На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Родная школа  
Версия для печати

Книголюбец Илья Александрович Шляпкин

Памятный очерк

Илья Александрович Шляпкин, русский ученый, историк литературы, археограф и палеограф, член Общества любителей древнерусской письменности [1] , считавший себя «крестьянином-профессором», очень гордился тем, что он – простой крестьянин, сын крепостного – возвысился до чина действительного статского советника и ординарного профессора одного из лучших университетов России – Санкт-Петербургского, почетным профессором Харьковского и Саратовского университетов.

И.А. Шляпкин родился 9 мая 1858 г. в селе Александровке Белоостровской волости Петербургской губернии. Его отец, крепостной крестьянин, знавший финский и английский языки, игравший на рояле и скрипке, работал на бумажной фабрике Кайдановой. С пятилетнего возраста Илья Александрович воспитывался в доме своего бездетного дяди, небогатого чиновника Государственного банка. Окончив в 1877 г. петербургскую гимназию, Илья Александрович поступил в университет на историко-филологический факультет, где стал заниматься и работать под руководством профессора О.Ф. Миллера, принимавшего незадолго до этого у него в гимназии выпускные экзамены по русскому языку. В годы учебы он стал одним из основателей Студенческого научно-литературного общества, первоначально задуманного «для борьбы с политическими беспорядками в Университете». В качестве лозунга этого общества были взяты слова из знаменитой триады С.С. Уварова «православие, самодержавие, народность» [2] . Лекции И.И. Срезневского, А.Н. Веселовского, В. Ягича, В.Г. Васильевского, О.Ф. Миллера, чтение, участие в работе студенческого общества способствовали формированию научных интересов начинающего ученого. Начав с публикаций в газетах «Голос» и «Новое время» отчетов о заседаниях ученых обществ, И.А. Шляпкин уже в студенческие годы создал свою «первую ученую работу» «Опись рукописей и книг музея Археологической комиссии при Псковском губернском статистическом комитете» (1880). «За первой работой, исполненной во Пскове, последовал ряд других: Синодик Псковского Спасо-Мирожского монастыря, Хождение игумена Даниила», – отметил в биографическом очерке В.В. Буш, рассказывая о студенческих годах Ильи Александровича.

В 1880 г., сразу после окончания университета, началась преподавательская работа. Домашний учитель в семье С.Д. Шереметева, Николаевский кадетский корпус, Александровский лицей, женские гимназии – вот неполный перечень тех учебных заведений, где трудился И.А. Шляпкин. Благодаря С.Д. Шереметеву, занимавшему пост председателя Общества любителей древней письменности, Илья Александрович ездил по древнерусским городам, изучая памятники старины и приобретая книги и разнообразные старинные антикварные предметы и произведения искусства. Из одной такой поездки, «предпринятой для разыскания новых материалов к биографии и литературной деятельности святого Дмитрия Ростовского», он привез материалы для будущей диссертации о выдающемся деятеле Русской Православной Церкви [3] . Совет Университета, обратив внимание на плодотворную работу «кандидата Ильи Шляпкина», назначил ему стипендию с 1 февраля 1884 г. по 1 февраля 1886 г. в размере 600 рублей [4] . А в конце 1885 г. И.А. Шляпкин был допущен к магистерским экзаменам, а затем состоялась защита магистерской диссертации «Святой Дмитрий Ростовский и его время» (1891).

Чтение лекций по истории русской литературы в звании приват-доцента кафедры истории истории российской словесности началалось в 1888 г. с двух пробных – «Слово Даниила Заточника» и «Илья Муромец». Лекции Илья Александрович читал эпизодически, поскольку большую часть времени проводил в командировках и разъездах, изучая и собирая древние и современные памятники письменности.

