На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православная ойкумена  
Версия для печати

На страстной неделе

На страстной неделе Из новой книги

НО ДАРУЕТ ГОСПОДЬ…

Как безумная в пляске кружа, –
Стала плотью и перстью душа,
Камнем в бездну упала…
Кабы только тюрьма и сума, –
Да слепая безвидная тьма
Всё объяла.

Слышен где-то несчастного глас.
Ночь такая, что выколи глаз:
Ни свеченья,
Ни огня - над равниной, где русский погост.
Но дарует Господь покаянье и Пост
Для спасенья…

ВЗМЕТЁННАЯ ЗЛОВЕЩИМ ВЕТРОМ…

Ни слёз, ни дерзновения, ни страха,
А то, что возмущалось и рвалось –
Земного обессилевшего праха
Взметённая зловещим ветром горсть.

Так!.. Смерти нет –
Есть вечное движенье,
Сражение –
За тех, кто нас простил…
Есть зной, есть хлад, есть мука сопряженья
С землей, водой, мерцанием светил!

НА СТРАСТНОЙ НЕДЕЛЕ

1

…Ещё немая бездна пролегла
До светлого Христова Воскресенья –

От скорби той, от траурных одежд,
От храмовых коленопреклонений;
От Сада Гефсиманского, где предал
Владыку злочестивейший Иуда;
От ночи той и от того двора,
Где трижды убоится слов служанки
Апостол Пётр до пенья петушина,
И отречётся Господа; от криков
Безумия, Пилата превозмогших
Неистовством: «распни Его, распни!

«Свершилось!»

Миг – и надвое завеса
Разодралась в ветхозаветном храме.
2
Но что за чудо: словно бы светает
Среди вселенской неподвижной ночи,
Как будто – где-то ангельские звуки
Касаются измученного сердца,
И сердце плачет и обнять готово
В слезах любое Божие творенье…
А, может быть, доносит ветр восточный
С собой благоухающее миро,
Что жены-мироносицы готовят
К помазанью Спасителя…
О Боже,
За что, скажи, Твоя любовь и милость
Твоё неистощимое терпенье
К созданью Твоему?..
Помилуй грешных.


НАД МИРОВОЙ, НАД ЛЕДЯНОЮ…

Ни ветерка… Объял ночные чащи
Певучий мрак, таинственно звучащий, –
Живая мгла, залёгшая глубоко…
Кому в сей час, мой друг, не одиноко?

Что жизни нет, что думам нет исхода…

То – льётся робкий свет по тихим водам,
Иль чудится кадильный запах дыма,
И проступает сквозь него незримо
Смиренный Лик, томимый мукой крестной –

Над ледяной, над мировою бездной?..

ПЕРЕЛОЖЕНИЯ ИЗ СОЧИНЕНИЙ СВ. ИГНАТИЯ БРЯНЧАНИНОВА

ЛАДОГА

…Готов бы всю жизнь я, счастливый, взирать
На царственной Ладоги водную гладь,
Когда она в сонном величии спит
И, твердь отражая, на солнце блестит.

Но люба душе и другая пора,
Когда на бездонном просторе ветра
Звучат, как божественной мощи псалмы,
Громадные передвигая холмы…

И благостен – свыше пролившийся свет,
И в мире – лишь только лазоревый цвет,
И в Божию вечность катятся валы
Дробящиеся, – серебристо-белы.

…И мир поднебесный, и воды в огне –
Как одушевлённые видятся мне.

КОВЧЕГ

Вводя в искус незрелые умы
И тайные к ним намечая тропы,
Идут на нас войною волны тьмы
Духовной – как во времена потопа.

Свирепые, – то в брег гранитный бьют,
То отойдут, и в озлобленье, снова – 
Почти высот небесных достают,
Всю поглотить Вселенную готовы.

Когда у нас беда – направим бег,
Отеческому повинуясь зову
В противящийся воле волн Ковчег, –
В спасительную храмину Христову.

И пусть волна о борт надёжный бьёт,
Неся к обетованному нас брегу, –
Не устрашить ей верных, – чьи своё
Спасение доверили Ковчегу…

Держись Его и Господу внемли,
Лишь только здесь ты обретёшь спасенье:
На дно пучины идут корабли,
Проточенные ядом лжеученья.

ДИАВОЛЬСКИЕ СЕТИ

1
Рукою зла сплетённые во мгле,
Расставленные для духовной смерти, –
Святой Антоний зрел по всей земле
Коварные диавольские сети.

Гляжу и я на сети: те – грубы,
А эти – изощрённей и прекрасней,
Но не сказать, какие для судьбы
И для спасенья нашего опасней.
2
…Здесь, как по миродержца наважденью
И зависти злокозненной его, –
Что у святых зовут грехопаденьем,
То у него – свободы торжество.

