На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Православная ойкумена  
Версия для печати

Так мы породнились

Вспоминая поэта Николая Шипилова

Я Николая знал как настоятель прихода, в котором он последние годы служил и окормлялся – приход Свято-Троицкого храма поселка Боровляны. Знакомство у нас с ним и с его супругой произошло во время крещения его сына. Потом мы сблизились, нас свело общее дело церковное: Николай и его семья участвовали в строительстве храма в поселке Валерьяново, в котором они жили. Было много общих забот; потом у них родилась дочь, которую я тоже крестил. Моя дочь Ксения стала ее крестной, так мы породнились с семьей Николая. И самые последние, трагические дни, когда Николай заболел... Мы должны были его встречать вместе с Татьяной. Она просила, чтобы я подъехал на машине, встретил его с поезда. И вот вышла проводница, а Коли нету. Проводница сказала, что ему плохо стало, что сняли с поезда под Вязьмой. Я видел, как супруга его беспокоится, участвовал во всем этом: надо было перевезти человека, и там помогать... в общем, вся трагедия случилась на моих глазах. И когда Николай умер, пришлось поучаствовать в хлопотах, чтобы дали покойному место достойное. Отпевали его в храме, который он помогал строить. Покойный игумен Петр (Бирюков), Царствие небесное, который его отпевал, хорошо заметил, что у Николая вся жизнь была – поезда, гастроли, встречи – и отпевали его в храме-вагоне. И похоронили его за неимением места прямо на кладбищенской дорожке, у входа. Вот такая жизнь странника.

Первое впечатление о нем было такое: человек пережил много, человек бывалый, человек умный, мыслящий, дума­ющий, переживающий за всё происходящее – переживающий вплоть до сердечного расстройства, до болей в сердце. Неравнодушный. Наше время по преимуществу – время людей равнодушных, болеющих в крайнем случае за себя или за свою семью, самое большее. А этот человек был неравнодушен ко всему происходящему в стране, в мире, в церкви, в приходе, в семьях окружающих его людей – это было заметно, очень заметно. Неравнодушные люди раньше умирают, потому что рвут свое сердце, рвут свою нервную систему, рвут свои жизненные силы. А с другой стороны, если уйдут все неравнодушные люди, что с нами будет? Тогда мы пре­вратимся, наверное, в какое-то животное стадо, в мир неприятных людей.

Я читал и рассказы его, и другие публикации, и тоже видел там глубину переживания; слушал песни и истории о том, что он в жизни своей испытал, – видел он много и горя, и трудностей, и знал жизнь не по страницам; знал жизнь, как я всегда говорю, не по святцам, а по патерику, какова она есть на самом деле. Человек столько пережил, что ты видишь – он уже имеет право что-то заявлять, имеет право судить о жизни. Писатель, мне кажется, должен формироваться годам к сорока, когда он уже падал сам, подымался сам, людей помогал подымать – тогда это действительно проза жизни.

Сейчас мало таких людей, сейчас приспосабливаются к жизни, причем делают это очень умело. Коля был из тех, которые не то что не умеют, – он не желал приспосабливать­ся. У него всегда имелось свое мнение обо всем. Я, конечно, кое в чем с ним не соглашался, когда мы говорили о современном состоянии церкви, и он мог себе позволить что-то возразить, и высказаться критически. Я это принимал нормально – плохо, когда все соглашаются, тем более что в его словах была своя правда; действительно, есть проблемы-то; я слушал его с вниманием, кое-где соглашался, кое-где мы с ним немножко спорили – по-товарищески, по-дружески, нас это не разделяло.

Вижу сейчас его дочку, сына – слава Богу, что растут, супруга достойно поддерживает его плоть и кровь. Я знаю, что у Коли еще есть дети, но Федор и Маша – самые младшие из тех, которых он породил. К сожалению, отец не успел поучаствовать в их воспитании, но будем надеяться, что его оставшееся на этой земле слово даст зерно...

Иерей Андрей Крутелев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"