На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Проза  

Версия для печати

Новый храм

Рассказ

В какие стародавние времена была построена сия церквушка, никто толком не знал. Даже местные краеведы, которые, однако, рвали голосовые связки до хрипоты, доказывая каждый свою правоту. Зато доподлинно известно, что в начале двадцатого века, а точнее в дни Октябрьской революции, рьяные идейные безбожники попытались, было, церквушку снести, дабы не культивировался больше никогда в здешних местах «опиум для народа», не отвлекали попы народные массы от насущных дел «в классовой борьбе с мироедами». Хотели церквушку снести, да не сумели, больно крепки стены, поэтому изувечили революционеры строение и бросили, полагаясь на то, что время и непогода доведут начатое ими до конца.

Церквушка возвышалась на самой макушке пологого мелового холма, от подошвы которого до самых её ворот вели каменные ступени, частично разрушенные, частично «приватизированные» рачительными хозяевами в свои личные подворья, а то, что от ступенек осталось– заросло густой травой и кустарником.

Без малого сто лет торчала на вершине холма немым укором безалаберной, но жестокой эпохе, развалина, на которую никто из местных жителей никакого внимания не обращал, лишь гости иногда интересовались и слышали в ответ – Осколок старого мира.

Но это всё было во времена Советской империи. И после либерального переворота, когда рухнула страна под названием СССР, местные «графские развалины» никого не интересовали, пока в городке не появился новый глава администрации района. Был он высок ростом, молод – лет тридцати пяти, инициативен и строг. Сквозь стёкла очков на мир глядели серые, холодные глаза, под пристальным вниманием которых неуютно было находиться. Прислали его из подмосковного Орехово-Зуево, что вызвало у местного чиновничества раздражение и обиду, хотя многие понимали: залётный товарищ – фигура временная, «калиф на час», и эта должность для него – лишь маленькая ступенька в карьерной лестнице. Было известно также, что губернатору области молодого главу района навязали сверху, но митрополит Ираклий почему-то открыто благоволил ему.

 Минуло два года, а Эдуард Витальевич Зотов – так звали пришельца, всё сидел на своём месте, правил жёстко, безжалостно менял одних своих подчинённых на других и, как уверяли «близкие к источнику» люди, скупал за бесценок гектарами землю в городе и районе. Местные правдолюбы пытались, было, вначале «сигнализировать, куда надо о деяниях местного князька», но их быстро поставили «на место», и они поджали хвосты.

Алексей Алексеевич Кулаков до прихода Зотова к власти на протяжении трёх лет занимал должность председателя комитета муниципальной собственности и земельных отношений в администрации района. Человек исполнительный и трудолюбивый, в администрацию попал он неслучайно, ибо был внуком бывшего начальника местного отдела внутренних дел и сыном директора сельского акционерного общества «Урожай». Чувствуя за своей спиной надёжный тыл, Алексей Алексеевич вёл себя достаточно независимо, ни перед кем шапку не ломал, но и в хамстве по отношению к другим замечен не был. Кроме того, ему доверили возглавлять местное региональное отделение партии «Единая Россия», что для него было немаловажно.

 

***

 Кулаков для Зотова стал, словно кость в горле, ибо через его отдел проводились все сделки, связанные с куплей-продажей земли в районе и городе, на нарушения закона ни под каким предлогом Кулаков не шёл, поэтому Зотову приходилось выкручиваться, оформлять покупку и продажу земли через подставных лиц. Зотов давно бы и с превеликим удовольствием «сплёл лапти» Кулакову, но у отца Кулакова, кроме всего прочего, были тесные связи с действующим губернатором области.

Решение реставрировать церковь, вернее отстроить её практически заново, возникло, как это часто на Руси бывает, спонтанно: к Кулакову в гости приехал из областного центра бывший его однокурсник, ставший к тому времени известным в области бизнесменом Геннадием Кауфманом. Человек остроумный, весёлый, он буквально фонтанировал различными идеями, был чрезвычайно работоспособным и деятельным. У него было прекрасно налаженное большое предприятие по производству различных лаков и красок, бесперебойно работал кирпичный завод, и ещё Кауфман сначала «взял на буксир», а потом выкупил и «сделал конфетку» из бывшего полуразвалившегося колхоза «Знамя труда», который специализировался на молочном производстве.

– Ну, а зачем ты, городской человек, ещё и в крестьяне подался? – удивился Кулаков, когда узнал об очередной выходке Геннадия,– мало у тебя проблем с производством красок и кирпича?

– Во-первых, никаких особых проблем с производством стройматериалов у меня, слава Богу, нет. Во-вторых, ты знаешь, в какой мы живём стране, поэтому нужно всегда иметь запасной аэродром и яйца хранить в разных корзинах, чтобы они не были разбиты все сразу. И в третьих – мне всегда хочется находить в своей работе что-то новое.

