На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Дремлет сад перед рекой на склоне...

Из новой книги

***

Пепел над руинами метался,

Поджигал заборы листопад.

Умерла деревня, но остался

Одичавший яблоневый сад.

 

Тишина в траве забвенья тонет –

Места у забвенья нет для слез.

Дремлет сад перед рекой на склоне,

Как бездомный постаревший пес.

 

 

***

Иеромонаху Александру (Фауту)

Помолитесь! Мир трагичен – в курсе я.

Правды и неправды не боюсь.

Говорят: «Россия». Слышу: «Руссия».

Руссия – моя Святая Русь.

 

Руссия! Широкие и узкие

Ты пути смешала. В этом суть!

В Руссии живут исконно русские –

Это меря, весь, мордва и чудь…

 

Пахнет и морошкой, и клубникой.

Широка страна. Простор крылам.

Малое вплетается в великое.

Руссия – небесный Божий храм.

 

***

Отцу Анатолию (Денисову)

Скользит по небу утреннему взгляд,

Земля в округе – для меня святая.

Кресты блестят и маковки блестят,

И ласточки над церковью летают.

 

Жужжат в цветах вдоль фресок два шмеля

Там, где сюжеты Нового Завета

Слова молитв, струясь из алтаря,

Сияют в прихожанах божьим светом.

 

***

Памяти Федора Тютчева

Восток и запад… Здесь дилемма

Не подойдет… Что чернь – что знать!

Россия – это теорема:

Россию надо доказать.

 

Есть для России Божья мера

И к этой мере я привык.

Россия – это наша вера.

Россия – это наш язык.

 

***

Читай былины: твой кумир –

Чужой! Он пришлый и поганый.

Не только Русь Святую – мир

Спасали русские Иваны.

 

Полынь, что половцы, в полях.

Как Змей Горыныч, дышит море.

Но, словно три богатыря,

Иваны русские – в дозоре.

 

 

***

Иеромонаху Александру (Фауту)

На рассвете барханы свершают намаз

И бредут караваны тропою заветной.

Не похож на араба – я голубоглаз,

Борода моя с возрастом стала трехцветной.

 

На рассвете в пески босиком ухожу,

Звезд арабская вязь с неба в солнышко схлынет.

Жизнь – хождение от миража к миражу.

И лишь храм православный – оазис в пустыне.

 

***

Июнь. В цветах сады и тропы.

Миг от зари и до зари.

Младенцем престарелый тополь

Пускает пух, как пузыри.

 

Но дождь, проснувшись, что Конфуций

Даст волю мудрой бороде.

И вот уже сады пасутся

В живой нашептанной воде.

 

Бегут зеленые просторы,

Трава от влаги входит в раж.

И скоро сенокос… И скоро

Июнь исчезнет, как мираж.

 

***

Отсоловьились и отсенокосили,

Наслушались жужжанья пчел сполна.

Планета наклонилась ближе к осени,

В туманной дымке – скользкая луна.

 

Все в космосе и мире изменяется –

Планета на межзвездном рубеже.

И так она опасно наклоняется,

Что зреет чувство холода в душе.

 

***

Николаю Лугинову

Я крепко спал. Был мир вокруг не прост –

Тонул и в лицемерье, и в гордыне.

И снилось: шел босой Иисус Христос

Ко мне в весенней тундре – не в пустыне.

 

Хотелось жизнь прожить в миру простом,

Молиться и светло о людях думать.

И снилось: осенял святым крестом

Меня Иисус Христос в якутском чуме.

 

Господь – в молитве думаем о Нем

И ждем с надеждой нового явленья.

Наверно, со спасительным огнем

Христос приедет в тундру на оленях.

 

 

***

Крапива в буреломе отцвела.

На пасеке жужжат цветные ульи.

И лилии во все колокола

Звенят под золотым шатром июля.

 

Свет ярок, но заполнен тенью ров

По самые края. Притихла трасса.

День в зное от земли до облаков

Изящен, как фарфоровая ваза.

 

Ты тихо дремлешь, завернувшись в тень,

А над тобой на ветке дремлет птица.

Будь осторожным: разобьется день –

На мелкие кусочки разлетится.

 

КРЫМСКИЙ МОСТ

 

Водою отшлифованные камни

Вросли в песок… Их в пыль сотрут века.

Как бабочка с ажурными крылами,

Вознесся крымский мост под облака.

 

То легких волн таврическая пляска,

То песен ветра южный колорит.

И, прилетев к нам из пустыни Наска,

Космическая бабочка парит.

 

 

***

Соловьи поют, а сердцу снится

Школа, трель последнего звонка.

Словно миниюбка выпускницы,

Ночь в конце июня коротка.

 

И уже внучата ходят в школу.

Горн умолк. Уменьшилась страна.

Юбки носят бабушки – до пола,

Жизнь, как ночь декабрьская, длинна.

 

***

СССР – это день вчерашний:

Стал святым не святой человек.

Коммунизм – Вавилонская башня,

Воплощался ущербный проект.

 

К Мавзолею стекались дороги,

Где их ждал и тупик, и крах.

Если люди забудут о Боге,

Все вокруг превращается в прах.

 

***

Здесь все всерьез. Здесь нет игры.

И если криво – значит криво.

Кладбищенские комары

И надмогильная крапива.

 

Встают кресты за рядом ряд –

Им все равно весна иль осень.

