На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Сквозь раскаты грозы

Слободжанские песни

***

Не русский я — хохол русскоязычный,

Влюблённый в поле, в птичий хоровод,

В апрельский дождь, в июльский сон криничный,

В ржаной закат, в малиновый восход.

Не русский я. Стезя моя лихая

Размыла южной мягкостью глагол.

Но если ты брюзжишь, Россию хая,

Тогда я — русский. Больше, чем хохол.

Не русский я. И взгляд куда ни кину,

Зажата нэнька нищенской межой.

Когда же недруг лает Украину,

Я — украинец всей своей душой.

Не русский я. Ночами оглупело

Не рвусь в терзаньях: «Чьих же я кровей?..»

Меня сумская ласточка напела,

Помог ей в этом курский соловей.

 

Русскоязычный сонет

Умри, сонет, не помнящий родства,

Как на костре творения мороза.

О мой язык — тревоги естества,

Любовь-беда отвергнутого росса!

Летит звезда, прохладу пьёт листва,

  Пьянит весна медами сенокоса...

Роятся в сердце русские слова,

Не принимая козней перекоса.

Родной язык тревожится во мне,

Боясь, чтоб с ним в заблудшей стороне

Меня слепцы навек не разлучили.

О, как он звал в пургу, в свинцовый дождь!

Гордился я: на нём глаголал вождь,

Теперь забыть по этой же причине?

***

В моей крохотной комнате

огромный портрет Пушкина.

У Ваших ног я днююи ночую,

Под Вами я всегда на высоте.

То в сновиденье облаком кочую,

То мчусь к луне на солнечной мечте.

Люблю свою унылую лачугу,

Свободно мне в печальной тесноте.

Из ветхих слов кую себе кольчугу,

Живя в неимоверной суете.

Вы день и ночь — в искании высоком,

Звезда на Вас глядит влюблённым оком,

А я на сквозняках эпох продрог.

Хрустят года, века шуршат косые,

Сравниться б с Вами нынешней России.

Да у неё и нет иных дорог!

***

Разрисована дорожка,

Солнца в лужах там и тут.

За мальчишкой мчит Серёжка

И вдогонку: «Как зовут?»

А малыш, как все мальчишки,

Над машинкою надут.

И Серёжка: «Что молчишь

Отвечай-ка: как зовут?»

Отдыхавший под ракитой

Подошёл с клюкой старик

И сказал: «Зовут Никитой,

Он ещё не говорит».

А Серёжка вновь по лужам,

Только пятки солнце рвут:

«Мне Никита ваш не нужен.

Мне — машинку как зовут».

ВУНДЕРКИНД

У мамы-рыбы есть рыбёнок,

На удивление ребёнок.

Настроил так свою подкорку:

Не брать крючок,   съедать подкормку.

***

Пятилетняя, щебетучая,

Воду пьёт у колодца Лина:

— Очень вкусная... И колючая…

И холодная... Как ангина.

ПАТРИОТЫ

А у зверей была запарка —

Встречали праздник зоопарка.

Олени так переживали,

Что все кусты пережевали.

***

Который век, блуждая в лихе,

Мы вопрошаем не впервой:

— Ужель в сплошной неразберихе

Дороги нету столбовой?

Кричмя кричат в борьбе запальной,

Коря друг друга, господа

Из оппозиции опальной:

— Ведут не те и не туда!

И крикачи приходят к власти

И что-то ищут, как в бреду.

Приносят новые напасти,

Оставив прежнюю беду.

А мы опять блуждаем в лихе

И вопрошаем не впервой:

— Ужель в сплошной неразберихе

Дороги нету столбовой?

Да есть она! Но вот столбами

Вовек её не застолбить:

Мы не желаем быть рабами,

А господами всем не быть.

***

Нам идти да идти сквозь раскаты грозы

Под разгулами ветров и ливней.

С каждым годом и днём жизнь сложнее в разы,

Человек всё слабей и наивней.

И пускай он в морские темноты проник,

С неба землю обшарил с испугом,

Может быть, он освоил межзвёздный язык?

Он его не нашёл и друг с другом!

Может быть, обустроил планету свою,

Разодел её светом и садом?

Может, сделал счастливей людскую семью?

Колыбель его видится адом.

Человеку, наверно, не всё по уму,

На загадки глядит он устало

И всю жизнь вопрошает: «Зачем? Почему?»

Человеку всё мало и мало.

Все вопросы Природе направлены в лоб

Сквозь рыданья снегов и туманов:

Сколько надо ему золотых антилоп?

Сколько нужно морей-океанов?

И дрожат, и боятся земля и вода:

Сколько зла на планету насыплем!

Ну и в чём же твоя, человече, беда?

В том, наверно, что ты ненасытен.

***

Расслабляться не надо

Ни на час, ни на миг.

Просто дел многовато

Средь житейских интриг.

Просто жизнь на исходе,

Мир и быт не про нас.

В бесполезном походе

Бьёт копытом Пегас.

Расслабляться не вправе

Я в своём шалаше —

Ветровеи в державе,

Листопады в душе.

Может, взять мне фонарик –

И сквозь тьму по стерне.

Впрочем, здешний бухарик

Доведёт хоть к луне.

И хожу обнажённо

С нескладухой вдвоём,

И живу отрешённо

В забурьянье своём.

Расслабляться не надо

Ни пока, ни века...

Жизнь — у сердца граната,

И у Беса — чека.

КУКУШКА

1.

Она вселилась в дом чужой

Самозахватом,

И не прогонишь ни вожжой,

Ни автоматом.

Своё яичко подложив

К другим, как «Здрасьте!» —

Установила свой режим

Верховной власти.

И говорит: «В конце концов,

Ваш дом не заперт.

Наследник мой иных птенцов

Отправит за борт.

А вы беритесь, господа,

За труд-участье.

Пускай дежурят у гнезда

Любовь и счастье.

Дитя вы вскормите одно

Одной заботой.

Не мною это решено —

Самой Природой...»

2.

Кукуй, кукушка, надо мной,

Хвали щедроты,

Но запираю дом родной,

Ведь знаю, кто ты.

*    *    *

На судьбину не обидимся...

Взяв терпенья про запас,

Мы с тобой ещё увидимся,

Повстречаемся не раз.

Повстречаемся — забудутся

И пойдут грехи на слом.

Только нам бы не запутаться

Ни в грядущем, ни в былом.

Только бы посредством разума

Все сомнения — долой.

Приоткроем в жизни разное,

И в грядущей, и в былой.

По надеждам пошатаемся,

По желаньям проскрипим.

Будут с нами наши таинства

Без навязчивых чужбин.

А покуда, а покудова

Наша осень холодна.

Да и память подзапутала —

На двоих она одна.

На себя она помножила

Наши годы и сердца,

И былая встреча ожила

У родимого крыльца.

Эх, ты, память! Ах, провидица!

Светишь-греешь и во мгле...

Мы с тобой ещё увидимся —

Может быть, не на Земле.

Василий Воргуль


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"