В 1901 г. И.А. Шляпкиным стал профессором Петербургского университета, где читал свои лекции до 1918 г. О читанных им лекциях неоднократно вспоминали учившиеся у него Александр Блок и Н.К. Рерих, оставили заметки бывшие студенты. В воспоминаниях профессора Смоленского университета Н.В. Егорова можно прочитать следующее: «Одной из самых колоритных личностей был профессор филологии Илья Александрович Шляпкин. Величайший знаток древнерусской письменности и литературы, русских повестей, сказаний, летописей, народных песен, – он сумел увлечь своим предметом не одно поколение студентов, пленяя своими огромными познаниями, редким красноречием и подлинным научным энтузиазмом. Шляпкин рассказывал о давно минувших эпохах, но таким языком, как будто это была жгучая современность. Он воспроизводил на память целые страницы из древних и самых редчайших письменных источников. Некоторые из этих рукописей тогда еще не публиковались и были обнаружены самим Шляпкиным где-нибудь в недрах Юрьевского монастыря. Широкими мазками Шляпкин рисовал перед нами исторические картины. Он знал особенности костюмов и обуви разных эпох, а потом любил иной раз подтрунивать над авторами исторических романов, находя у них много ошибок и неточностей. В красноречии Шляпкин не знал себе равных. Оно опиралось на обстоятельный и глубокий анализ первоисточников, изумительное знание палеографии, малейших особенностей почерков древних писцов, на исключительную общую осведомленность в вопросах филологической науки.

Шляпкин сразу захватывал огромную аудиторию и держал ее в руках все два часа лекции. А слушателей у него бывало не менее двухсот-трехсот человек. Для лекций о рукописях XV-XVI веков – явление совершенно исключительное. Он поистине напоминал мага и кудесника. Его чудотворное прикосновение снимало пыльный покров с далекого прошлого. Ко всему этому он любил шутку и сам умел шутить. Недаром Шляпкина ценил Александр Блок, приславший ему большое и прочувствованное телеграфное поздравление по случаю тридцатилетней научной деятельности. Андрей Белый в своих воспоминаниях рассказывал, что Александр Блок был учеником Шляпкина. Блок, как никто другой, умевший чувствовать и понимать далекое прошлое нашей родины, русский дух, русскую старину, как мне думается, во многом обязан был И.А. Шляпкину.

На кафедре Илья Александрович выглядел монументально: огромный живот, затянутый в синий форменный мундир с золотыми пуговицами. На груди эмалевый в золоте значок магистра. Большая голова в кудерках и колечках, золотые очки, за которыми светились умнейшие глаза. Прекрасная русская речь, которой Шляпкин владел мастерски. Идет Илья Александрович по коридору, как богатырь Илья Муромец, а за ним семенят, едва поспевают цыплята-студенты» [5] .

Научные интересы магистра, а затем профессора И.А. Шляпкина относились к области славяно-русской литературы, палеографии, эпиграфики и археографии. Серьезным вкладом в развитии науки стало его исследование и издание в 1882 г. славянского текста “Шестоднева” Георгия Пизида. До сих пор большое значение имеют работы И.А. Шляпкина, связанные с изданием Слов Даниила Заточника, Повести о Василии Златовласом, романа о Париже и Вене, исследования о жизни и трудах святителя Димитрия Ростовского, о театре царевны Натальи Алексеевны, разыскания о стихотворениях А.С. Пушкина. Научные интересы способствовали его участию в ученой деятельности Православного Палестинского общества. Как археограф И.А. Шляпкин исследовал и описал рукописи Сараевской старосербской Михаило-Архангельской церкви, рукописи Черногорской митрополии и рукописи Вологодской семинарии [6] .

С 1903 г. И.А. Шляпкин читал лекции по “Вещевой палеографии” (эпиграфике) в Петербургском археологическом институте. Курс этих лекций, записанных на слух, неоднократно издавался студентами [7] .