Тогда– то Кулаков и предложил Кауфману, в шутку предложил: займись, мол, ещё и реставрацией нашей церкви, раз тебе разнообразия в занятиях хочется иметь. И вкратце рассказал историю её разрушения.

Кулаков в шутку сказал, а Кауфман загорелся новой идеей. Он сейчас же предложил Кулакову съездить к месту, где «когда-то сиял золотыми куполами старый храм», а когда побывал там, осмотрел печально всё вокруг, сказал: – Я принимаю предложение.

– Тяжело тебе будет

– А кому нынче легко? Но я ведь русский человек по своему менталитету, хотя по крови – еврей.

– А чем русские от всех остальных отличаются?

– Русские верой живут. Верой в человека, в том числе, верой в лучшее в нем. Русские, в отличие от европейцев и, тем более, американцев, верят, что на земле существует правда. Помнишь в фильме «Брат 2» главный герой говорил американцу: «Я сильнее тебя, потому что в правду верю, а сила – в правде…». И это очень верно.

Дома, за коньяком, они ещё долго говорили о новой затее. Геннадий обещал сдать церковь «под ключ» не раньше чем через два года. Работы много, а делать всё придётся урывками, может даже в выходные дни.

Кулаков предложил свой вариант: нужно сделать так, чтобы идея реставрации исходила от главы администрации района, тогда будет не так трудно создать попечительский совет, в который могут войти некоторые представители местного бизнеса и руководители промышленных предприятий.

– Ты станешь председателем попечительского совета, тебе будет легче кое – какие вопросы решать, да и дело быстрее пойдёт.

Кауфман согласился: – Так тому и быть, сделаем местным бабушкам праздник.

– Почему только бабушкам?!

– Мужчины в церковь редко ходят. Русскому мужику легче два раза умереть за веру, чем один раз в храм сходить.

 Оба громко рассмеялись.

 Зотов, прекрасно понимая важность предстоящих работ, тем более, что идея их проведения принадлежала ему, да ещё при этом не за счёт муниципального бюджета, подготовил самолично список тех, кто должен был войти в попечительский совет.

– Если кто-то из них начнёт упираться, плакать, что ему некогда или средств нет, скажешь мне, – сказал он Кулакову, передавая список из рук в руки.

 

***

Станислав Митрофанович Калинин был старожилом губернаторского цеха, семнадцать лет он руководил областью, немало успел сделать полезного для неё за это время, слыл в Москве человеком прижимистым и не склонным «бежать впереди паровоза», хотя нос по ветру держать умел. Он прекрасно понимал, что в силу его возраста президент не предложит, не даст ему возможности выдвинуть свою кандидатуру на должность губернатора на предстоящих через год выборах, поэтому готовил себе преемника на всякий случай, если президент сочтёт нужным попросить его об этом. У Калинина на примете была пара человек из его окружения, один даже успел в Министерстве сельского хозяйства поработать.

 Калинину нечего стыдиться за свою область, жили здесь люди пусть не так зажиточно, как в столице, но дровами и углем даже в дальних малых хуторах не топили, везде был газ, да и дороги – на зависть многим областям в России. В сельском хозяйстве тоже более или менее порядок, во всяком случае, поля бурьяном не зарастают, молочное производство, какое – никакое, а тоже функционирует. Хотелось бы, конечно, большего достичь в некоторых других отраслях, но это уже другие люди, дай им бог, будут достигать, без него. А пока он хозяин области, у него задача: в районах фельдшерско – акушерские пункты, да объекты соцкультбыта капитально отремонтировать.. А ещё некоторые главы администраций церкви в своих районах начали за счет спонсоров реставрировать – тоже большое дело. Зотов, например, он, конечно, фрукт ещё тот, больше на свой карман работает, чем на общественный, однако, насчет реставрации старинного храма в городке накануне губернаторских выборов в самую точку попал. Народ наверняка поддержит того, кому достанутся лавры возродителя храма из пепла. Весь вопрос только кому Зотов захочет подарить сии лавры и за какую цену? Видит бог: не хотел Калинин ставить Зотова на район, ой, как не хотел, но позвонил один добрый знакомый из министерства и попросил:

– Надо! Большие люди за ним, тем более – бывшие криминальные авторитеты.