Все пропасти души и мысли бездны, –
Лишь пламень нашей ревности угас, –
Личиной покрывает враг небесной,
Грехолюбивых обольщая нас.

Хвала тебе, всесовершенный Боже,
Гордыне заграждающий уста
Молчаньем скорби: самомненье тоже,
Как всякий грех, отводит от Христа.
…………………………………………….
Сказал Антоний: это - духи злобы,
И на тернистом к Господу пути,
Знай, – лишь смиренномудрие способно
Диавольские сети обойти.

СЛАВА БОГУ!

За благость, что дышит везде и во всём,
Хвалу тебе, Господи, мы воздаём;
За руку, ведущую нас по судьбе,
Но что же, однако, я вижу в себе?..
Хуленье святыни и демонам смех, –
Я вижу в себе непрестанный лишь грех.
Когда ж я во рвы согрешений гляжу,
То в ужас мгновенный от них прихожу.
Уж если тебе они гадки – увы! –
То взору Господню они каковы?

К смиренным и праведным благоволя, –
О, как подо мной не разверзлась земля?
И как, за отверзшейся бездной вдогон,
Не испепелил меня с неба огонь?
Как – море мирское, простором маня, 
Глубинами не поглотило меня?..

Он встречи заждался, он грешнику рад, –
Права на меня предъявляющий ад.
Права, за которыми – вечная смерть.

Пусть враг беспощаден, но Бог – милосерд.
РАЗМЫШЛЕНИЕ О СМЕРТИ

1
Смерть – скрытый уголь, тлеющий в золе, –
Удел всех человеков на земле.
И мы, ещё пока в стране живых,
Оплакивая близких и родных,
Чья память нам близка и дорога, –
Глядим в неё, как в страшного врага;
Однако же, беспечно так живём,
Как будто никогда и не умрём:
То – память о конце печальном всех
Изгладил из меня вседневный грех.
Но те, кто смерть, как избавленье ждут, –
По заповедям Божиим живут,
Имея отрешённый от вестей
Ум, вставший над пучиною страстей.
Брат, на грехом усеянном пути
Нам смертную бы память обрести,
Врачевство от грехов, – горька она,
Но для спасенья, как ничто нужна;
Страшна, как меч в сиянии нагом,
Рассёкшая враз дружбу со грехом!
«Кто с ней сроднился, – рек святой отец, –
Тот может положить грехам конец».
2
Вот ночь прошла, и ты, живой, с утра, –
Как бы воскресший, восставай с одра.
Вот день прошёл – как пролетела жизнь, –
И ты на одр ночной, как в гроб ложись.
Ведь сон – как смерть, а ночь – не видишь ты? –
Предвестница могильной темноты.
Смерть грешников люта; она придёт,
Когда никто из них её не ждёт.
Она не за горами: нищ и тих,
И я пойду в след праотцев своих,
Как прочие, кто наг, забыт, убог.
Но помнит их всесовершенный Бог.
3
На человечье пожеланье сметь
С улыбкою презренья смотрит смерть.
Мыслитель ли, исполненный идей,
Художник над картиною своей,
Воитель, что пол мира покорит –
Смерть никого из них не пощадит,
В дома самонадеянных войдёт,
Свой не отсрочив роковой приход.
4
Скажите мне, вам доводилось зреть
Тела благочестивых, коих смерть
До пенья «Со святыми упокой…»
Уже коснулась властною рукой? –
Воистину, кончина их честна
И светлой тишиной растворена,
И на челах запечатлелся их
Миг целованья с ликами святых.
Так вспомнись, смерть! – но к ней я не готов;
Наставь меня на тесный путь Христов, –
Да помыслов тщеславных отрекусь;
Смирен, в одежды плача облачусь...
И ты – для шума мира – стань глухим,
Души спасенье не вверяй другим.
Нам тленное к чему, скажи, иметь,
Когда, придя, его похитит смерть?
5
«Дар Божий – память смертная», – отцы
О том предвозвестили, мудрецы.
Но тот, кто волей плоти хочет жить, –
И на святых гробницах рад грешить,
Не ведая о том, что мертвецу,
Ему предстала смерть – лицом к лицу.

ПРЕУСПЕЯНЬЕ ЗЕМНОЕ

Ищут и не обретают его…
Словно томительным зноем
Выжжено поле лежит, – таково
Преуспеянье земное.

