На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православные обители  
Версия для печати

Пустынь Преподобного Нила

Очерк

От публикаторов:

Очерк Николая Ивановича Надеждина (1804 – 1856), посвящённый строительству и жизни монастыря «Нилова Пустынь», всесторонне описывает святую обитель, от основания до времени создания этого уникального литературного произведения. В очерке приведены сведения из монастырской истории, о первоначальниках, строителях и украшателях храмов, о том, как воздвигалась и крепла эта твердыня духа на Селигере, привлекая сюда паломников, благодетелей и трудников со всей России. К Нилу Столобенскому непрестанно прибывали на поклонение не одни только знатные люди и царедворцы, но и сам Император Александр Первый тут бывал, что и отметил благочестивым вкладом; сюда пешком за сотни вёрст приходил со своими школьниками народный педагог С.А. Рачинский, о чём и поведал в своём дорожном дневнике. Но то уже будет в более поздние годы. А в пору, когда Николай Иванович Надеждин собирал материал для своего монографического очерка «Пустынь Преподобного Нила», перед ним стояла иная цель – дать, по возможности, полную картину духовного и хозяйственного бытия прославленного монастыря, подобного этому описанию ведь нигде в нашей стране не существовало. И цель была автором достигнута – очерк получился убедительным, снабжённым ценными сведениями; написан уверенно и глубоко. Предлагаем вниманию наших читателей это важное исследование, напечатанное всего один раз в «Журнале Министерства Внутренних Дел» (1843 г., Часть II) без указания автора. Разыскания провели М.А. Бирюкова и А.Н. Стрижев.

 

ПУСТЫНЬ ПРЕПОДОБНОГО НИЛА

 

В Гиржавке, украшающей самый крайний предел нашего великого Отечества, весьма недавно осчастливленный присоединением к его составу, справедливое удивление возбуждается достохвальным соединением смиренной иноческой жизни с блистательными успехами общеполезного, просвещенного трудолюбия и хозяйства. Но сколько подобных примеров разбросано по всему неизмеримому пространству святой, православной Руси, в особенности во глубине ее северных лесов, издревле наполненных отшельническими обителями!

На островке Столобне, плавающем среди волн озера Селигера, служащего истоком царице рек Волге, в Осташковском уезде Тверской губернии, находится монастырь, называющийся, по имени сво­его основателя, «Пустынью Преподобного Нила», или просто «Ниловой Пустынью». Это один из достопримечательнейших образцов пустыни, процветшей силою неусыпных трудов, благословенных молитвами и покровительством Угодника Божия, по­ложившего начало ее населению и возделанию.

Преподобный Нил родился в 1484 году, при Иоанне Васильевиче I Соединителе, тогдашней Но­вогородской Области Деревской Пятины в Жабенском-Погосте (ныне принадлежащем к Валдай­скому уезду Новгородской губернии). Повинуясь внутреннему непреодолимому влечению к отшель­нической жизни, он принял монашеский чин, в 1505 году, в монастыре Св. Иоанна Богослова, на­зываемом Крыпецким (доныне существующим в пределах губернии Псковской). Отсюда, желая совершеннейшего уединения, с благословения на­стоятеля, удалился он, в 1515 году, в нынешний Осташковский (тогда Ржевский) уезд, и из­брал себе пребыванием пустынное место в два­дцати пяти верстах от теперешней Ниловой Пу­стыни, на речке Серемле[i], выходящей из озера Серема (что ныне в Валдайском же уезд Новго­родской губернии). Здесь прожил он тринадцать лет; и потом, в 1520 году, переселился на островок «Столбен» или «Столобен» [ii], где, про­ведя двадцать семь лет в непрерывных христианских подвигах, на семьдесят первом году своей святой жизни, преставился 7 декабря 1555 года, в царствование Грозного.

