На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Проза  

Версия для печати

Тётя Дуня

Главы из повести «Под салютом всех вождей»

Я сейчас частенько думаю: почему в семье бабы Нади и дедушки Яши наша тётя Дуня осталась без образования?

Да, конечно, мой папа – единственный мальчик в семье. Нужно было, чтобы он был выученным: школа, педтехникум, институт... Младшая их сестра Вера закончила университет – исторический факультет.

А вот тётя Дуня... Она очень добрая и приветливая. Растит дочку – тоже Веру. С семьёй у неё не получилось. Муж ушёл к другой женщине.

Тётя Дуня всю свою жизнь проработала в колхозе. Работала честно и добросовестно. Она в своё время закончила только начальную школу. Читать, писать, считать, конечно же, умела. И дедушка с бабушкой решили, что больше ей и не надо.

Но тётя Дуня, я помню, всегда очень любила читать. Она всегда просила у нас хорошие, умные книги, правда, всегда просила, чтобы только в книгах были картинки... Я ей давала ей «Молодую гвардию», «Хождение по мукам», «Дворянское гнездо» – эти книги были с очень хорошими иллюстациями. Читала она, конечно, зимними вечерами, когда уже всё в доме было сделано.

Когда она приходила к нам, всегда в доме у нас становилось весело. Она рассказывала разные истории о своих уличанах, о каждой их судьбе. И ещё она после прочтения какой-нибудь книги много говорила об их героях, высказывала своё мнение о них. И эти мнения, мне кажется сейчас, были очень мудрыми...

Частенько тётя Дуня приходила именно ко мне за помощью: я сшивала на швейной машине длинные полотнища яркого сатина и ситца для будущих одеял, которые она с бабушкой Надей шили на заказ.

У них в доме в зале стояли старинные громадные деревянные пяльца именно для этой работы.

Между полонищами сатина и весёлого ситца они прокладывали слой ватина, смётывали края, а потом на сатиновую сторону накладывались бумажные заготовки. Это были «рыбки», кружки разных размеров, «яйца», красивые «запятые», ромбы, Их бабушка Надя обводила тонкими линиями – мелом. Получался красивый узор для будущих одеял. И начиналась простёжка по меловым загогулинам.

Я, когда приходила к ним, с удовольствием помогала им в этом деле. Каждый стежок закреплялся дважды, потом иголка с ниткой проходила внутри между полотном примерно на сантиметр, и снова – новый стежок. Очень красивые получались одеяла! И у меня получалось, за это они меня хвалили.

А ещё они всегда очень просили меня, чтобы я читала им и женщинам с их улицы «Кобзаря» Тараса Шевченко и чтобы – на украинском языке. Мне это было нетрудно. Папа выучил меня украинской мове, конечно, не так, как учат в школе или в институте.

Писать на украинской мове диктанты я бы не смогла. Но я научилась и умела читать украинские тексты. Знала, как читаются буквы украинского алфавита. У нас дома было достаточно много книг на украинском языке. Ведь папа в своё время изучал этот язык в институте и преподавал украинскую литературу и язык в школе до войны.

Я частенько приходила в дом к тёте Дуне и бабушке Наде и читала вслух им  всем «Катерину» Тараса Шевченко. Теперь я понимаю, что это моё чтение заменяли для женщин на их улице нынешние сериалы... Я понимаю...

Но и меня пронимала судьба Катерины. Я читала им, а сама всё представляла...

...Кохайтеся, чорнобриві,

Та не з москалями,

Бо москалі — чужі люде,

Роблять лихо з вами.

Москаль любить жартуючи,

Жартуючи кине;

Піде в свою Московщину,

А дівчина гине...

...Прийшли вісти недобрії —

В поход затрубили.

Пішов москаль в Туреччину;

Катрусю накрили.

...Катерино, серце моє!

Лишенько з тобою!

Де ти в світі подінешся

З малим сиротою?

..Вміла мати брови дати,

Карі оченята,

Та не вміла на сім світі

Щастя-долі дати.

Я у папы как-то спросила, почему русских называют – москалями.

А папа мне сказал, что москалями в то время, когда писалась Тарасом Шевченко его поэма, украинцы так называли русских солдат, потому что столица России – Москва, потому и – москали... Хотя в армии служили и те же белорусы, и украинцы...

И москаль, которого полюбила Катерина из поэмы, – солдат. Ну, а потом пошло как-то по инерции...

А называть москалями, хохлами, бульбашами, жидами людей другой национальности, сказал папа, очень мерзко. 

Вот так я и узнавала не только русскую литературу, но и украинскую. И научилась уважать других людей.

Тётя Дуня частенько бывала у нас, всегда приносила нам разные гостинцы. Ох, и весёлая же была она!

Я помню, когда Леночка была ещё маленькой, ей купили очень красивые красные туфельки.

Пришла тётя Дуня, увидела их и говорит Лене:

– Ох, и туфли! Яки ж туфли! Дай ты их мени сходыть в церкву, похвастаюсь жинкам!

– Тётя Дуня, да они же тебе малы!

– Шо? Жалькуешь?

– Нет, не жалко мне... Только они тебе, тётя Дуня,  совсем будут малы.

– Ну, ладно, ладно, ходы сама в ных! Растопчешь, тоди и я их буду носыть...

– А они всё равно будут тебе малы...

...Тётя Дуня даже умела лечить нам ангину. Как только у Леночки или у меня начинало хрипеть горло, тётя Дуня своими маленькими и чуть шершавыми руками массировала наши шеи, что-то шептала – и горло переставало хрипеть.

Под салютом всех вождей! Она у нас немного волшебница...

А сейчас я вспоминаю очень смешной случай...

Это было, когда мы были уже постарше. Леночка уже ходила в третий класс.

Пришла к нам тётя Дуня. Мы в это время убирали в доме, подметали полы, выбивали во дворе нпши вишнёвые дорожки, ожидая маму.

Тётя Дуня сидела на стуле, похваливала нас за нашу работу и лущила семечки. Расказывала нам очень смешные случаи из своей жизни.

Шелуху она бросала себе в подол широкой юбки. И вот, когда полы были выметены, постелены половики, тётя Дуня встала со стула, встряхнула свой подол на пол...

– Тётя Дуня! – Вскрикнули мы с Леночкой разом громко...

– ПидмэтэтЭ, – сказала она, смеясь. – ПидмэтэтЭ! Бачу, шо вмиетэ! ПидмэтэтЭ!..

Конечно же, мы быстренько подмели и эту кучу шелухи. А тётя Дуня смеётся:

– Молодци, дивчатка! Молодци!

В это время пришла мама, и тётя Дуня стала рассказывать всем нам, какое это прекрасное лекарство – жень-шень. Она этим лекарством решила лечить всех нас и ото всех болезней. И, подмигнув нам, сказала маме:

– Гарни у тэбэ дивчатка! Хозяйственни!..

(Кстати, когда вдруг или не всегда вдруг – вижу сор на полу или непорядок какой, говорю сама себе почти тётидуниным голосом, внутренним, конечно: «ПидмэтэтЭ! ПидмэтэтЭ!».)

Татья Олейникова


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"