Конгресса литераторов Украины.

 

Поэтическую подборку составляют стихотворения, в каких и наша с вами непреходящая сердечная боль о пережитом, текущем и грядущем – раздумья поэта в «дымной вечности».

Пётр Чалый

 

Избранное

 

* * *

Среди ничьих речных потёмок

Стоишь – как будто виноват.

Что голос был не слишком громок –

Не для речей, не для эстрад.

 

Что не услышала Россия…

Но для кручины нет причин:

Твоё негромкое осинник,

На губы глядя, заучил.

2012

 

КАЛИНЫ КУСТ

 

Брату Валерию

 

Осенью мать посадила

У крыльца калины куст.

Отец поворчал сердито,

Потом согласился – пусть.

 

Вроде не к месту было:

У крыльца – калины куст…

А мать у крыльца посадила

Свою материнскую грусть!

 

Чтоб грела она и светила

Нам в далёком краю,

Мать у крыльца посадила

Надежду свою.

 

Чтоб жизнь нас не закружила

Порознь, по одному.

Чтобы, пока мы живы,

Было встречать кому…

1978

 

* * *

Жизнь твоя – ветка сирени

Стылой осенней поры…

Улицы русских селений

К тихой сирени добры!

 

Улицы русских селений

Крепко прижали к груди

Чёрные ветки сирени,

Чтоб не клонили дожди…

 

Север дохнёт ненароком,

Сумерки леденя…

Жёлтым дыханием окон

Родина греет меня!

1983

 

ЕЩЁ ЦВЕТЁТ КИПРЕЙ

 

Ещё цветёт кипрей

По вырубкам и гарям,

Ещё цветёт кипрей,

Ещё звенит пчела…

Но сердцу горячо

Недаром, брат, недаром

От музыки ночной

Утиного крыла.

Ещё цветёт кипрей,

Ещё помедлит выстрел,

И музыки полёт

Свинец не оборвёт…

Но низкий пал туман

И луговину выстлал,

И, кажется, в ответ

Метель вздохнёт вот-вот.

Ещё цветёт кипрей,

Ещё утрами жерех

Бьёт о воду хвостом –

Весь в брызгах перекат…

Но сумерки найдут

В осоках порыжелых

Тончайший посвист крыл

И грусть разбередят.

Тончайший посвист крыл

Как над водою слышно!

А может, просто слух

С годами всё острей?

И молодость прошла,

И всё так просто вышло:

Ни слёз, ни горьких слов…

Цветёт, цветёт кипрей…

 

1984

БРОШЕННЫЙ ХУТОР

 

Вместо домов – только травушка сорная…

Где же вы, где же вы, люди живые?

Вместо погоста – лишь пахота чёрная,

Где по весне зашумят яровые…

 

Я понимаю, что всё обусловлено,

И не юродствую нищим на паперти,

Но – хоть и сгнили кресты, а не сломаны, –

Как

над могилами

ёжится

пахота!

 

Спят тут не вороги – прадеды наши…

Или мы сроду о том не слыхали?

Так ненароком и память запашем,

Как этот старый погост запахали.

 

Сделали поле мы чуть попросторнее…

Некому было могилки оправить.

Ёжится, ёжится пахота чёрная,

Чёрная пахота, тихая память…

1988

 

* * *

Русь листок последний сронит –

И тогда заметим мы:

Нет, не нашим ветром клонит

Наши, русские дымы!

 

Наши травы, наши ветви,

Наши сумрачные дни…

Ну, а где же наши ветры,

Что гуляли искони?

 

Что шумели, что летали,

Будто духи во плоти,

И смыкали, и сплетали

Годы, судьбы и пути…

 

Обнимали…. Обжигали!

И спасали от невзгод

Синим небушком в прогале

Разгулявшихся погод…

 

Где ж вы, ветры? Не пора ли

Гикнуть, душу веселя?

Чтоб чужие не орали,

Нашу родину деля…

1991

 

РОДОСЛОВНАЯ

 

Всё, что рдело-цвело до нас,

Прорастает в родном краю…

Дон издревле течёт – в Дамаск,

Где слоистую сталь куют!

 

Дон сбивает волну к волне,

Тесно судеб кладёт венцы.

И хопёрцы идут ко мне,

И на берег зовут донцы.

