На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Весенний разлив

Из новой книги

***
Поэт ли ты, России всё равно!
Ты – персонаж в отечественной драме,
Вглядись в лесное озеро – оно
Зеркальный рай в нежно-зелёной раме.
А в нашей жизни всё наоборот!
Здесь каждый жук живое древо точит
И просвещать немыслимо народ,
Когда и сам он правды знать не хочет.
Войны, поэт, не выиграть никак!
Пусть на алтарь ты голову положишь,
Ты – одиночка, пария, чудак,
Когда всеобщей ложью жить не можешь.
Так что ж тебе воспеть в твоих стихах?
Агонию страны, её идеи?
Или, как все, писать о пустяках,
Чтобы тебя не трогали злодеи?
А лучше утром выгляни в окно,
Найди, попробуй, проблески России,
Вглядись в людей, зачем тебе кино
Об ужасах предсмертной эйфории?

 

* * *
Старый парк облетел и давно перекрыты фонтаны,
Только носится вихрь по развилкам дорог дотемна,
Каждый вечер под окнами женщина ищет каштаны,
Пусто голое древо, а всё их находит она.
Разгребая листву и к стволу прижимаясь упрямо,
На вершину глядит, словно чуда какого-то ждёт.
– Что вы ищете тут? – возмутится почтенная дама,
А она усмехнётся, не глядя, и прочь отойдёт.
Разве просто сказать, как пустынна, чужда и нелепа
Обступившая жизнь, что украла счастливые дни,
Оттого и глаза у неё опрокинуты в небо,
Так младенцы глядят и, кто знает, что видят они.
В лабиринтах религий, далёких от радостей шумных,
Неземные законы всецело владеют людьми,
Есть на дне её глаз свет предвидений полубезумных,
Потаённое знанье затерянных смыслов любви.
Омрачая пейзаж, проплывают подъёмные краны,
Горизонт затмевая, кругом созидается ад,
Но куда эта женщина, молча, уносит каштаны
Несмотря на стремительный, мрачный, багровый закат?

 

***
Цвёл ядовитым цветом олеандр,
Открыто силу попирала сила,
Когда Персеполь грабил Александр
Иль над Европой нависал Атилла.
Огнём и дымом затмевало склон,
Когда, в седле умея удержаться,
К Аустерлицу  шёл Наполеон,
Чтоб видно было как и с кем сражаться.
А мы попали в жёсткий переплёт,
Когда своё переменив мышленье,
С дороги предков сбившийся народ
Победу променял на пораженье.
Чтоб о наживе повторяя бред,
Страны позор воспринимать бесстрастно,
Неужто впрямь России больше нет
И русская история напрасна?

 

***
В ту осень, как в эпос, вместилась реальность иная –
Холодный закат в ослепительный вырос пожар,
А ветер ночами, бессильные ветви сминая,
В железной трубе, как парижский гудел Савояр*.
А средь гаражей, нагнетая предчувствие бедствий,
Стучали по рельсе, подвешенной кем-то на крюк,
Не верилось, что это сможет пройти без последствий,
Что смолкнет когда-нибудь вещий, томительный звук.
И, вскоре, захлопали ставнями, кутаясь в шали,
Седые хозяйки, вернувшись из очередей,
К экранам припав, люди голос взволнованно ждали
Того, кто продаст свой народ за табун лошадей.
Октябрьские листья слагались в суровый орнамент
И ухнули залпы сгоняя народ с площадей.
Чтоб жёсткой расправой сломить непокорный парламент,
И самых отважных, его защищавших людей.
Уже покидали Москву бэтээрные марши,
О новом порядке надрывно кричала печать,
Боясь, что всплывут с глубины затонувшие баржи
С убитыми, коих никто не посмел сосчитать.
_____________
* Савояр – колокол весом 19 тонн, собора Сакре-Кёр на Монмартре.

 

***
          «Слова нам, верьте, посылает небо,
            Нельзя их изводить на пустяки»
                            Ли Гюбо 1169-1241 гг.

Ночь без луны, собеседников нет,
Дом в поднебесье туманом объят,
Может расскажет корейский поэт
О лепестках, что осыпали сад?
Может за шторой послышится мне
Что под обрывом рокочет река?
Или, что ночью над лампой в окне
Мягко трепещет крыло мотылька,
Что водопадами стали ручьи
Падая с гор, но, далёкий собрат.
Как о поэзии мысли мои
Выразил он девятьсот лет назад?