Остров, до пришествия Преподобного необи­таемый, покрытый сплошным, дремучим лесом, с кончиною его возвратился в первобытное запустение. Но над ним сияла память Святого Уго­дника. Она привлекла туда, спустя пять лет, в 1560 году, двух пустыннолюбцев: Игумна Антония из одной Новогородской обители и Иеромонаха Германа из монастыря Рожковского (ныне Погост-Рожок в четырех верстах от Пустыни). Они возобновили деревянную часовню, устроенную Преподобным для молитв, и над могилою, в кото­рой погребены были мощи Угодника, воздвигли гробницу. Но через три года, остров снова был ими покинут. Прошло еще тридцать лет, как Герман, в 1590 году, вторично пришел в пу­стыню, уже начавшую славиться чудесами, происходившими над гробом Преподобного. Здесь между тем успело поселиться несколько монахов и бельцов, которых Герман принял под свое руководство. Один из этих первенцев пустынного общежития, по имени Борис Козьмин, родом из Холмогор, ободряемый Германом, испросил у тогдашнего Новгородского Митрополита Александра благословение на построение, вместо часовни, деревянной церкви во имя Богоявления Господня, которая и совершена была в 1594 году. С тем вместе, благословением Патриарха Иова утверждено было существование монастыря под именем «Ниловой Пустыни», в котором Герман определен был первым настоятелем с именем Строителя.

Юная обитель начала возрастать быстро. Через пять лет, после ее учреждения, в 1599 году, в числе стекавшихся любителей подвижнической жизни, пришел в нее двенадцатилетний юноша, по имени Николай, уроженец Осташковский[iii]. Постриженный здесь под именем Нектария, он сделался потом, в 1620 году, настоятелем обители с саном уже Игумна, полученным от тогдашнего Новгородского Митрополита Иоакима, и, в 1622 году, распространил Пустынь устроением новой деревянной церкви во имя Покрова Богородицы. В 1628 году он представился в Москве царю Михаилу Феодоровичу, и имел счастие внушить ему такую доверенность, что удостоился быть избранным в восприемники родившемуся в следующем 1629 году Царевичу, впоследствии Царю Алексию Михайловичу. С того времени и Нилова Пустынь обратила на себя особенное внимание благочестивейшего Царского Дома, начавшего осыпать ее истинно царскими милостями[iv]. В 1634 году, Игумен Нектарий возведен был на кафедру Митрополита Тобольского и Сибирского. Но он пробыл на святительском престоле только пять лет, по истечении которых, в 1639 году, испросил себе дозволение удалиться снова, на мирный покой, в свою родную Нилову Пустынь. Здесь провел он двадцать пять лет, имея обитель под своим непосредственным управлением. Ревность о благе обители привлекла его снова в Москву для исходатайствования у Царя Алексея Михайловича разрешения и вспомоществования на сооружение в ней каменной церкви. Тут он и скончался в 1666 году, имея восемьдесят лет от рождения. Тело Святителя, согласно завещанию его, было перевезено для погребения в Пустынь, которой он по справедливости должен назваться вторым создателем[v].

Через год после смерти Нектария, при копании рва для фундамента каменной церкви, 27 мая 1667 года, обретены были нетленные мощи Преподобного Нила, покоившиеся в недрах земных сто двенадцать лет. Знаменитый Собор, держанный в то время в Москве в присутствии Патриархов Александрийского и Антиохийского, определил торжественно причислить Угодника Божия к лику Святых, установив празднование памяти его дважды в год: в день преставления (7 декабря) и в день обретения мощей (27 мая)[vi]. Это довершило славу обители, которая с тех пор сделалась средоточием неиссякаемого прилива богомольцев, стекающихся на поклонение мощам Угодника со всех концов православной Руси. Вместе с тем, по благочестивому обычаю Русскому, открылся для обители неиссякаемый источник щедрот, вкладов и приношений.

С учреждением Духовных Штатов в 1763 году, Пустынь Нилова оставлена на содержании из собственных своих способов; и потому не вошла в разряды классов, на которые разделены были тогда все монастыри. Но, в иерархическом порядке, ей присвоено равенство с первоклассными монастырями, и настоятелям ее сохранен сан Архимандритов, которым они пользуются доныне[vii].