 

Пашут крепи, челны смолят…

Точат шашки, равняют строй…

Дон умеет ковать булат –

Век за веком, за слоем слой!

 

………………………………..

 

И не гас в том горниле жар,

И срастались в одно слои

Вольных, беглых и - китежан,

Всех, кто брезжит в моей крови.

 

Кто, чтоб только сродниться с ней,

Рвал тенета чужих дорог –

И века расседлать коней,

Расстелить себе Русь не мог.

 

И заснул богатырским сном,
Положив в голова миры, -

Как усталый задонский гром,

Что дошёл до Урал-горы.

 

…………………….

 

И пока я судьбу вбирал,

И пока я простор вдыхал,

Так знакомо синел Урал,

Белой шапкой Алтай махал!

 

И обочья донских дорог

Зарастали разрыв-травой,

Чтоб Иртыш хан Кучум не смог

Натянуть на лук – тетивой…

 

И пока я учил урок,

Чем отечества воздух жив,

Мне Дамаск отковал клинок

Из кремнёвых уральских жил.

 

………………………………

 

Глянет в очи мне длинно даль,

Неоглядная – сердце мрёт…

Постывшая, меркнет сталь,

Но не меркнет, не смеркнет род!

 

Ведь в крови моей - не угар,

Не застолий взрывная взвесь,

А кузнечного горна жар,

Что однажды раздули здесь,

 

Где мой берег, мой сказ, мой дом;

Где, лишь станут потёмки рдеть,

Клонит стремя под берег Дон,

Чтобы берегу – ногу вдеть…

2014

 

* * *

В. М. Акаткину

 

Тоскую по огороду,

Что с мальства к землице гнул.

И твёрдо лепил породу

Мозолей и вспухших скул.

 

Из морока лет седого

Не ангелы нас вели:

Несла нас на свет родова

На рваных клочках земли.

 

Сурова была эпоха,

Но разве – честна не столь?

Одна, в чугунках, картоха,

Одна, на рубахах, соль…

 

Горюю по огороду,

И сохну, как он, с тоски

По выжившему народу,

Что пух, но хранил ростки.

 

Не сыщешь того завода,

Картофельных тех «глазков».

Редеющего народа

Внучатый замес рисков:

 

Он нынче – не ради скуки,

Смекалист не по летам –

Пустые деревни скупит,

Запашет ко всем чертям!

 

Запашет и дни, и годы,

Повыкорчует века, -

И вётлы, и огороды,

Что держат ещё пока

 

Тех, кто все невзгоды вынес,

Все вьюги, что встречь мели, -

И день этот к свету вынес

На рваном клочке земли…

2009

 

ПАРАД 41-го

 

Времен суровы опечатки…

И вязнет шепоток в ушах:

«Здесь век иной, и нет брусчатки,

Чтоб на века печатать шаг.

 

Здесь надо жить намного проще,
И незаметней, и серей…»

Глухой райцентр, ночная площадь,

Стволы засохших фонарей.

 

И – ни души. И всё, что было

Судьбою – исподволь, не вдруг –

Глухая темень обступила

И знамя рвёт моё из рук.

 

Но я – ты скажешь, труд напрасный? –

Свой век врагу не отдаю.

Но я – уже на той, на Красной,

Брусчатой площади стою!

 

Похмельный бред? Больные нервы?

Снег редкий. Злые сквозняки.

И рядом строит сорок первый

Свои последние полки.

2009

 

* * *

Навек приписан к рубежу,

Что отчий свет хранит,

Я никуда не ухожу –

Ни в злато, ни в гранит,

Ни в немоту, ни в кутежи…

Как в лопухах межу,

Страна бросает рубежи,

А я пока держу

Озябших дум глухую дрожь,

Отчаянье своё, -

И поймы, скошенной не сплошь,

Прорехи и рваньё.

И стёжку, что идёт пешком –

Ни тише, ни скорей –

И очи порошит снежком

Нагих осокорей…

По мне, стервозная молва,

Не надо горевать!

Меня от этого сперва

Попробуй оторвать:

От звёзд, что мне даруют высь

Во тьме, - и от иных,

Что с горьким полынком срослись,

Созвездий – жестяных.

От взгляда батиных наград

Из-под суровых лет.

