На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Проза  

Версия для печати

Скорая помощь

Рассказ

Телега была старой, но добротной. Она стояла в укромном месте, за сараем, никому не мешала, но бабушка ворчала на деда, просила его убрать со двора «старую рухлядь». Дед и ухом не вел, гнул свою линию: телега в хозяйстве — вещь необходимая.

Алешин отец, он водителем-дальнобойщиком был, иногда над дедом подтрунивал, предлагал старый дедов мотоцикл «Ковровец» в телегу впрягать и тоже заниматься дальними перевозками.

Дед в карман за словом не лез:

– Не хочу тебе конкуренцию создавать, клиентов у тебя отбивать, – говорил он.

Однажды в сентябре, когда отец был в очередном отъезде, а Алеша уже вернулся из школы, он в этом году в первый класс пошел, бабушка вдруг заволновалась и сказала деду, что она слыхала по радио, будто со дня на день настанет ненастная погода, хлынут дожди и будут лить очень долго.

– А у нас на «домерке» еще тыква осталась, пока Игорь с рейса вернется, она гнить начнет.

Дедушка ничего не сказал. Он вышел во двор, сел на крылечке, как будто погреться на солнышке. Сидел недолго, что-то обдумывал, а потом пошел и начал осматривать со всех сторон телегу.

– Помоги мне, подтолкни сзади, – сказал он Алеше и взялся за оглобли.

Телега оказалась на удивление легкой, чем дед был явно доволен. Он смазал ступицы колес прошлогодним свиным жиром, попробовал еще раз катнуть тележку и стал еще более веселым.

Алеша ходил за дедом по пятам и с интересом ждал, что же дед дальше будет делать с телегой: неужели и впрямь надумал «Ковровец» в телегу впрягать? Но ведь мотоцикл сломан.

Дед не спешил афишировать свою задумку, он еще долго возился с телегой, протирал ее от пыли и мусора, а потом... Дед запряг в телегу корову Зорьку! Алешка был поражен: корова дала спокойно завести себя в оглобли, задумчиво пережевывала при этом «жвачку» и абсолютно не обращала внимание на то, что дед надевал на нее хомут и приторачивал к нему оглобли.

Алеша побежал в дом и сбивчиво, волнуясь, рассказал бабушке о том, какие чудеса происходят у них во дворе.

Бабушка отреагировала на рассказ внука на удивление спокойно.

– Я так и знала, что старый начудит что-нибудь со своей телегой, – молвила она, но из дома вышла и приказала деду. – Сильно Зорьку не подгоняй, сам в телегу не садись.

У Алешиных родных было два огорода: один рядом с подворьем, а другой – «домерок», в двух километрах от села. Там и росла тыква, туда и направился Алеша с дедом. Алеша ехал на телеге, а дед степенно шагал рядом с коровой, держась одной рукой за оглоблю.

– Дедунь, а ты раньше когда-нибудь на корове ездил?

Дед ответил не сразу, он отогнал длинным, пушистым стеблем полыни большого слепня с холки коровы и только тогда обратил свое внимание на внука.

– Редко, но приходилось, – сказал он. – Раньше мы все на лошадях, да на волах работали. Особенно если тяжелые грузы нужно было перевезти, тогда чаще на волах.

– На каких таких волах? – удивился Алеша. – Это такие большие, толстые лошади?

Дед улыбнулся:

-Большие, толстые лошади — это тяжеловозы владимирской породы, а волы — это как Зорька, только мальчики.

– Понял! Бычки! – обрадовался Алеша.

– Примерно так, только взрослые, – согласился дед.

«Домерок» располагался на территории бывшего большого, старого колхозного сада, потом раскорчеванного и приспособленного под огороды. Сразу за огородами расстилалось огромное поле, засеянное в этом году подсолнечником, над которым тучами носились воробьи. «Домерков» было не  менее полусотни, но всего лишь на одном из них Алеша увидел одинокий силуэт женщины. Как потом оказалось, это была невестка дедова кума, она сидела на большом ворохе сухой картофельной ботвы и плакала. Правая ее ступня до самой щиколотки была распухшей.

– Пришла ботву в кучу собрать и ногу подвернула, – пояснила женщина. – Часа два уже сижу, плачу. Кругом никого не видать. Думала, до сумерек мне тут куковать, пока кто-либо из домашних не забеспокоится.

Дед внимательно осмотрел опухшую ногу, спросил:

– Встать сама сможешь? Или помочь? – и, не дожидаясь ответа, стал помогать женщине подняться.

Потом они медленно «на трех ногах» кое-как доковыляли до телеги, и дед пособил взобраться женщине на нее.

– К фельдшерице сейчас поедем, – пояснил дед.

– А тыква как же?

-Подождет! Сидите в телеге оба.

Фельдшерско-акушерский пункт был стареньким, деревянным и стоял в аккурат посередине села. Пока ехали до него каких только шуток и насмешек не наслушались от встречавшихся им односельчан. Дело было к вечеру, многие возвращались после работы из райцентра и с превеликим удивлением и интересом наблюдали за передвижением «царской кареты».

– Михалыч, не с бородинского ли поля часом возвращаешься? – хохотали одни.

– До Белгорода не подбросишь? – кричали другие.

Дедушка молчал и лишь улыбался в ответ. Но один раз не выдержал и на просьбу совсем молодого парня по имени Валера, отвезти его на свидание в райцентр, ответил громко:

– Нельзя!

– Почему? – удивился Валера.

– Потому, что моя Зорька пьяных дураков не любит, не повезет тебя.

Возле фельдшерско-акушерского пункта народу было всего три человека — две пожилые женщины и мужчина. Они тоже сначала с удивлением и улыбкой смотрели на странный экипаж, а когда узнали в чем дело, то помогли Тане — так звали невестку дедова кума, слезть с телеги и зайти в помещение.

Тут же мужик, помогавший Тане, окрестил Зорьку «скорой помощью».

– Ты теперь, Михалыч, на полную зарплату в больницу становись со своей коровой, – сказал он. – Будешь у нас вместо скорой помощи.

Дед обещал «обмозговать» это предложение, покурил с мужиком, а потом поехали они с Алешей домой. Таня сказала, что за нею с минуты на минуту брат ее двоюродный на мотоцикле приедет, и поцеловала у смутившегося деда руку, а потом и Алешу в щеку чмокнула.

Александр Тарасов (г. Шебекино)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"