В настоящее время пустыня, освященная именем Преподобного Нила, по своему внутреннему и внешнему благоустройству, богатству и великолепию, принадлежит действительно к числу первых обителей в России. В ней находится теперь строения: церквей в черте обители 4 (в том числе собор с колокольнею), за чертою 2[viii]; корпусов для келий, выстроенных с трех сторон вокруг собора, 4 (один для пребывания Епархиального Архиерея на случай посещения обители, с 9 комнатами; другой для настоятеля, с 5 комнатами; третий для братии, с 40 кельями; четвертый для трапезы, с 2 большими залами на 24 саженях длины); гостиница для богомольцев (состоящая из трех корпусов, примыкающих с двух сторон к корпусам монастырским, в которых 55 комнат); особые хозяйственные здания, в числе 9 (как то: 1 столярная с кузницею, 3 хлебные амбара, 1 погреб, 2 бани, 2 конные двора с конюшнями и флигелями). Все строение каменное, прочное, крытое большею частию железом. Группа этих зданий, наполняющих около двух третей всего пространства острова, занятого сверх того довольно обширным садом, вкруг которого обвивается каменная стена, и небольшою сосновою рощицею, представляет красивый ландшафт со всех сторон озера. В особенности этот ландшафт живописен со стороны Осташкова, на которую открыт величественный соборный храм, с богатою пред ним чугунною решеткою, и корпус для пребывания Архиереев, отличающийся нарядною архитектурою в готическом вкусе. Сокровища, относящиеся к церковному благолепию, изумляют своей многочисленностью и драгоценностью. В разных церквах монастыря находится святых икон: в ризах серебряных вызолоченных, с венцами и полями серебряными, 26; с серебряными венцами и полями, без риз, 30: в том числе, некоторые унизанные жемчугом и осыпанные дорогими каменьями[ix]. Собор украшается: царскими дверями серебряными, новой искусной работы (весом в 11 п. 32 ф. 73 з., ценою в 50.000 р. асс.); напрестольною одеждою серебряною вызолоченною (весом в 3 п. 2 ф.); ракой Преподобного Нила серебряной вызолоченной (весом в 1 п. 25 ф. 5 з.), с бронзовым катафалком (ценою в 6.000 р.асс.), бархатною малиновою занавесью (ценою в 8.000 р.асс.) и другими драгоценными принадлежностями. Сверх того, в церквах и в ризнице хранится: крестов напрестольных серебряных 16, в том числе вызолоченных 11; Евангелий, с серебряными вызолоченными досками, наугольниками и застежками, 6; потиров и дискосов с принадлежностями, серебряных вызолоченных, 15 приборов; ковчег, обложенный серебром и вызолоченный, в котором вложен крест с святыми мощами[x]; чаш водосвятных, серебряных вызолоченных, 2, и к ним такое же кропило[xi]; кадил серебряных 11, из них 1 вызолоченное; лампад серебряных, местами вызолоченных, 6[xii]; подсвечников выносных серебряных, 2 (ценою в 4.000 р. асс.); па­никадил бронзовых, 6: из них, 2 вызолоченные, каждое во 120 свеч (ценою в 30.000 р. асс.), 1 посеребренное, местами вызолоченное, в 49 свеч (ценою в 5.000 р.асс.); панагий 2, в том числе одна, на золотой цепи, осыпанная доро­гими каменьями (ценою в 8.000 р. асс.) [xiii]; архи­мандричьих крестов серебряных 13, из них вызолоченных 7; митр 2, из них одна унизанная сплошь жемчугом и усеянная каменьями (ценою в 10.000 р. асс.); посох архимандричий весь серебряный, местами вызолоченный; разной материи: риз 158[xiv], стихарей 82, епитрахилей 137, набедренников 20, палиц 10, покровов 27. Пустынь оживляется братиею, состоящею из 1 настоятеля, 26 монахов, 4 белых духовных и 33 послушников. Сверх того, при ней числится так называемых «вкладных людей» 61, и имеют житель­ство до 100 трудников из усердия и 75 наемных рабочих и мастеровых. Из соединения их сбратиею, образован великолепный хор, на оба крылоса, в 50 человек, возвышающий торжественность церковного служения, к довершению святости и величия впечатлений, производимых всею совокупностью монастырского устройства [xv].