Ведь мне оставлен на догляд

Не берег - белый свет.

И в затишек я не сойду

С отеческих высот.

А ветер, что всегда тут дул,

Страну, как снег, несёт…

И я, подмогою забыт

У сданных деревень,

Навек не в злато, не в гранит -

Вжимаюсь в хмурый день.

И, как бы ни был век жесток,

Поземкой не завьюсь.

Сгинь, подколодный шепоток!

Я жив. Я остаюсь…

2011

 

* * *

Мы – братья, но друг друга судим, -

Набрав слова обид свинцом.

И очужевший Днепр не чуден -

За дымным Северским Донцом.

 

По крику смертному, по стону –

Мы долю страшную кроим!

И беженцы выходят к Дону –

С Донца горящего, к своим…

2014

 

ПАМЯТИ АЛЕКСАНДРА БРОВАШОВА

 

Туман – густой, парной…

С него не снимешь сливки, –

И масла не собьёшь больших барышных дел.

 

Но он опять к утру твои проявит снимки,

Ракитником сырым заречный тронув мел.

 

Судьба ли нас ведёт задумчивая, рок ли -

Или Господь вот так дыхание таит?

И возле влажных глаз – ряд фотографий мокрых,

В которых век течёт – и жизнь твоя стоит.

 

И Рыжкиной горы вновь проступает абрис,

Леча бессонных глаз скипевшуюся резь.

Когда прощались мы, ты прошептал мне адрес,-

Чтоб написал хоть раз, - но прошептал не весь.

 

Куда свернёт письмо? – ни улицы, ни дома…

Хоть камышом речным - мне отзовись, шепни…

Вот пара лебедей впотьмах заходит с Дона,

И что-то мне сказать опять хотят они

 

Мелодией сквозной, грудь рвущей ломкой песней

Надежды – на слова прозрений и утрат…

Куда тебе писать? Я помню: «Край Небесный».

Я знаю: это там, где лебеди летят…

2014

 

ПОКЛОН СТАРИННОМУ РОМАНСУ

 

Пусть манит свечкой синеватой

Сквозь побелевшую кугу –

Не говори ты с поздней мятой

На опустевшем берегу!

 

Не говори; в пустыне ночи

Не вспоминай и не моли, -

Хоть вы росли из одиночеств

И не ко времени цвели.

 

И неосыпавшимся цветом

Не достоять вам до зари…

Не говори ты ей об этом!

Себе о том не говори.

 

Пусть манит свечкой синеватой

Сквозь побелевшую кугу –

Не говори ты с поздней мятой

На опустевшем берегу!

2012

 

* * *

Вот не стали флаг менять в Китае -

И светает там - в полнеба! - ало.

Почему у нас едва светает,

У кого спросить мне? У менялы?

 

Ум и совесть нам – товарищ Сорос.

Наши злаки – конопель да маки.

И меняем хутора и сёла

На бурьян да памятные знаки.

2017

 

* * *

Он и оплёван, и оплакан,

Как старой веры образа,

Но по плевкам – не надо лаком,

Не надо грязью – по слезам.

 

Всё, что случилось, было – с нами,

Мы с этим жили и росли.

Октябрь – и слом, и гром, - и знамя,

Что до рейхстага донесли.

 

Пусть говорят: кумач тот выцвел,

Путь – сотней вьюг перемело.

Но время и «Авроры» выстрел

На жёсткий диск перевело.

 

И пусть не лжёт учебник школьный,

Что он забыл и день, и год.

Иначе тот, не барский, Смольный

Сам за себя сказать придёт.

2012

 

* * *

Вере

 

На стене – далёких фар тычки,

Тень от шторы дышит в свете фар.

Дочка – в школьной форме, в белом фартучке…

Сын – согретый астрами школяр…

 

Может, это время шарит фарами?

Ищет век тот с улочкой одной,

Где мы никогда не станем старыми,

Сельский Гамлет с молодой женой…

 

Ищет, ищет улочку знакомую!

Вновь, качнувшись, в темноту плывёт…

А ведь там, я помню, грязь да колеи,

Всё ещё разрыт водопровод.

 

И за остановкою конечною –

Век ли целый, несколько минут? –

В колею упёршись, время вечное,

Всё назад не может повернуть.

