На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Родная школа  
Версия для печати

Как Витя учительницу «срезал»

Новые рассказы

Есть в нашем классе ученик – Витя Баранов. С виду мальчик как мальчик, ничего примечательного: белобрысый, маленького роста. И форма его, и рюкзак, и опоздания на первый урок, когда спать особенно хочется – как у всех. Но любит он поперек других идти, и такая его вредность никому в нашем классе не нравится.Даже учителя его побаиваются и называют ласково Витюша, как будто задабривают, чтобы он не мешал им уроки вести.

В пятом классе к нам пришла новая учительница истории. Рассказывала Ольга Юрьевна интересно, кино на уроках показывала. Всем она понравилась. Но Витя и здесь отличился. А дело было так.

 Сначала на том уроке всё шло как обычно. Учительница на доске написала: «Природа и занятия жителей Древнего Египта» и начала рассказывать. О жарком климате Египта, знойной пустыне, разливах Нила, заболоченной низине реки, где живут крокодилы и бегемоты. Кто-то уже отдыхал в Египте с родителями, но таких в классе было мало, и мы все внимательно слушали и смотрели, как учительница рисует на доске мелом карту.

– Нил, ребята, берет свое начало высоко в горах Центральной Африки. Он проходит через множество порогов и впадает в Средиземное море. Это место называется дельта. – Жёлтым мелом Ольга Юрьевна потыкала по доске, изображая песок пустыни, голубым очертила извивающийся, подобно змее, Нил и зеленым нарисовала кустики в дельте реки. Потом стрелкой обозначила течение реки и приготовилась рассказывать дальше.

И тут Витя поднял руку.

– Тебе что-то непонятно? – спросила его учительница.

– Не-е, мне все понятно, – ответил Витя и хитро сощурился. – Только Нил текёт не из Центральной Африки, а из моря, как его, – он запнулся.

– Средиземного, – подсказала учительница. – Нет, Витя, это не так, садись.

Ольга Юрьевна ещё не знала про вредный Витькин характер и решила, что не он один, а мы все не поняли, откуда течёт Нил. Тогда она повторила свой рассказ, и добавила о боге Хапи, который, как думали египтяне, руководил разливами Нила. И ещё мы услышали о снаряжённых в XIX веке экспедициях на поиски истоков реки.

Тут Ольга Юрьевна взглянула на часы и нахмурилась – время урока утекало стремительно, как воды Нила. И только она собралась объяснять дальше, как вдруг, словно перископ вражеской подлодки, снова поднялась Витькина рука.

– Ты что-то хочешь спросить? – обратилась она к нему.

– Не-е, – он вытер рукавом под носом и поглядел на неё ясными, как небо Египта, и нахальными глазами, – я сказать хочу. Нил, он текёт из моря, а не наоборот.

Учительница растерянно посмотрела на него.

– Почему же ты так думаешь?

– Вода ведь не текёт вверх, вон, из крана же вниз льется. Значит и река текёт вниз, а не вверх! – довольный Витя сел на место.

Мы посмотрели на капающий кран и задумались. Получалось, что перевес на Витькиной стороне, а учительница ошиблась. Витька стал победно оглядываться. Некоторые даже захихикали, посматривая на Ольгу Юрьевну, другие их одёргивали, и вскоре шумел весь класс. Учительницу никто не слушал, зато Витька чувствовал себя героем: как же, «срезал» учительницу.

Ребята, тише!– Ольга Юрьевна пыталась говорить сквозь смех и шум. – Есть реки, которые вытекают из озёр и морей! Но Нил несет свои воды в море! А вы знаете, ребята, что такое папирус? Что из него делают? – вдруг спросила учительница.

Кто-то вспомнил про путешествие на лодке из тростника по океану, кто-то про книги на папирусе. Шум начал стихать. Ольга Юрьевна рассказала о занятиях жителей Древнего Египта, о том, как они осушали болота и рыли каналы. В конце урока она решила узнать, как мы поняли и запомнили её рассказ.

– Кто хочет выйти к доске и показать на карте, где находятся Египет, Нил и Средиземное море? – спросила учительница.

– Я хочу! – Витька вскинул руку и подмигнул нам.

 – Сейчас опять про то, как «текёт» Нил будем слушать, – шепнула Галя соседке.

Но по лицу учительницы было видно, что она Витькину хитрость разгадала.

– Нет, Витюша, – вот и Ольга Юрьевна стала Витьку ласково называть. – Ты сегодня уже достаточно говорил. Давайте кого-нибудь другого послушаем. Галя пусть идет к доске.

Галя уверенно подошла к карте, взяла указку. Еще бы, Галя всегда готова отвечать, она отличница.

– Египет находится на северо-востоке Африки, – отрапортовала она бойко и обвела кусочек пустыни. – А это Средиземное море, – указка округлила лазурную синь моря. – Вот Нил. Он течёт… – она запнулась, почему-то поглядела на капающий кран, и указка вдруг поползла вниз:

– Из Средиземного моря . – Галя удивленно смотрела на Ольгу Юрьевну, как будто искала ее поддержки. Но Ольга Юрьевна сама раскрыла рот от удивления. И в этот момент прозвенел звонок.

 

Куда знал дорогу Перикл

 

Ольга Юрьевна был начинающим педагогом. А директор школы, где она работала, любил подшутить над молоденькими учительницами. Как-то раз он пришёл на перемене в кабинет истории, оглядел его, поправил шторы, пощёлкал выключателями и сообщил:

– Я посижу у вас на уроке. Какая сегодня тема?