Курс лекций И.А. Шляпкина стал одним из этапных в развитии палеографии как научной специальной историко-филологической дисциплины, поскольку он расширил объект собственно палеографии, отнеся к ней надписи на “вещевых” памятниках. По мнению Л.П. Жуковской, « наиболее ценным и сравнительно большим разделом является “Обзор азбуки вещевых надписей и связи с азбукой письменных памятников” » [8] . Ученый разделил палеографию на три направления: первое – палеография надписей на всевозможных предметах, второе – палеография исключительно рукописей и третье – палеография шрифтов. С таким делением, отражающим специфику развития графики письма в зависимости от материала и орудий письма, невозможно не согласиться.

Одним из важнейших учебных и научных пособий по палеографии стал подготовленный И.А. Шляпкиным альбом “Образцы вязи” [9] .

Подлинное знание древнерусской письменности и книжной традиции позволили И.А. Шляпкину сделать целый ряд важнейших открытий по истории литературы. Так, например, он смог установить, что под псевдонимом «Порфений Уродивый» скрывался Иван Грозный. «В Памятниках древней письменности ОЛДП за 1886 г. напечатано было <...> архимандритом Леонидом (Кавелиным) "Послание к неизвестному против люторов – творение Парфения Уродивого", – писал И.А. Шляпкин в 1911 г. – При ближайшем знакомстве с ним я увидел, что это не что иное, как ответ Царя Иоанна Васильевича Грозного Яну Роките. Парфению Уродивому принадлежит еще "Канон св. архангелу Михаилу, грозному воеводе <...>", что уже отметил архимандрит Леонид <...> Отсюда можно сделать вывод, что Парфений Уродивый – псевдоним Ивана Грозного. Принадлежность царю канона св. арх. Михаилу будет соответствовать авторству Грозного в послании-молитве к мощам Михаила Черниговского и боярина Федора и в стихирах Владимирской иконе Божией Матери, св. Петру митрополиту и Даниилу Переяславскому <...>, уже несомненно ему принадлежащих». В исследовании о Ермолае Прегрешном И.А. Шляпкин еще раз отметил: "Раскрываю кстати имя Парфения Уродивого, кажется, псевдоним Грозного". [10]

И.А. Шляпкин указал на существование «Тропаря Царя Ивана преподобному Никите столпнику Переяславскому», сохранившегося на пелене, вышитой Царицей Анастасией и хранящейся в Переяславском Никитском монастыре. Он же обратил внимание и на факт обращения 1548 г. царя Ивана Грозного к митрополиту Макарию с предложением установить общее поминовение всех «от иноплеменных на бранех и на всех побоищех избиенных и в плен сведенных, гладом и жаждою, наготою и мразом, и всякими нуждами измерших и во всех пожарех убиенных и огнем скончавшихся и в водах истопших».

В 1889 г. на страницах журнала «Библиограф» ученый разоблачил фальсификацию известного «Хлестакова археологии» А.И. Сулакадзева, имевшего, по словам Шляпкина, «непостижимую дерзость выдумывать непостижимый вздор, которому быть может он и сам верил». Илья Александрович доказал, что «"наидревнейшая" рукопись о Валааме "Оповедь", которой похвалялся перед игуменом Иннокентием Сулакадзев, являлась подделкой, плодом фантазии набившего на этом деле руку Александра Ивановича» [11] .

Одним из первых И.А. Шляпкин обратил внимание на творчество «крестьянина-писателя» Ивана Посошкова.

Современники особо отметили комментированное и подготовленное И.А. Шляпкиным издание Полного собрания сочинений А.С. Грибоедова (1890), поднесенное государю.

Исследование «Царевна Наталья Алексеевна и театр ее времени» (1898), созданное на основании немногочисленных и обрывочных материалов, дает освещение одному из малоисследованных периодов в истории русского театра. На ценность и значение этой работы указал еще в 1918 г. В.В. Буш: «По едва понятным, почти бессвязным ролевым репликам актеров воссоздана цельная любопытная страничка из истории старинного театра. Щепетильно-внимательное отношение к материалу соединяется с чутьем старины и любовью к ней» [12] .

В 1903 г. Илья Александрович издал бумаги Пушкина, полученные им от племянника П.В. Анненкова «Из неизданных бумаг А.С. Пушкина».

