На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Родная школа  
Версия для печати

Даль как этнограф

К юбилею русского лексикографа

Владимир Иванович ДальВладимир Иванович Даль, имя которого получило всемирную известность благодаря «Толковому словарю живого великорусского языка», никогда бы не создал столь совершенный и полный словарь, если бы действовал только как филолог-собиратель русских литературных и диалектных слов. Но В.И. Даль в своей многолетней словарной работе исходил из того, что «словесная речь человека — это видимая осязаемая связь, союзное звено между телом и духом» (Напутное слово, с. 15). Слово для него было носителем и выразителем самой жизни русского человека во всех ее разносторонних проявлениях — в семейном и общественном быту, в духовной культуре, в области народных знаний и народного искусства. Так что русское слово в Толковом словаре Даля, сохраняя для будущих поколений национальное сознание и национальную память, выражает традиционный нравственный и общественный идеал и православную веру. Все это свидетельствует о том, что Владимир Иванович Даль как составитель русского Толкового словаря был одновременно этнографом, собиравшим самые разнообразные данные о жизни русского народа, все то, что отражает его материальную и духовную повседневность.

Этнография русских до сих пор изобилует белыми пятнами. Интерес к жизненному укладу народа в России пробудился лишь в середине прошлого века и дал ряд интересных работ Сахарова, Коринфского, Снегирева, Афанасьева и др. Но и на этом блестящем фоне этнографические изыскания В.И. Даля выделялись полнотой охвата материала, что было обусловлено впервые применяемым им в собирательской практике этноязыковым подходом к составлению словаря. Это означало, что каждое записанное В.И. Далем слово из сферы материальной и духовной культуры русского народа было снабжено этнографическим его толкованием, описанием языковых реалий и часто географической пометой, локализующей слово на обширных пространствах русской земли. К примеру, слово борьба имеет следующее толкование, включающее важные областное наречие или говор не могут быть оставлены без внимания этнографом. Кто не узнает, при первой речи, уральского казака по резкой скороговорке его; донца — по особенной примеси южнорусского говора; курянина — по мягкому окончанию третьего лица... Кто не узнает олончанку по певучей дроби речи ее, которую, без всякого преувеличения, можно положить на ноты?.. Коломенец говорит: папенькя, маменькя, кваскю, табачкю; зубчанин, напротив того: пустомела, черва. Кто не узнает сибиряка, между прочим, по одному вопросу: чьих вы, вместо: как вы прозываетесь; ярослав-ца, особенно ростовца, по приставке де, ди и по словцу: родимый; новгородца, который говорит: хлиба ниту, сина ниту, совсим бида... Все это одни отрывочные примеры, взятые на память... В этом деле найдем мы необходимое подспорье для географии, этнографии и истории, а еще более для изучения родного языка».

О той роли, которую «Толковый словарь живого великорусского языка» сыграл в развитии этнографии говорит факт присуждения этому труду Этнографическим Отделением Русского географического общества Константиновской золотой медали за 1862 год.

Из Словаря родился еще один замечательный этнографический труд Владимира Ивановича Даля — его двухтомное собрание «Пословиц и поговорок русского народа», которое, в первую очередь, должно быть названо этнографической энциклопедией русской народной мудрости, а уже затем описанием частного раздела национального фольклора. На самом деле, пословицы и поговорки, присущие каждому народу, есть самое полное выражение национального образа жизни, кристаллизация национальной мысли. Причем эти крылатые народные афоризмы возникают не праздно, ради балагурства благодушного русского человека, напротив, в них — в емкой, часто рифмованной форме — заложены идеалы человеческой жизни, правильные с народной точки зрения модели поведения, необходимые для человеческого житейского благополучия образцы общежития и общения. Таким образом, пословицы и поговорки — это школа национальных идеалов для подрастающих поколений русских, и не скучным назиданием, не менторской долбежкой, а невзначай, за игрой, за трапезой, за работой рождается присловье, нестираемой матрицей входит в ум ребенка, и затем во всяких жизненных обстоятельствах ограждает его, уже взрослого, предостережением от неправильных действий. Сколько таких пословичных «правил национального поведения», по которым многие из нас живут до сих пор, собрано в книге «Пословицы и поговорки русского народа» В. И. Далем, собрано для того, чтобы раскрыть психологические основы русской жизни, понять душу русского человека. Вот, к примеру, русские пословицы и поговорки, приучающие человека постоянно помнить о Боге, воспитывающие его в Вере и в уповании на божественный промысел: Бог милостив — утешение; помогай Бог, Бог помочь — приветствие труждающемуся; дай Боже — пожелание; ради Бога — просьба, моление; Бог тебя суди — жалоба обиженного; чем Бог послал — говорит хозяин угощая; помилуй Бог, избави Бог — желание устранения чего-либо неприятного; ...за правду Бог и добрые люди; доброму Бог помогает; Бог терпел да и нам велел; обидчика Бог судит; дай Бог — хорошо, а слава Богу —лучше; как ни живи, а только Бога не гневи; русский Бог велик; у Бога милости много...».