Главный источник, из которого возникло бо­гатство и великолепие обители, составляло и составляет усердие к ее святыне. Кроме временных приношений и вкладов, Пустынь от стекающихся в нее богомольцев получает ежегодно до 90.000 р. асс. Особенное стечение народа бывает в ней 27 мая, в день обретения мощей Преподобного Нила, когда святые мощи Угодника, почти все­гда в сопровождении Епархиального Архиерея и соединенного духовенства обители и города Осташкова, в торжественной процессии обносятся кругом Пус­тыни[xvi]. Тогда собирается туда до 20.000 поклонников из всех мест и из всех сословий. Сбор церковный в один этот день простирается от 12 до 15.000 р. асс. Впрочем, должно присовоку­пить, что настоящему благосостоянию обители весь­ма много споспешествуют отличное устройство хозяйственных способов и благоразумное распоря­жение монастырскими доходами.

Довольно замечательно, что Нилова Пустынь, при постоянном усердии к ней Монархов и Вельмож, никогда не была жалована населенными име­ниями. Небольшое количество «вкладных людей», которые доныне при ней находятся, укреплено за нею от разных владельцев по актам, без зе­мель. Но зато, в продолжение своего больше чем двухвекового существования, она наделена была множеством пустошей и других угодий, который до сих пор остаются в ее неприкосновенном владении.

Земли, принадлежащие теперь Пустыни, суть следующие:

А. В уезде Осташковском:

Пустошь Золотуха, пожалованная Царем Феодором Алексиевичем в 1681 году; 13 десятин 840 сажен; от Пустыни в 8 верстах.

Полупустошь Погорелая, пожалованная тем же Государем и тогда же: 26 десятин 2.088 са­жен; от Пустыни в 8 верстах.

Полуостров Святица с заливом Глубо­ким: 24 десятины 1.601 сажен; от Пустыни в 200 саженях: жалована Царем Иоанном Алексиевичем в 1685 году.

Остров Городомля с озерами: 277 десятин 845 сажен; от пустыни в 3 верстах: жа­лована тем же Государем и тогда же.

Пустошь Сергиевское (Раменье тож), по­жертвованная помещиками Шалимовым, Наумовым, Панафидиным и Резановым, в 1641 и 1748 годах: 226 десятин 1.630 сажен; от Пустыни в 8 верстах.

Пустошь Малое-Святое, пожертвованная помещиком Плещеевым в 1644 году: 75 деся­тин 1.620 сажен; от Пустыни в 12 верстах.

Пустошь Зимница (Сиговка тож), пожерт­вованная помещиками Карцовым и Игнатьевым, в 1653 году: 251 десятина 142 сажня; от Пусты­ни в 17 верстах.

Пустошь Кокошкина, пожертвованная поме­щиком Ивковым в 1658 году: 10 десятин 1.896 сажен: от Пустыни в 10 верстах.

9 и 10. Пустоши: одна в 40 десятин 970 сажен, другая в 25 десятин 1.748 сажен; расстоянием от Пустыни в 15 верстах: пожертво­ваны помещиками Ржевским, Хрипуновым и Тол­стыми, в 1737 году.

Пустошь Речка: 57 десятин 1.043 сажня; от Пустыни в 12 верстах.

Пустошь Затолок, пожертвованная поме­щиками Буткевичем и Толбухиными, в 1777 году: 25 десятин 1.530 сажен; от Пустыни в 20 вер­стах.

Пустошь Ситное, пожертвованная помещиком Тулубьевым в 1835 году: 11 десятин 1.525 сажен; от Пустыни в 9 верстах.

Пустошь Раменье (Богдановское тож), пожертвованная помещиком Шишмаревым в 1837 году: 24 десятины 3.289 сажен; от Пустыни в 8 верстах.

Остров Жаровка, пожертвованный поме­щицею Игнатьевою в 1838 году: 49 десятин 190 сажен; от Пустыни в 7 верстах.

Земля в городе Осташкове, пожертвован­ная городскими купцами Собакиным и Суворовым в 1793 году: 776 сажен.

 

Б. В уезде Валдайском (Новгородской губернии):

Крупина-Горка, с пустошью Жаром, озером Тихменом и речками Каменкою и Тихменкою, пожалованная Императором Петром Великим в 1698 году: 652 десятины 1.496 сажен; от Пустыни в 40 верстах.

Пустошь Кукорево (Серемо тож) с озе­ром, пожертвованная помещиками Матюшкиным, Хрипуновым, Толбухиным и Мельницкою, в 1700 и 1741 годах: 2.120 десятин 800 сажен; от Пустыни в 30 верстах.