В 90-е годы XIX в. И.А. Шляпкин собрал и издал сборник русской художественной лирики, названный им «Волна». В него вошли стихи Ф.И. Тютчева, И.И. Козлова, А.Н. Плещеева, М.Ю. Лермонтова, П.А. Козлова, А.С. Пушкина, Ю.В. Жадовской, А.И. Полежаева, А.Н. Некрасова и др., расположенные по следующим разделам: поэзия, жизненная борьба, женщина, любовь, родина, созерцание природы, смерть, религия. Сборник русской лирики ученый открыл размышлениями о значении книги в жизни человека. Он писал: «Мир книг приобретает для современного человека все большее и большее значение. Книга уносит читателя от тяжелой жизненной обстановки в светлое море мысли и чувства». К этой идее о роли книги в жизни человека И.А. Шляпкин вернется почти двадцать лет спустя, подготовив и издав «Похвалу книге».

Пытаясь оценить свой вклад в науку, И.А. Шляпкин в 1907 г. написал: «Думаю, что в ученом отношении разменялся на мелочи, но предполагаю самоуверенно, что и сие когда-нибудь и кому-нибудь пригодится» [13] .

Илья Александрович был «заметным лицом среди любителей старины всякого рода» [14] . Он интересовался как историческими документами и литературными памятниками, так и иконами, старинными тканями, предметами быта, лубочными картинками, крестами, надгробными плитами. Известный литературовед, академик В.Н. Перетц, знавший ученого, отмечал, что у того «была своеобразная “антикварная” хватка: ни один сколько-нибудь ценный предмет, попавший в поле его зрения, не миновал его рук» [15] . Часто попадавшие в его руки предметы и произведения искусства И.А. Шляпкин передавал в музеи. Например, в 1888 г. Илья Александрович Шляпкин приобрел на родине архиепископа Ярославского и Ростовского Арсения (Верещагина) в Кашине его портрет и передал его в дар Ростовскому музею. На обороте этого холста сохранилась надпись: « С натуры писан сей портрет в простом келейном одеянии 1785 году в октябре мце в Ростове » .

И.А. Шляпкин был страстным библиофилом, собрав к 1907 г. библиотеку из 10 тысяч названий. К концу его жизни эта библиотека насчитывала около 40 тысяч томов [16] . Ученый пополнял ее из библиотек, оставшихся после смерти выдающихся русских исследователей: О.Ф. Бодянского, А.Н. Попова, И.В. Помяловского, О.Ф. Миллера, Н.И. Надеждина, А.Т. Болотова, А.Н. Пыпина и многих других. Благодаря чему собрания этих ученых сохранились хотя бы частично. В 1895 г. тысячу томов Илья Александрович подарил библиотеке Санкт-Петербургского университета, а в 1915 г. всю свою книжную коллекцию он завещал Саратовскому университету. Среди нескольких десятков тысяч книг собрания И.А. Шляпкина находились западноевропейские издания XV - XVII вв.: инкунабулы, палеотипы, альдины и эльзевиры. С исчерпывающей полнотой был представлен репертуар изданий русской словесности XVII - XVIII вв., литературные альманахи и сборники XVIII – начала XX в., издания Вольной русской типографии [17] . Из этих экспедиций и поездок было привезено немало интересных рукописных книг, занявших достойное место в его библиотеке. Рукописная часть составляла 451 кодекс.

Все рукописи собрания И.А. Шляпкина, безусловно, имеют большую научную ценность. Значительно число древних кодексов XV , XVI и XVII вв. (соответственно 9, 20 и 55 единиц). В книгописной части библиотеки 367 кодексов XVIII – нач. XX вв.

Во время работы над описанием коллекции И.А. Шляпкина В.Н. Перетц разбил ее на несколько разделов, представляющих литературу, историю и право, библиографию, агиографию, богослужебные и библейские книги, богословскую литературу, медицину и технику и выделил специально сборники.