Бросив тяжёлый молитвенный труд,
Все послушанья мирские, –
Как помрачённые, толпы бегут
В увеселенья плотские…

Шествует гибель по мрачным следам
Тех, кто греша и не каясь,
Стали подобными жвачным скотам,
Тварного не отрекаясь…

ПО ТЕСНОМУ ПРИСКОРБНОМУ ПУТИ…

…И жизнь была дорогой гладкой нам,
Когда в миру служили мы страстям.
Но, лишь от мира перешед черту,
Последовали Господу Христу,
Божественный Его услышав глас, –
Как стрелы скорби вдруг пронзили нас.
За обещанье присносущих благ
Их мечет в наши души древний враг, –
Унынье, гнев, расслабленность души –
Ему все стрелы-страсти хороши.
Но в этой тяжкой с дьяволом войне –
Христос всегда на нашей стороне.
Он, Вездесущий, вечен, но незрим;
Хотя и страждет, но непобедим.
Ему земную жизнь пришлось пройти
По тесному прискорбному пути,
И испустить в предсмертных муках дух,
Распяту быть между злодеев двух…

Храним под сенью вещего Креста, –
Готов ли умереть ты за Христа
Как воин, что решимостью горя,
Уходит в бой и гибнет за Царя?

О ТЕРПЕНИИ

Желающие благоугождать
Творцу, – должны в терпенье уповать
На Вышний промысл, коль беда случится.
Терпенье есть спасения слуга;
Оно страшно для смертного врага, –
Так в мысленной держи его деснице!

Чтоб нас лишить обетованных благ, –
В уныние и скорбь ввергает враг,
Сердечные нам помрачая чувства.
Однако же, Всеведущий судил,
Что выше слабых человечьих сил
Он смертным искушенья не попустит.

Коварствует, того не зная, враг,
Что во всевластных Божиих руках 
Он – лишь орудье непреклонной воли.
И с искушеньем подступать к сердцам
Он сможет, – не настолько хочет сам, –
А сколь на нас Господь возложит боли…

Послушай, как ярясь, клокочет ад!..
Терпением спасаем души, брат, –
А там весна и воскресенья чудо…
Скудельнику ль Предвечному не знать,
Доколь в огне целительном держать
И закалять словесные сосуды?..

СОН И СМЕРТЬ

Се – разных двух миров слиянье:
С мечтою об одном,
Усталый, входишь в состоянье,
Зовущееся сном.

Не дивное ли это диво:
Дневной избывши труд,
Душа твоя и тело – живы,
И как бы – не живут…

Всё стихло. Ночь стоит на страже
Стяжаний и потерь.
Но сон – нам непонятен так же,
Как непонятна – смерть.

Былое расточилось ныне
Во тьме, и не греша,
Забывши бедствия земные,
Покоится душа…

Я знаю: плоть, сосуд телесный, –
Настанут времена, –
Из праха с прочими воскреснет,
Как восстают от сна…

ГОЛОС ИЗ ВЕЧНОСТИ (ДУМА НА МОГИЛЕ)

Тускнело солнце, уходя из виду…
С душой собрата чувствуя родство,
В кругу семейном, после панихиды,
Стояли на могиле мы его.

Клубясь, душистый ладан растворялся,
И воздух освящал, непреходящ.
И долго – плач молчанием сменялся,
Молчанье – долго обращалось в плач.

Каким-то чудным вдохновеньем свыше,
До слуха доходящие едва,
Покойного слова я вдруг услышал,
Отдельные, но внятные слова:

– Отец мой, мать моя, супруга, сёстры,
Отсюда, где ни сына, ни жены, –
Я чувствую, как глубоко и остро
Сердца родных печалью пронзены…

– Молитвы там, – здесь помощи рука мне.
Так что же вы с поникшей головой
Стоите над могильным хладным камнем,
Что сделался мне стражей гробовой?..

– Смирившись на земле, на небе емлю
Дары того, кто милосерд и благ.
Душа бессмертна, а в родную землю
Вернётся тело, превратившись в прах…

– Бог милосерд безмерно, бесконечно,
Но на смиренных только лишь воззрит.
Прислушайтесь, как с глазу на глаз вечность
С пришедшими здесь ясно говорит!..

–Что наши дни, мой брат? – лишь дуновенье,
Дыханье ветерка над полем ржи.
Земная жизнь подобна сновиденью,
И потому беспечным всем скажи:

Есть бедственная вечность, тьма и бремя
Беды, где жжёт огонь, неугасим.
…Что в Богом лишь назначенное время,
Безмолвные, предстанем мы пред ним.

О ВНИМАНИИ СЕБЕ

Житейского водоворота шум:
Шумит весь мир, твой погружая ум
В бессмысленные словосочетанья.
Но коль душа о Господе горит, –
Внимай словам божественных молитв:
Душа молитвы действенной – вниманье.