Пустошь Засеремье, пожертвованная помещиком Котовым в 1837 году: 179 десятин 1.476 сажен; от Пустыни в 30 верстах.

 

В. В уезде Вышневолоцком (Тверской губер­нии):

Земля при деревне Гришине: 209 десятин 1.637 сажен; от Пустыни в 200 верстах: пожертвована помещицею Жуковою в 1817 году.

 

Г. В Москве:

Земля, пожертвованная Окольничим Лихачевым в 1718 году: 151 сажень.

 

Итого: всей земли, состоящей во владении Пу­стыни, насчитывается до 4.303 десятин с 2.293 саженями.

Весьма малая часть монастырских земель от­дается в оброчное содержание. Большей частию их Пустынь пользуется сама, производя запашки, сенокосы, лесные промыслы, и для того имея при них разные хозяйственные строения и заведения, как то: избы для рабочих, скотные дворы, амбары, сараи, мельницы, и т.п. Устроенные и обзаведенные таким образом урочища называются «посельями», каковых, в настоящее время, у Пустыни находится семь, в следующем виде:

 

Поселье Святица, на полуострове того ж имени, против самой Пустыни, за проливом озера, имеющим в ширину не более 200 сажен. Местоположение видное и красивое, где, при густой сосновой роще, рисуется живописно новая каменная церковь с кладбищем, также несколько каменных хозяйственных строений, и при них фруктовый сад. Здесь нет запашки; но находится скотный двор, где рогатый скот держится для скопов. Это поселье состоит в сообщении с Пустынью посредством переправы плотом на канате.

Поселье Сиговка, при пустоши того же име­ни, расположенное на Ржевской большой дороге. Здесь имеется запашка хлеба. Сверх того, на речке Сиговке, протекающей в самом поселье, устроена крупчатая о 8 поставах мельница с флигелями, лабазами и прочими принадлежностями. Поселье украшается каменною часовнею.

Поселье Раменье, при соименной пустоши. Здесь, также запашка.

Поселье Серемо, при таковой же пустоши. И оно с запашкою.

Поселье при пустоши Кокошкиной. Здесь, на речке Сариге, устроена мукомольная о 4 поставах мельница.

Поселье при полупустоши Погорелой. Здесь находится кирпичный завод.

Работы в этих посельях производятся: ча­стью «вкладными людьми», которых семейства, счи­тающая в себе до 58 душ женского пола, большей частью и водворены там; частью наемными рабочими и добровольно усердствующими трудниками.

Хлеба высевается на всех запашках:

ржи – от 48 до 50 четв.

Ярового – 150 – 180 четв.

Средний урожай, по сложности нескольких лет, дает:

ржи – от 260 до 300 четв.

ярового – 450 – 550 четв.

Сена накашивается, при всех посельях, от 30 до 35.000 пудов.

Скота, в посельях Сиговке, Раменье и Сереме, содержится:

лошадей заводских, упряжных и рабочих – до 80 шт.

рогатого скота – от 180 – 200 шт.

разного мелкого скота – 50 шт.

всего от 310 до 330 шт.

 

Пустыни принадлежит право рыбной ловли:

а) по всему пространству озера Селигера, на котором она находится, в два челна[xvii], пожалованное Царем Иоанном Алексиевичем в 1685 году, и

б) по всему озеру Ильменю, в Новгородской губернии, в два невода, пожалованное еще Царем Феодором Алексиевичем в 1678 году. Рыболовные места, находящиеся в полном владении Пустыни, суть: а) залив Глубокий от озера Селигера; б) два озера на острове Городомле, в) озеро Тихмено, с речками Тихменкой и Каменкой, при Крапиной-Горке; г) озероСеремо, с речкою Серемкою, при пустоши Кукореве; д) озеро Малое-Святое (174 десятины 2.396 сажен, от Пусты­ни в 12 верстах), пожертвованное помещицею Толстою в 1779 году.

На землях внутри городов, состоящих в Москве и в Осташкове, Пустынь имеет два подворья. Из них, Осташковское состоит из двухэтажного каменного дома, который не приносит доходов, служа только для приезда из мо­настыря в город и для пристани богомольцам. Подворье Московское, состоящее также из двухэтажного каменного дома, отдается в наймы.