А над могилами парят

Под облаками кроны сосен.

 

Печаль сменяется тоской –

Здесь не найдешь себе подобья…

И вечность, тишина, покой

Просеяны через надгробья.

 

За добрый взгляд и злую речь

Сполна в чистилище заплатят.

Жить надо так, чтоб в землю лечь

Легко – с веселой благодатью.

 

***

Николаю Коняеву

Выстрел – дурные мысли.

Ветра свист. Вой проводов.

Словно из боя, вышли

Из девяностых годов.

 

Рады, что еле живы –

Не сосчитать костей.

Словно у бога Шивы,

Множество рук у властей.

 

Эти гребут налоги,

Эти трясут анашой.

Сколько вокруг убогих

Телом, да и душой.

 

Каждый из нас унижен

Под пирамидой лжи.

Праведным трудно выжить

И невозможно жить.

 

Вместо поселков – погосты,

Смотришь – и слезы из глаз.

Раны из девяностых

Не зарубцуются в нас!

 

***

Катафалк. Завершение века.

Не осталось нехоженных мест.

Вертикальная тень человека –

Деревянный кладбищенский крест.

 

Вот и все… Не сгибает усталость,

Не ласкает стыдливая лень.

Человек в землю лег, но осталась

На земле вертикальная тень.

 

***

Памяти Ивана Стремякова

И водка полоснет по горлу бритвой,

И блеск монет нам выколет глаза.

Но если время выветрит молитвы,

России не подняться в небеса.

 

Теперь что балалайка – что гитара,

Что Божий Сын – что спившийся кумир.

Как воздух из проколотого шара,

Выходит из России русский мир.

 

***

Вспомним и Марс, и Венеру,

Видя гудящий болид.

Или сорвет атмосферу,

Или она закипит.

 

Людям недолго осталось

Тешить капризную плоть.

Не прикасайтесь к штурвалу,

Если пилотом Господь!

 

***

Известно всем: не будешь мил

Насильно… Да и есть ли прок.

У одного – библейский мир,

А у другого – свой мирок.

 

Когда во власти дураки

И на Камчатке, и в Твери,

То надуваются мирки,

Как дождевые пузыри.

 

Но перестает править грех

Страной – мамоне вопреки.

И справедливый мир – для всех! –

Затмит порочные мирки.

 

***

Говорят, что Бог шельму метит.

Шрамы – затеси на судьбе.

Заблудившийся в Интернете

Потерял дорогу к себе.

 

День не греет, а ночь не светит…

Превращается школа в тир.

Заблудившихся в Интернете

Убивает реальный мир.

 

***

Меняются вожди и времена.

Жизнь мечется от щебета до лая.

Какой ты сам – такая и страна.

И если ты гнилой – страна гнилая.

 

Любой из нас у Бога на весах

Измерен будет грузом дел и мнений.

Поэтому Россия в небесах

Летает в миллионах измерений.

 

***

Мир погряз в слепоте страстей –

Много буйных и мало кротких.

Люди прячутся от людей

За заборы и за решетки.

 

Злобно борются за права

Зверя, выпив дурное зелье.

А свобода еще жива

В храмах и монастырских кельях.

 

 

***

Становлюсь и терпимей, и строже

Ко всему, что придумала власть.

Конкуренции нет в мире Божьем,

В мире дьявола – эта напасть.

 

Ночью каркают черные птицы.

Дом сожжен. Ветер носит золу.

Тот, кто учит безумцев молиться,

Собирает мозги на полу.

 

 

***

Боль в затылке, в горле сухо.

Хвори вьют гнездо.

Для меня зима – старуха

В штопаном пальто.

 

На зиму смотрю в трамвае,

Дань отдав окну.

Белой шалью укрывает

Плотно седину.

 

Спят кусты под снежным пухом

Выводком крольчат.

Приведет зима-старуха

В кабинет врача.

 

***

Простынями улеглись метели

В поле. Обесснежела пурга.

Вылупился вечер – полетели

По небу скорлупки-облака.

 

Дверь открыв, застынешь на пороге.

Время для души и для ума.

И мечтать, и подводить итоги

Помогает юная зима.

 

***

Проталин утренняя оторопь

И слезы деревенских окон.

Спустилась мартовская оттепель

С небес на поле, как сорока.

 

Капели солнышком согрело –

Звучат и звонче, и напевней.

И это поле черно-белое

Стрекочет сочно за деревней.

 

Могилы дремлют за оградами,

О виражах стрекоз тоскуя.

Но скоро, стариков обрадовав,

Река кукушкой закукует.

 

***

Пиво – радость старика.

Что ему до барных стоек!

Дождь толчется у ларька,

Как знакомый алкоголик.

 

Каплют слезы с бороды –

Пьет в мирке своем счастливом.

Дождь дольет ему воды

Прямо с неба в кружку с пивом.

 

Тот и день, и год далек.

Было диво – сплыло диво.

Теплый дождь. Пивной ларек.

Век двадцатый. Кружка пива.

 

***

Александру Шабаеву

На землю падает звезда –

Ей некому помочь.

Как в шлюз – холодная вода,

Течет в квартиру ночь.

 

Хотя царит без чести честь,

Не надо жизнь крушить.

Ведь крыша есть и стены есть,

А значит – нужно жить.

Борис Орлов


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"