 

Вот и смотрят вместе фотокарточки:

Тьма моя - и свет далёких фар.

Дочка – в школьной форме, в белом фартучке…

Сын – согретый астрами школяр…

2017

 

* * *

Остатки дней перебирая,

Не струшу и не разревусь:

Осокори идут по краю

Туда, где в небо я сорвусь…

 

Я горько жил, шептал – коряво,

Но ты - не режь и не крои:

Белеть во тьме осокорями

Пытались горести мои.

 

Их времена не пожалеют,

Вихрясь…Но нынче, так и знай,

Они, - где самый край, белеют.

Они его и держат, край…

2011

 

* * *

Брошен берегом, лугом ли, -

Темнотой не клянись.

Жизнь, чернея, как уголья,

Позовёт: «Наклонись...»

 

Пепел выстывший видя лишь,

Ты, вдохнувши, с колен, -

Воду серую выдуешь,

Тьмою взятую в плен.

 

И проступит за мороком:

Верная ворожбе,

Стёжка, чуть ли не волоком,

Тащит берег к тебе!

 

И, отчаяньем спаленный,

Прямо в серой воде

От сырой красноталины

Разгорается день.

2017

 

Евген Плужник

Переводы с украинского

 

СТИХОТВОРЕНИЕ К РАССКАЗУ

В. ПИДМОГИЛЬНОГО «ТРЕТЬЯ РЕВОЛЮЦИЯ»

 

Эй, отец мой, простор степной,

Слово молвлю ещё с тобою…

Дни младые не стороной

Пошли за водою…

Ой вы, звёзды, ярки, близки!

Мне до ваших чар дела мало…

Тёмный чуб мой, мои виски

Бела вьюга зацеловала.

Ой вы, ночи, ваш чёрен свет!

Мне не видно, куда иду…

Я один, ещё с детских лет,

И таким же я пропаду.

Где ж вы, братья? Мою слезу

Кто утрёт, кто меня приветит?

И стою, словно дуб в грозу,

Только тучи вокруг да ветер…

 

* * *

Вчера над городом летели гуси.

Над городом-камнем, в ночи…

Глупое сердце, стиснуто грустью, -

Молчи, смешное, молчи!

 

Хватит всяких и грёз, и болей…

Есть книги – всё знают они.

Слышишь, в тополях голых:

- Нишкни…

 

Девонька, грёзы бедой твоей стали!

Дума ночная моя!

Гуси летели в далёкие дали…

А я?

 

* * *

Мосток замшелый в две доски,

И вербы у воды, и мальвы,

Какую мне вернули даль вы:

Уст, ещё спящих, лепестки,

Свет глаз, что их зовёт проснуться,

Озноб свиданья – в первый раз…

Всё, что зовёт так властно нас -

И не даёт себя коснуться!

 

* * *

Душа моя! Ты вновь стоишь на грани…

А дальше – странствий марево дрожит…

Где твой покой? Оконные герани?

Где времена дремотные, скажи?

 

Смирись! Не рвись! Взяла ты полной мерой

Вериг и тягот на земных путях…

И одиночества… И этой пыли серой,

Что ступни целовала всех бродяг!

 

А тут – ты глянь: покой…цветут герани…

И в умной книге – все пути близки.

(Чтоб ты не стала, невзначай, на грани,

В начале новых странствий и … тоски)…

 

Душа моя! Ты вновь стоишь на грани!

 

* * *

Хаты серые… В дрёме куры…

(Память, пусть не дрожит рука!)

Бородатый возница хмурый

Сонно клонится с передка…

 

Вот и он, как из книжки взятый,

С мезонином домик в саду…

Дух любистка, и запах мяты…

(Это первым стоит в ряду!)

 

Мы приехали… Ах, мы – дома!

Пёс Трезор рвётся нас лизнуть…

Как душе эта тишь знакома!

Как молчание студит грудь!

 

Эти улицы! Эти куры!..

(Мыслям ряда никак не дам!)

Может, лучше: возница хмурый –

Пусть он дремлет и дальше там?..

 

Кони тащатся пусть куда-то,

Тает в дымке наш домик пусть?..

Дух любистка, и запах мяты…

(Тише, сердце! Не бейся, грусть!)

Александр Нестругин (Петропавловка Воронежской обл.)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"