Сверх того, Пустынь владеет капиталом, положенным для приращения процентами в Сохран­ную Казну, который состоять из 52.463 р. 50 к. асс.

Все денежные доходы обители, по исчислению прошлого 1842 года, были следующие:

ежегодно отпускаемая от казны милостыня на цер­ковное строение и на братию – 700 р. асс.

церковного сбора и других доходов – до 89.000 р. асс.

с разных оброчных ста­тей – 7.300 р. асс.

от продажи скота – до 1.200 р. асс.

итого до 98.200 р. асс.

 

Из них, в течение того ж 1842 года, было израсходовано:

на одежду, обувь и прочие потребности братии – 31.700 р. асс.

на закупку припасов, и именно:

Хлеба – 22.290 р. асс.

Рыбы – 13.600 р. асс.

Масла – 5.200 р. асс.

Соли – 800 р. асс.

на наем рабочих и мастеровых – до 10.000 р. асс.

всего до 83,600 р. асс.

Сверх того, ежегодно выходит в расход по монастырю, из собственных произведений: ржи до 250 четверт., муки пшеничной до 300 пуд., ячме­ня и овса до 400 четверт., масла коровьего до 80 пуд., рыбы своего лова более 500 пуд. Сюда должно еще присоединить разного вкладного хлеба до 500, а иногда и до 1.000 четверт.

Такие огромные расходы, натурою и деньгами, объясняются тем, что Пустынь, по установленному издревле обычаю, оказывает безвозмездное гостеприимство всем посещающим ее поклонникам. Порядок притом соблюдается такой, что дворян­ство и чиновники получают с настоятельского стола три или четыре блюда, состоящие из свежей и коренной рыбы, вкусный хлеб и квас, а иногда в праздники пиво и мед; среднего состояния посетители довольствуются с братской трапе­зы также тремя, и иногда четырьмя блюдами; про­стой народ получает с рабочей трапезы щи, кашицу или уху, и кашу, с хлебом и с квасом. Стоит замечания, что в два дня, накануне и в самый праздник обретения мощей Преподобного, на продовольствие богомольцев, кро­ме прочих припасов, выходит обыкновенно: хлеба печеного от 2.000 до 2.500 пудов, квасу до 2.600, щей до 500, кашицы до 250 ведр.

За всем тем, монастырь находит достаточ­ные средства не только удовлетворять всем своим потребностям, но и непрерывно возвышаться в своем благоустройстве, распространять свое благосостояние, преспевать в красоте и великоле­пии. Этим он обязан преимущественно ревностной попечительности и благоразумной распоряди­тельности своих настоятелей, в особенности покойного Архимандрита Павла, предместника нынешнего настоятеля.

Архимандрит Павел, посвященный в этот сан в 1798 году, в продолжение сорока лет начальствовал над Пустынью. Среди трудов, сопряженных с обетами инока, обязанностями служителя олтаря и духовного вождя двух обителей, нося сверх того звания и должности Благочинного Смотрителя над четырьмя другими Монастырями и Присутствующего в Осташковском Духовном Правлении, он был вместе неутомимый хозяин и распорядитель, искусный строитель, опытный земледелец, расчетливый эконом и радушный гостеприимец. Уважение, которым он пользовался при своей жизни, превратилось ныне в благого­вейную признательность к его памяти, возбуждае­мую сколько воспоминанием его отличных душевных свойств, столько многочисленными неизгла­димыми памятниками его хозяйственной и распоря­дительной деятельности.

Главным, вековечным памятником Архиман­дрита Павла, остается великолепно сооруженный и боголепно украшенный им соборный храм Пустыни во имя Богоявления Господня, с приде­лами во имя Благовещения Богородицы и Св. Нико­лая Чудотворца. Он начать строением в 1821, совершен в 1825 и освящен в 1833 году. На сооружение его вчерне употреблено до 700.000, на отделку и украшение около 800.000, всего до полутора миллиона р. асс. Стены храма извнутри отде­ланы под мрамор. Пол выстлан чугунными пли­тами. За живопись, резьбу и позолоту иконостаса, заплачено 100.000 р. асс. Украшение места для ра­ки Преподобного Нила внутри собора и чугунная (в 18 сажен) решетка перед собором на гранитном основании, стоили 16.250 р. асс.