Не менее поучительны пословицы об отношении к богатству, делающие понятным обыкновенное в русском народе нестяжательство: «Богатым быть трудно, а сытым немудрено», «Будет с нас, не дети у нас, а дети будут — сами добудут», «Деньги смогут много, а правда все», «С голоду не мрут, только пухнут, а от обжорства лопаются».

Пословицы открывают незлобивость русского характера, склонного к самоиронии: «Иванов как грибов поганых», «Наши миряне родом дворяне, работы не любят, а погулять не прочь», «Для щей люди женятся, а от добрых жен постригаются», «Слава Богу, не без доли:

хлеба нету, так дети есть». Однако при этом в пословичном собрании немало и таких афоризмов, которые говорят о русской самоотверженности, о готовности отразить любого врага: « Страхи не ляхи, а русский не боится», «Русский молодец — сте басурманам конец», «Сам голову положу, да твою-то с плеч снесу».

Интереснейший этнографический материал собран В. И. Далем и в книге «О суевериях и предрассудках русского народа», делающей предметом изучения целый комплекс русских домашних верований, зачастую имеющих языческие корни и этнографические сведения, сегодня приобретшие уже историческое значение:

«борьба, как ристанище, единоборство, различна, по обычаям и условиям: русские борются либо с носка — одной рукой друг друга за ворот, а другою не хватать, либо накрест руками, через плечо и под силки, и валяют через ногу, подламывают под себя и, припадая на колено, перекидывают через себя. Татары и башкиры закидывают друг другу пояс на поясницу, не хватаясь за одежу, и упершись левым плечом в друг друга, а перехватывать руками и подставлять носков не дозволяется. Калмыки, полунагие, в одних портках, сходятся, кружа друг около друга, и вцепляются как ни попало, ломая друг друга по произволу».

Не менее ценно и интересно толкование слова Богоявление (Крещение) — название праздника, содержание которого В. И. Даль раскрывает через ряд народных примет и обычаев: «Яркие звезды породят белых ярок. Крещение под полный месяц — к большой воде. Крещенский снег собирают от недугов и для беления холстов... В Богоявленскую ночь, перед утренней, небо открывается; а о чем открытому небу помолишься, то сбудется... На Крещенье день теплый — хлеб будет темный, густой. На Крщ. снег хлопьями, курожаю; ясный день, к недороду...».

Сам создатель Словаря хорошо осознавал специфику этноязыкового подхода к собиранию слов и даже узаконил его в теоретической формулировке: «Землеведение и языкознание, по-видимому, две науки почти несродственные; но если изучать землю вместе с обитателями ее, то вопрос этот принимает иной вид, и Русское Географическое Общество по Этнографическому Отделению своему придется сродни или в свойстве со Вторым Отделением Академии Наук (словесности — Т.М.). На этом поприще оба ученые общества подают друг другу братскую руку соревнования и помощи».

Как это осуществить на деле, великий собиратель живого великорусского языка изложил в статье «О наречиях русского языка», написанной специально для «Вестника Императорского Русского Географического Общества», где, в частности, подчеркнул этнографическое значение своего словаря: «...в бытовом (этнографическом) отношении местный словарь... указывает на происхождение и сродство поколений, и потому прежде известных только по местам, в глуши, передаваемых из поколения в поколение в семьях. Эти стремительно уходившие в небытие уже в XIX веке народные бытовые представления сохранены для нас собирателем и сегодня являются основой изучения русского язычества историками и этнографами.

Вообще и первые подробные этнографические описания предметов старинного народного быта даны именно В.И. Далем в его Толковом словаре; например: жбан — обручная посудина кувшином, высокая, кверху поуже, с навешанной крышкой, резною ручкою и таким же рожком, рыльцем или носком, для кваса и браги; братина, братыня — сосуд, в котором разносят пития, пиво на всю братию и разливают по деревянным чашкам и стаканам, медная полуведерная ендова или деревянная, с развалом и с носком; арх. большая деревянная чашка. // Стопа, коноб, кружка, большой бокал, который обходит в круговую. Определения Даля очень точны, они подробно описывают каждую деталь предмета, приводят ему много синонимичных именований, известных по другим местам, то есть далевский словарь и подготовительные материалы к нему являются на сегодняшний день самоценным источником этнографических сведений. Пожалуй, и сам Владимир Иванович Даль никогда не чувствовал себя узким филологом, собирателем слов. Поскитавшись по Руси, напитавшись живой народной жизнью, он выразил жизнь русского народа в своем великом Словаре, запечатлел ее текучесть, многообразие и неистощимое богатство, видя в народном слове «свод народной опытной премудрости и суемудрия, ...стоны и вздохи, плач и рыдание, ...цвет народного ума, самобытной стати».

Татьяна Миронова


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"