***
Удочка, лодка, на леске свинец,
Водятся в речке лещи,
Если ты вправду отважный пловец,
Спутников не ищи.
В затхлом болоте лягушка живёт,
Впавшая в самообман,
Это созданье речей не поймёт
Про мировой океан.
С лодки легко оттолкнувшись веслом,
Брось её в руки судьбы,
Опытный мастер на древе гнилом
Не оставляет резьбы.
Лучше смотри на весенний разлив,
Может увидишь с моста
Стройный маяк, проступающий риф
И золотого кита.

 

***
Я снова прошлое зову –
Решётки, символы морские,
Где видят остров и Неву
С мансард высоких мастерские.
Где под стеклом фарфора Севр,
Где в Петергоф отходит катер
И помнит копии шедевр
Моралесова Богоматерь.
Там до сих пор мои друзья
Живут по воле безрассудства
И жадно молодость моя
Вдыхает опиум искусства.
В мой бывший дом придут опять
Творить и спорить беззаботно,
Чтоб, вместе бедствуя, понять,
Что бескорыстье благородно.
Пусть и тщеславны времена,
Похвал пройдёт короткий дождик,
Дилемма в творчестве одна –
Художник ты, иль не художник.
Ведь, если мечешься, как мышь,
Стремясь урвать обломок сыра,
Марая холст, не устоишь
Перед божественностью мира.

 

***
                    С.У.
Как странно вновь, когда простилось лето,
Расцвёл мой сад к приходу твоему,
Твоё явленье – это вспышка света,
Чтоб видеть окружающую тьму.
Пусть множил мир наследия объекты,
Ты мной как новый был открыт алтарь
И было тайной, что за человек ты,
Как в глубине телесной скрыт фонарь?
Я поняла что мрачны и острожны,
И беспросветны здешние края,
В твоём сиянье стали так ничтожны
Мои стремленья и вся жизнь моя.
А ты, вершин касавшийся Памира,
Так мягко стопы ставил при ходьбе,
Что, восставая, все запреты мира
Мне преградить старались путь к тебе.
Но, замерев над поздней пасторалью,
Я вдруг постигла, что совсем не ты,
Из глаз твоих с космической печалью
Сам Бог смотрел на землю с высоты.

 

***
Я девушку в юности знала одну,
Что с некой космичностью зренья,
Гигантскую видела рядом луну,
Планет и созвездий вращенья.
Всю жизнь изучали её доктора,
Внося наблюденья в тетрадки,
Но даже маститые профессора
Найти не сумели разгадки.
Всё тайна и всякое зренье – секрет!
На шее крутясь каруселью,
Из дымчатых и разноцветных планет
Мои состоят ожерелья.
И если сгущается тьма надо мной
И близость вражды существует,
Душе открывается космос цветной,
Лучится он и торжествует.
Он рядом живёт, подступает извне,
Сверкает над крышами зданий,
А ночью словами теснится во мне
Сбывающихся предсказаний.

 

***
Во мраке вод отражена,
Тиха окрестность и бездомна
И лишь осенняя луна
Дика, мятежна и огромна.
Сова, задев её крылом,
Роняет в рощу блеск латунный,
Но вслед за солнечным теплом
Не согревает пламень лунный.
И только отдалённый лай,
Ещё звенящий по округам,
Пустынный оживляет край
С водой над вытоптанным лугом.
Ведь нынче там, где тлел очаг,
Где свежий лес пестрел от соек,
Заводик, врезавшись в овраг,
Кадит скелетам новостроек.
При виде труб и пустырей,
Чему научатся потомки
У тех, что Родины своей
Хранят священные обломки?
И, вдруг, заметишь у реки,
За свалкой ив полуистлевших,
Домишек сельских огоньки,
Здесь, Бог весть как и уцелевших,
Найдёшь, обозревая весь
И ёлок редкие верхушки
Россию, сжавшуюся здесь
До этой ветхой деревушки!
Кто очертил её предел?
Пусть монастырский крестик вышит,
Универсальный новодел
Сакральной древностью не дышит.
Зачем же, выстроившись в ряд,
По обе стороны аллеи
Чужой эклектикой блазнят
Дворцов безликих мавзолеи?
Зачем из космоса видна,
Как план, что вымарал чертёжник,
Необозримая страна,
Где задыхается художник?

Ирина Семёнова (Орел)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"