Кроме того, Архимандрит Павел воздвиг на поселье Святице каменную, кладбищенскую для мирян, церковь во имя Архангела Михаила. Им же: надстроены над братскими корпусами в обители, над одним второй, над другим третий этаж; выстроены на гостином дворе два корпуса для помещения богомольцев, один в два, другой в три этажа; корпус для пребывания Архиерея возведен и покрыт железом (что, без внутренней отделки, стоило до 80.000 р. асс.); выстроен конный каменный двор с флигелями для помещения ло­шадей и экипажей посетителей.

Устройство внешнего монастырского хозяйства обязано также Архимандриту Павлу множеством улучшений и новых полезных учреждений. На посельях Святице, Сиговке, Раменье и Сереме, вы­строены им разным хозяйственные здания, деревянные, на каменных фундаментах, уютно и проч­но. На поселье Сиговке, вместо прежде бывшей о 4 поставах простой мукомольной мельницы, устрое­на крупчатая в 8 поставов, с флигелями и лаба­зами, дающая в год дохода, деньгами и помолом, до 6.000 р. асс. Во всех означенных посельях распространены запашки, увеличен высев хлебов, а тщательною обработкою и прилежным удобрением полей возвышен и самый урожай. Луга и сенокосы очищены от кочек и кустов и осуше­ны от болот проведенными канавами: что содей­ствовало к улучшению трав и к умножению сбо­ра сена. Поля, вместо простых прясл, огороже­ны прочными и чистыми заборами в столбы. Со­бранные с полей камни употреблены на фундаменты под строения или на мощение дорог. Дороги, пролегающие по землям, принадлежащим Пустыни, и на них мосты, везде исправлены. Скотоводство в посельях усилено, и самая порода скота улучшена. Заведен вновь небольшой конный завод, с целью иметь своих упряжных и рабочих лошадей, из которого выходят нередко лошади ценою от 300 до 400 р. асс. и более. Залив озера Селигера, на­зывающийся Глубоким, запружен в узком ме­сте, на пространстве 30 сажен, плотиною, и таким образом устроен садок, в котором содер­жатся и ведутся стерляди, судаки и лещи, в достаточном количестве: это одно заведение, для сво­его устройства, в разные времена стоило до 15.000 р. асс.

Вообще, все постройки и заведения, учиненные Архимандритом Павлом в пользу Пустыни, вну­три и вне монастыря, по приблизительному исчислению, должны быть оценены не меньше как на два с половиною миллиона р. асс. Но кто исчи­слит тот невещественный капитал, который он собрал и завещал обители уважением и сла­вою, стяжанными его личными достоинствами и неусыпными попечениями о благоустройстве и благосостоянии святого места?

В 1820 году, в июле месяце, Пустынь и Ар­химандрит Павел удостоились августейшего посещения блаженной памяти Государя Императора Александра I. В ознаменование своего удовольствия, Монарх даровал тогда Пустыни, кроме разных других Высочайших милостей, драгоценную панагию, с предоставлением права Архимандритам украшаться ею при священнослужении, а собствен­но Архимандриту Павлу богатый наперсный крест. Сверх того, Архимандрит Павел, в разные вре­мена, удостоен был сопричисления к орденам Св. Владимира 3 степени и Св. Анны 2 степени с Императорскою Короною.

Архимандрит Павел скончался в 1839 году, осьмидесяти-двухлетним старцем. Тело его при­знательною братиею погребено под ризницей со­оруженного им соборного храма, и в самой риз­нице поставлен, в честь его, скромный, но приличный памятник.

Достойный преемник Павла, нынешний настоя­тель Пустыни, Архимандрит Агапит, вменяет себе в обязанность идти по стопам своего предместника. В короткое время, он успел уже вну­шить к себе общее уважение, и ознаменовал рев­ность свою ко благу обители многими полезными и достохвальными действиями. Число братии в монастыре увеличено им почти вдвое. Благолепие храмов и торжественность священнослужения беспрерывно возвышаются. Из зданий, начатых еще Павлом, докончен отделкою корпус для пребывания Архиерея, составляющий, после собора, лучшее украшение обители (на что употреблено до 40.000 р. асс.); также приведено к окончанию устройство пристани в новом, красивом виде, много возвы­сившее живописность ландшафта, представляемого совокупностью Пустыни. Сверх того, для разных вновь предположенных построек, заготовлено на значительную сумму камня, кирпича и других материалов.