Куда было Калинину после этого деваться? Недавно вновь звонил знакомый из министерства, пообещал: скоро Зотов на повышение уйдёт, в правительстве Москвы ему, вроде бы, место нашли. Что же, большому кораблю – большое плаванье! А на его место нужно обязательно успеть Кулакова поставить, парень он толковый, работящий, родословная у него – не подкопаешься. Главное, скорее бы Зотов в Москву убрался! Правда, совсем недалеко, почти рядом, ещё один скользкий тип окопался, причём окопался основательно и надолго – митрополит Ираклий. Как он на такую вершину взлетел – невозможно объяснить! Крохобор и жулик первостатейный. Ему чуть ли не в глаза об этом его же коллеги говорят, а он только посмеивается:

– Все мы под богом ходим, только Он один нам диктует, как каждому из нас в этом мире себя вести.

Кроме этого, Ираклий ещё и стукач, не успеет в области что-либо случится, а в Москве уже известно. Калинин, конечно, с Ираклием ни на какой конфликт никогда не шёл и не пойдёт никогда, но ухо всегда в общении с ним держал востро. Вот и сейчас надо ему сообщить, что Зотов собирается старинную церковь реставрировать, и надо бы на место событий съездить, посмотреть, подсказать, благословить, или, что там ещё в таких случаях полагается, сделать.

 Калинин дал команду секретарю соединить его с митрополитом.

 

***

Прав был Кауфман: работы по реставрации церкви шли со скрипом, пока подъездные пути сделали, пока место вокруг стройплощадки расчистили, а главное, пока останки стен церкви убрали, ибо оставлять их не было никакого смысла, прошло три месяца. На носу зима, следовательно, говорить о продолжении работ в ближайшее время, не приходилось, нужно было ждать до весны.

Сразу после новогодних праздников Зотова пригласили на работу в Москву. Через месяц на его место главой администрации района губернатор назначил Кулакова. Всё шло своим чередом, постепенно начиналась подготовка к предстоящим губернаторским выборам.

– Станислав Митрофанович, ты бы напомнил районщикам о том, что тянуть со строительством и реставрацией церквей нельзя, к выборам нужно, чтобы всё было закончено. Как говорится, дорого яичко к Христову дню, – как бы случайно напомнил однажды Калинину митрополит Ираклий.

– Напомню, обязательно напомню, – согласился Калинин.

Три церкви, в разных районах области, возводились одновременно. Больше всего работы, конечно, было у Кауфмана и у тех, кто входил в возглавляемый им попечительский совет, ибо они строили не церковь, а храм.

– Кому нужны такие затраты! – возмущались иногда подельники Кауфмана, но выполняли всё, что им положено, потому что знали: строительство находиться под контролем у главы района.

Митрополит Ираклий тоже пару раз навещал строителей: ходил, смотрел, подсказывал, советовал поторопиться.

Кауфман основную часть затрат по строительству храма взял на себя. Кулаков, при случае помогал, чем мог, организовывал всевозможные субботники и воскресники.

Месяца за три до начала выборов в области грянула неожиданная новость: на должность губернатора вместо Станислава Митрофановича Калинина президент предлагает кандидатуру Эдуарда Витальевича Зотова! Члены областного регионального отделения партии «Единая Россия» единодушно одобрили данную кандидатуру. Оппоненты из других партий тоже не заставили себя долго ждать: коммунисты, ЛДПРовцы, «Справедливая Россия», «Партия пенсионеров» объявили имена своих кандидатов. Неожиданно для многих своих знакомых, в том числе и для Кулакова, самовыдвиженцем объявил себя Геннадий Иосифович Кауфман.

– Хочу попробовать эту кухню изнутри, – объяснил он коротко и начал активно формировать свой предвыборный штаб, собирать подписи.

– А как же строительство храма?– спрашивали у него

– Храм будет сдан вовремя.

Кауфман не бросал слов на ветер: за две недели до дня выборов состоялась торжественное его открытие. Действующий ещё пока на тот момент губернатор Станислав Митрофанович Калинин не смог из-за болезни прибыть на торжество, зато все остальные, кого приглашал, в том числе и Эдуард Витальевич Зотов вместе со своим доверенным лицом из Москвы, подъехали.

Выступавших тоже было много, все благодарили и поздравляли членов попечительского совета, строителей и никто, кроме главы администрации района Кулакова, не назвал фамилию Кауфмана.

Митрополит Ираклий говорил дольше всех и почти всё время благодарил Эдуарда Витальевича Зотова, «человека, которому принадлежала идея возведения такого храма и под чьим непосредственным руководством велись все работы».

– Даже будучи далеко отсюда, в Москве, Эдуард Витальевич не забывал о строительстве храма и постоянно морально готов был помочь, – сказал в заключение митрополит.– Кому, как ни ему быть губернатором области?

Ответом на риторический вопрос митрополита стали нестройные аплодисменты. Кулаков стоял рядом с Кауфманом, опустив голову, и не хлопал, в отличие от Кауфмана, который демонстративно поднял руки над головой, лупил ладонью о ладонь громче всех и улыбался во весь рот.

Александр Тарасов (г. Шебекино)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"