К особо ценной части коллекции работавшие с ней ученые всегда относили сборники типа Златоуст, Измарагд, Златоструй, “Великое зерцало” [18] . В 179 сборниках содержался большой литературный материал XI - XIX вв.

К числу любопытных книг из собрания И.А. Шляпкина вполне можно отнести три сборника житий, сборников псалмов и служб и учительных сборников кон. XVIII в., получившие свои имена по месту их создания и первоначального бытования: это “Кашинский сборник”, “Угличский сборник” и “Смоленский сборник”,. В состав первого вошли поучения и библейские выписки, в состав второго – фрагменты церковных и светских произведений, а третий носит литературно-учительный характер. Уникален по содержанию сборник кон. XVIII в., содержащий литературные описания исторических событий, среди которых “Описание обряда погребения князя Г.А. Потемкина-Таврического”.

Достаточно разнообразна агиография русских святых. В собрании имеются жития Адриана Пошехонского, Александра Свирского, Антония Дымского, Арсения Коневского, Ефрема Новоторжского, Илариона Суздальского, Корнилия Палеостровского, Нила Столбенского, Феодосия Тотемского, Герасима Вологодского, Симеона Верхотурского, описание чудес Дмитрия Ростовского и Ярославской иконы Божией Матери, тропарь Борису и Глебу.

Традиционная четья литература представлена популярнейшими в Росси произведениями: Житием Варлаама и Иоасафа и Повестью о царице и львице [19] . История представлена Соловецким летописцем, Хроникой Великого Устюга, Историей города Орла, Сказанием о Флорищевой пустыни, Уложением царя Алексея Михайловича, Пермско-Зырянской историей и др.

Что касается сборников светской литературы, то здесь можно встретить произведения Вольтера, Мольера, Гольдони, сборники французских текстов или, например, “Историю о королевиче Брунствике, како он ходил в морских отоцех с великим зверем львом” и т.п.

В собрании рукописей имелись автографы крупнейших русских писателей XIX в.: Н.В. Гоголя, Н.А. Некрасова, В.А. Жуковского.

Увлечение книгой, понимание роли и назначения книжности как в древности, так и в современную ему эпоху, привели к тому, что И.А. Шляпкин составил замечательный сборник афоризмов, названный “Похвала книге” [20] . Книга афоризмов, как и сами афоризмы выразили, как нельзя более точно, причины книжного собирательства и почитания книжного, столь распространенных на Руси и в России во все времена.

Книга состоит из нескольких разделов, среди которых “Священное Писание о книге”, “Древняя Русь о почитании книжном”, “Книголюбцы Древней Руси”, “Русские писатели о книге и чтении”. Безусловно, собранные в книге цитаты-афоризмы из произведений русских писателей и поэтов, изречения западных и восточных авторов отражают отношение ученого к книге и книжной мудрости. Так, например, из Азбуки XVII в. он привел следующую цитату: “Книжная премудрость подобна есть солнечной светлости, но и солнечную светлость мрачный облак закрывает, а книжную премудрость и вся тварь сокрыти не может”. Или из Кирилловой книги И.А. Шляпкин приводит фразу: “Воистину подобна предобрая книга великому кораблю, обременену великим богатством... или будет подобна великой реке, текущей широстию и напояющей всяко животно”. В книгах Соловецкой библиотеки ученый почерпнул такой афоризм: “Добро есть, братие, почитание книжное. Книгы бо суть глубине моря подобны, в нюже поныряющие износят бисер драгий”.

«Похвала книге», собранная профессором И.А. Шляпкиным была издана на средства известного антиквара-букиниста Ф.Г. Шилова в одной из лучших типографий Петрограда – Р. Голике и А. Вильборга. Поскольку издание изначально замышлялось как библиофильское, то для печати тиража книги использовали бумагу двух типов: настоящую старинную тряпичную бумагу и обычную – «деревянную». На тряпичной бумаге напечатали 650 экземпляров из общего тиража 1050. Издание было богато украшено с помощью орнаментов, взятых из рукописных и старопечатных книг, книг елизаветинского и екатерининского времени, альманахов XIX столетия.