 

* Журнал Министерства Внутренних Дел. 1843. Ч. II. С. 395-421.

 

i Здесь находятся доныне, издавна выстроенные, деревянные, часовня и келья, окруженные группою вековых деревьев: предмет благоговения окрестных жителей, чтущих в них память пребывания Св. Угодника.

ii Отстоит от города Осташкова: через озеро, зимою 7, летом 9 верст; сухопутьем 25 верст. Содержит про­странства 7 десятин 2.205 сажен.

iii Родной дядя Леонтию Магницкому, прославившемуся впоследствии, при Петре Великом, знанием, преподаванием и изданием в свет первой Арифметики, фамилия которого была Телятин.

iv Вслед за рождением Царевича, Царь Михаил Феодорович послал в Пустынь разные священные утвари и значительную сумму денег. Затем, в 1634 году, дано было повеление в Дворцовый Приказ отпускать ежегодно на содержание Пустыни по нескольку четвертей хлеба, рыбу, масло и другие припасы. Этот отпуск, в 1680 году, превращен в денежный оклад, по повелению Царя Феодора Алексеевича, который сверх того снабдил Пустынь многими драгоценными утварями.

v От преосвященного Нектария хранится в Пустыни маленькое, в осьмую долю листа, Евангелие, написанное им собственноручно, мелким, но четким и красивым почерком.

vi Впрочем, память Преподобного местно чтилась уже и прежде. Первый образ его был написан еще в 1595 году, пришедшими из Оршина монастыря монахами, которые, по описанию знавших лично Угодника, умели достигнуть в иконе сходства, оказавшегося весьма близким при обретении мощей Преподобного. Образ этот находится и теперь в соборной церкви Пустыни, покрытый драгоценными украшениями.

vii Ведению Ниловой Пустыни подчинена еще другая, находящаяся невдалеке, Пустынь Новосоловецкая: почему настоятели обители именуются Архимандритами обеих этих Пустыней.

viii При церквах, находящихся за чертою обители, предаются погребению тела усопшей монастырской братии.

ix Между ними особенно замечательны, по богатству украшения и по древности: образ Тихвинской Божией Матери, пожалованный Царем Михаилом Феодоровичем; два образа Казанской Божией Матери; небольшой образок Владимирской Божией Матери, бывший келейный Преподобного Нила; образ самого Преподобного, первонаписанный, чудотворный.

x Из них, 4 вкладные от Игнатия Митрополита Суздальского и Юрьевского, 1 пожертвованная от барона Стро­ганова, 1 принесенная купцом Находкиным.

xi Вклад Царевны Екатерины Иоанновны, бывшей Прин­цессы Брауншвейг-Люнебургской.

xiiВклад графа Шереметьева.

xiii Дар Государя Императора Александра I, при личном им посещении Пустыни.

xiv Из них некоторые пожалованы Царицею Наталиею Кириловною и Императрицами Елисаветою и Екатериною II.

xv Хор этот приведен в настоящее отличное состояние нынешним Настоятелем Пустыни, который, сам знаток музыки, переложил употребляемое в обители «столбовое пение», с сохранением его основного характера, на четырех-голосное.

xvi Процессия эта совершается с 1756 года, вследствие разрешения Императрицы Екатерины II, воспоследовавшего на доклад тогдашнего Архиепископа Тверского Вениамина.

xvii На озере Селигере, в отношении к рыболовству, замечателен особенно залив, называемый Орлова-Лука, которым Пустынь уже более семидесяти лет пользуется неогра­ниченно, без всякого препятствия и спора. В нем всего только до 8 неводных тонь. Но улов так велик, что бывали годы, когда в одну тоню вылавливалось до 40 во­зов разной рыбы: лещей, судаков, окуней, щук, язей и налимов. С некоторого времени лов сделался уже не столько значителен: и теперь на всем пространстве зали­ва добывается только до 50 возов рыбы, ценою на 5.000 руб. асс.

Николай Надеждин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"