На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Проза  

Версия для печати

В чем в жизни счастье

Повесть-притча

НАПУТНОЕ

 

Яблоко от яблони далеко не падаем? Верно. Зато и лежать рядом долго не может: то съест его кто-либо, то ветром подальше откатит, а то и вовсе, что хуже всего, сгниет яблоко без толку.

У нас в Шебекино случай был: многие до сей поры ни глазу, ни уху своему не верят. Да и то: вскочил случай как волдырь, ровно его водой принесло. А дело было так.

 

Дети – благодать Божья

 

Жил-был Иван Антонович Кошкин – мужчина не глупый, совестливый, в то же время вредный трошки, жил с молодой женой Катериной – писаной картиной, жил не в хоромине, не в красной палате, а в старой отцовской хате. Оба – два были люди сердечные, сеяли разумное, доброе, вечное, то бишь хлеб насущный себе учительством добывали, по другому как жить  не знали. Жили как в той прибаутке: жил человек Ивашка, на нем серая сермяжка, на пузе пряжка, на шее тряпка, на голове шапка, в кармане – вошь на аркане. Никто такой жизни не удивлялся, ибо большинство из наших сами еще хуже существовали. Известно: в богатые люди попасть, это вам не скирду сена скласть: тут кроме всего прочего еще и везение должно присутствовать, не всякому ить дано под святыми сидеть.

Мои герои не стремились к большому изобилию, они духовным богатством жили. И мечтали о ребенке, которого им Бог долго не давал: дети – благодать Божья. Старые люди сказывают: у кого детей нет – во грехе живут, но деток родить – не веток ломить.

Долго по этому поводу кручинились супруги Кошкины: не было света в их окошке.

 

Родился сын, как белый сыр

 

И вот случилось на великую радость Кошкиных, получилось: родился у них сын, как белый сыр. Ясное дело: родители на него не надышатся, себе в последнем отказывают, зато чадо любимое ублажают, Егорушкой – солнышком величают.

Поднималось чадо не по дням, а по часам и вскоре в окружающий мир стало уметь вглядываться само. Нет-нет, да и спросит у своего умного отца, который читал книги без конца:

– Пап, а что лучше: быть сильным самому или иметь сильный автомобиль?

– Я без автомобиля всю жизнь прожил и никогда об этом не тужил, – отвечал Кошкин, а сам чего-то смущался трошки.

– А у нас в классе Витька учится, так у него отец – молодец: авто больше чем в сто лошадиных сил заимел – такое как сам хотел.

– Ты откуда знаешь? Почему зря переживаешь?

– Витька сам в школе хвастал. Я хотел было возразить, а он меня дохлым обозвал.

– Почему? Отчего? Ты же выше и крепче его?

– Так – то оно так, но у нас кроме велосипеда нет ничего. А в велосипеде какая сила? Дохлая, человеческая.

Кривился старший Кошкин – недоволен был немножко.

– Машина не главное в жизни, сынок, ты запомни один урок: порядочный человек – счастлив весь век, а кто украл – того Бог наказал. Закончишь университет, станешь инженером…

 – Ерунда все это! – скептически кривил губы Егорушка – солнышко. – Витьке в школе директор говорил, что отец его еле – еле восемь классов в свое время покорил. Зато кем он стал! У них один дом двухэтажный, и с наружи, и с нутри важный, другой дом за городом в три этажа, да еще штук пять квартир. А у нас – один гнилой шалаш, а на столе хлеб да квас.

– Не в квартире счастье, сынок.

– А в чем же?

Задумывался старший Кошкин, глядел на улицу в тусклое окошко.