На последней странице книги согласно традиции автор-составитель и издатели поместили выходные данные: «Докончена быть сия книга в столичном великом граде в Петрограде всея Руси в годину войны с нечестивым германским и швабским родом трудом и тщанием доктора слова Российского Ильи Шляпкина книгокупца Федора Шилова Богу по чести, а книголюбцам русским и доброму услаждению...».

«Похвала книге» стала последней работой русского ученого, своеобразным завещанием потомкам любить книгу. Он умер в 1918 г.



[1] Подробнее см.: Шляпкин И.А. Для немногих. СПб., 1907; Громов А.А. Очерк научной деятельности профессора И.А. Шляпкина. СПб., 1907; Буш В.В. Илья Александрович Шляпкин. Пг., 1920; Сперанский М.Н. Профессор Илья Александрович Шляпкин // Научные известия. М., 1922. Сб. 2; Перетц В.Н. Описание собрания рукописей профессора И.А. Шляпкина // Археографический ежегодник за 1959 год. М., 1960. С. 361-461; Славяноведение в дореволюционной России: Биобиблиографический словарь. М., 1979. С. 374.

[2] Буш В.В. Указ. соч. С. 4.

[3] Буш В.В. Указ. соч. С. 7.

[4] Там же.

[5] Егоров Н.В. От монархии к Октябрю.

[6] Шляпкин И.А. Рукописи Сараевской старосербской Михаило-Архангельской церкви // Библиографическая летопись, 1915., № 2; Он же. Рукописи Черногорской митрополии в Цетинье // Библиографическая летопись, 1915., № 2; Он же. Рукописи Вологодской семинарии // Библиографическая летопись, 1917., № 3

[7] Шляпкин И.А. Русская палеография. По лекциям, читанным в Императорском С.-Петербургском археологическом институте. Перепечатано с изданий слушателей 1905-1907 гг. с разрешения, но без просмотра автора. СПб., 1913.

[8] Жуковская Л.П. Развитие славяно-русской палеографии: (В дореволюционной России и в СССР). М., 1963. С.78.

[9] Шляпкин И.А. Образцы вязи. СПб., 1916. Вып. 1.

[10] Шляпкин И.А. Ермолай Прегрешный. Новый писатель эпохи Ивана Грозного и его сочинения. СПб., 1911. С. 3.

[11] Козлов В.П. Тайны фальсификации: Анализ подделок исторических источников XVIII - XIX веков. М., 1996. С. 155-158.

[12] Буш В.В. Указ. соч. С. 14.

[13] Шляпкин И.А. Для немногих. СПб., 1907.

[14] Перетц В.Н. Описание собрания рукописей профессора И.А. Шляпкина // Археографический ежегодник за 1959 год. М., 1960. С. 364.

[15] Там же.

[16] В настоящее время находится в Саратовском университете.

[17] См.: Бурьян Л.К. Илья Александрович Шляпкин и научная библиотека // Труды научной библиотеки СГУ. – Саратов, 1959. – Вып 2. – C.128-133; Попкова Н.А. Илья Александрович Шляпкин // Библиотека вуза: вчера, сегодня, завтра: Сб. науч. тр., посвященный памяти В.А. Артисевич. – Саратов, 2002. – Вып 2. – С.6-17.

[18] См.: Перетц В.Н. Описание собрания рукописей профессора И.А. Шляпкина // Археографический ежегодник за 1959 год. М., 1960. С. 365; Археографический ежегодник за 1960 год. М., 1962. С. 395-491.

[19] См.: Чалкова Т.Ф. О структуре и жанровой специфике Повести о царице и львице // Памятники литературы и общественной мысли эпохи феодализма. Новосибирск, 1985. С. 98-113.

[20] Похвала книге / Сост. и предисл. И.А. Шляпкина. Пг., 1917.

Галина Аксенова


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"