И пусть в тебя вселится Божий страх,
И на сердечных праведных весах
Все прочие превысит ощущенья…
Так в непрестанной мысленной борьбе
Ты сохранишь внимание себе
И этим обретёшь залог спасенья.

ДУМА НА БЕРЕГУ МОРЯ

1
Слушает моря прерывистый гул,
Стоя на диком пустом берегу, 
Странник. И море, биясь о гранит,
Глухо клокочет, бурлит и гремит;
Рвётся, ярится, готовясь напасть, –
Страшное, словно разверстая пасть.
В бездну, того и гляди, унесёт…
Странник же молча взирает на всё.

2
Не устрашить ни громам, ни воде
Сердцем стоящих на Страшном Суде.
Ныне скажу, что разумен и благ
Всяк, свой земной изгоняющий страх
Страхом Господним, – ведь внутренним он
Зрением – в эту лишь точку вперён…

3
Но грозовая рассеялась тьма,
Ветры ослабли и стихли шторма,
Гладью соделались воды, – они
Воспоминаниям стали сродни.

Тихо из кельи смиренной моей
Зрю на житейское море страстей.
Эти вот – небо, и берег, и чёлн
Столько видали мятущихся волн!

Благословен изгоняющий страх, –
Ты, устрояющий пристань в штормах,
Ты, кто от благ своих не отлучил,
Немощь свою познавать научил.

4
В яви, иль тонким забывшися сном,
Всё размышляю о бреге ином,
Месте селения дивном, где Бог
Верным своим уготовал чертог,
Где ни штормов, ни смятений, ни буйств,
Где я по воле Господней вселюсь,

Может быть…

ДРЕВО ЗИМОЮ ПРЕД ОКНАМИ КЕЛЛИИ

Близ келлии моей, под зимней твердью,
Всё вижу, хоть прошло немало лет,
Нагое древо, – как жестокой смертью
Разоблачённый начисто скелет.

Всё было так вокруг мертво и пусто,
Так чуждо всё – за что я ни возьмись.
Но заточенье изощряет чувство,
Уединенье изощряет мысль.


В далёком далеке валы метались,
Катились, всё сметая, на корму.
А в келье морем помыслы вздымались
И приближались к сердцу моему.

Отчаяньем, тоской, дыханьем Зева
Уж душу накрывал девятый вал,
И как Иона из китова чрева, –
Из чрева ада я к Тебе воззвал…

А Господу покорно, как и прежде,
Безжизненное, в ледяной глуши,
Стояло древо, даруя надежду
На обновленье страждущей души.

САД ВО ВРЕМЯ ЗИМЫ

1

В тихую погоду как я рад
Поглядеть на заметённый сад!

Вот он весь в снегу передо мной,-
Мёртвый и возвышенный покой!

В час, когда не вьюжит, не пуржит, -
Книгою раскрытой он лежит.

В нём, читая, прозреваю я
Вещие страницы Бытия,

Спор со смертью, непреклонный спор, -
Воскресенье братьев и сестёр...

2

Не о том ли много зим подряд
Мертвенные ветви говорят:

"Скованные здесь жестоким льдом,
По весне мы снова оживём;

Выбросивши почки и листы,
Принесём хозяину плоды".


Так вот, Страшный предваряя Суд,
Кости всех усопших оживут

В новом виде, до скончанья дней,
Плотию облёкшися своей.

Грешные же, как негодный хлам,
Рухнувшим подобные стволам,

Срублены секирой на корню, -
Предадутся вечному огню.

3

Сад мой, Божьей милости пример!..
Но не верит в чудо маловер.

4

Виждь: снегами занесённый сад,
Покаянной тишиной объят,
Молчаливо, о садах в раю
Источает проповедь свою...

РОСА

Дорога в монастырь вела…
Огнём на солнце купола,
Старинные, горели.
С необозримой высоты,
Где только небо и кресты,
Звучали птичьи трели.

Дремотной окружён сосной,
За монастырскою стеной,
Вдали от жизни бранной,
Стозвоном наполняя слух,
Покоился несмятый луг,
Пестрел, благоуханный.

И внятен был его листов
Язык, – где влага со цветов,
Блестящая, стекала,
Чиста, как детская слеза, –
В тот день обильная роса
На луг цветущий пала…

Жемчужный обретая вид,
Вот влага светится, дрожит,
Пахучая, как миро.
Она, как с небосклона явь,
Свет солнечный в себя прияв,
Его – дарует миру.

............................

Златые купола горят,
И птицы в высоте парят,
В ликующем полёте.
Как солнце в малой капле рос
Живёт – так и в церквах Христос
Живёт – в Крови и Плоти!

Николай Коновской


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"