 

Дай Бог детей, да дай путных

 

Пока Иван Антонович думал, сын школу закончил, да не в университет пошел – к Витькиному отцу подался. Портным стал. Он был портным, а мастерская его на большой дороге, под мостом. Шил он дубовой иглой вместе с такими же, как сам молодцами-удальцами, ночными дельцами. Слава о нем по всей округе, завидуют ему и боятся его недруги и други. Зато Ивану Антоновичу горе великое: всю жизнь он учил сына доброму, чтобы худое на ум не шло, а оно вот как все повернулось! Недаром говорится: там всегда черт плевел сеет, где Господь пшеницу. Выходило так, что не школа и родители на Егорушку влияния оказывали – жизнь.

А тут еще жена Катерина, которая к тому времени хоть и не была уже как картина, но характер крутой имела, взялась оправдывать сына.

– Знать судьба у Егорушки – солнышка такая. Ты кругом погляди: всякий жук хлопочет, себе добра хочет, даже выхухоль себя не хулит, даром что смердит.

– Но мы ведь не скоты.

– А кто же я и ты? За кого нас наша власть держит?.. Один Бог  без греха. И первый человек греха не миновал и последний не избудет. Все мы одних родителей дети: Адам нас плотью наделил, Ева грехом.

Хочешь сказать, что деньги не пахнут? Что хорошо тому живется, у кого денежка ведется? Я не согласен.

– Потому и живем мы всю жизнь через пень-колоду, перебиваемся с хлеба на воду, – стояла на своем Катерина.

 

Всяк подьячий любит калач горячий

 

Сколько ниточка не вейся, а кончик у нее все равно будет. Начали и Егорушку по судам таскать. Многие радуются: поделом сукиному сыну! Да только какой прок в такой радости, коли Егорушка каждый раз из воды сухим выходил.

– Так ведь судьи кто? – усмехались скептически умные – У нас каждый подьячий любит калач горячий. И еще: не бойся суда, бойся судьи. Судья что плотник: что захочет, то и вырубит… Дары и мудрых ослепляют.

Много всяких разговоров велось.

Однако когда Егорушку депутатом волостным избрали, тут все враз языки прикусили, стали всем Кошкиным сапоги лизать, в друзья набиваться, помощь всякую предлагать.

Катерина на сына не нарадуется, почет-то какой!

– Вроде и почет, да уши мерзнут, от добрых людей стыдно, – ворчит Иван Антонович.

– Глупости, – злится на мужа Катерина, – в миру, что в пиру, всего много. Егорушке нашему повезло: он может и метил в ворону, а попал в корову.

– Неуч!

– Нам не нужен ученый, а нужен смышленый. И вообще: все хитрости не изучишь, а себя измучишь.

– Посмотрим, что завтра будет.

– Одно нынче лучше двух завтра.

Очень злился Иван Антонович от бессилия быть понятым.

 

Одни плачут, другие скачут

Иван Антонович злился, душой изводился, переживал, а Егорушка пировал, все больше силу набирал и вскоре стал жить по локоть в красном золоте, по колено в чистом серебре. Хоромы себе отгрохал в чистом поле, в широком раздолье, недалеко от густого бора, у быстрой речки на крутом берегу. Он и родителей своих не забывает, в гости к себе приглашает, помогает им всем. Кошкиным завидуют, Катерина радуется, а Иван Антонович все больше худеет, да желтеет, совсем плох стал. И лечиться не желал.

– Нет таких лекарств, – говорит, – которые мою болезнь излечить бы смогли.

И все думает о чем-то, плачет, сам с собой судачит.

Так и живут: одни хлеб жуют, другие медовые пряники кушают и никого не слушают. Короче, каждый сверчок имеет свой шесток.

Автор притчи тоже свое место знает и потому, чтобы не надоесть читателю, заявляет: эта притча короче носа птичья. Кто-то может спросить: для чего, мол, ты взялся ее лепить? Отвечу честно: не знаю! Но в свою очередь обратный вопрос посылаю: зачем, почему, по какому случаю пословицы и поговорки народ плетет? Наверное, потому, что они на многое указывают, но на них, как и на дурака – суда нет. Так чего же тогда мне бояться? 

А.В.Тарасов (г. Шебекино)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"