– «Афинская рабовладельческая демократия», – слегка волнуясь, ответила Ольга Юрьевна. Заволнуешься тут, если к тебе ни с того ни с сего нагрянет директор. Но Ольгу Юрьевну застать врасплох было нелегко, она к урокам готовилась.

– На прошлом уроке мы разбирали, где находится афинский порт Пирей и как он выглядит. А сегодня будем выяснять, кто управлял Афинами, и поговорим о первом стратеге Перикле. Он так много времени уделял общественным делам, что про него говорили: «Перикл знал только одну дорогу – из дома в народное собрание».

– А вопросы вы ребятам будете задавать? – спросил директор, располагаясь в конце класса.

– Конечно, – учительница раскрыла свою тетрадь с записями.

– Тогда не говорите, что Перикл знал дорогу в собрание, а спросите ребят: «Куда знал дорогу Перикл?» – посоветовал директор, прищурившись.

Не подозревая подвоха, Ольга Юрьевна согласилась задать вопрос и начала урок. На доску она повесила учебную картину «Афинская гавань Пирей». Ученики по очереди выходили к картине, рассказывали о греческих торговых и военных кораблях, описывали порт. Отвечали ребята хорошо, учительница хвалила, улыбалась и с довольным видом ставила «пятерки». Казалось, никаких неожиданностей не предвидится. Она написала на доске название новой темы и начала свой рассказ:

– В то время, когда ассирийские войска захватывали Вавилон и Египет, а в Китае жил мудрец Конфуций, жители маленьких греческих государств плыли по морям на своих лёгких кораблях в поисках новых земель. Как давно это было, прошло более двух с половиной тысяч лет! Но иногда кажется – чуть прищурь глаза, и разглядишь в яркой синеве Эгейского моря «глазастые» греческие корабли. Протяни руку – и почувствуешь тепло нагретых солнцем камней Афинского акрополя.

Ольга Юрьевна никогда не была в Греции. Но рассказывала о ней так вдохновенно, как будто ездила туда каждый год. Ребята слушали, затаив дыхание. А Галя даже закрывала глаза, силясь представить глазастые греческие корабли.

– Посмотрите, как просты и прекрасны греческие храмы, как изящны и стройны статуи, – Ольга Юрьевна показала на фотографии. Ребята как по команде повернули головы в ту сторону. И даже солнечный луч из любопытства пробился сквозь тучи и проложил к ним дорожку. Данила, который сидел ближе всех к доске с фотографиями, протянул руку и украдкой потрогал: а вдруг и правда, камни тёплые?

 Ольга Юрьевна продолжала:

– Греки придумали театр и Олимпийские игры, из Греции пришли к нам наши имена. Греческого происхождения и слово «демократия», которое я написала на доске – оно переводится, как «власть демоса».

Ольга Юрьевна рассказала о народном собрании в Афинах и плавно перешла к Периклу.

– Про Перикла в Афинах говорили, что он знал только одну дорогу. Как вы думаете, ребята, куда вела эта дорога? – В классе вырос, как говорят учителя, лес рук. Не дожидаясь команды, ребята дружно грянули:

– В порт Пирей!

Учительница растерянно поcмотрела на директора.

А тот улыбался своей удавшейся шутке. В отличие от начинающей учительницы он хорошо знал, в ученических головах крепко сидит правило: после того – значит вследствие того. И потому предвидел, что после обстоятельного разговора про порт Пирей и вдохновенного рассказа о греческих кораблях дорога Периклу будет только одна – в афинскую гавань.

 

Лопай, что дают

 

Галя не любила кашу. Ещё она не любила творог, молоко, простоквашу, рыбу, варёный лук в супе, сам суп и много чего другого. Бабушка с ног сбивалась, стараясь накормить Галю.

Стряпать бабушка умела и любила. Пироги с визигой, капустой и рисом, пельмени с рыбой и вареники с творогом, кулебяки и беляши, тоненько нашинкованная квашеная капуста и хрустящие огурцы собственного посола, маринованные грибы и компоты в банках не переводились в их доме и радовали семью и гостей. Но только не Галю.

– Что бы такого съесть? – вопрошала она, вернувшись из школы и в задумчивости оглядывая буфет.

– Да вот разве лапши куриной тарелочку? – предлагала ей бабушка, уже накрывая на стол.

Магазинную лапшу она не признавала и тесто для неё всегда замешивала сама. Нарезанная длинными полосками, лапша сушилась на пергаментной бумаге наверху буфета, а затем ссыпалась в коробку и ожидала своего часа. Никакой другой лапши Галя не пробовала, искренне полагая, что другой и не существует.

– Что-то не хочется, – заводила она свою любимую песню.

– Может быть, блинчиков с мясом? И со сметанкой? – бабушка приоткрывала крышку кастрюльки, где на боку лежали рядком пухлые, в меру поджаренные блинчики и струили такой нежный аромат, которым никогда не могли похвастаться их магазинные собратья. – Только испекла, попробуй.

Всё ею приготовленное было не только вкусно, но и восхитительно красиво. Вылепленные пельмени имели на боку аккуратный шов «веревочкой», котлеты возвышались ровной, чуть рыхлой горкой, оладьи были пышными, ноздреватые блины – с ровными краями, а прямые столбики куличей сияли сахарной белизной глазури.

Галя принюхивалась к блинчикам и капризно вытягивала губки:

– С мясом не хочу. Хочу с творогом, но чтобы творог в них не чувствовался.

-Ну, погоди, – ворчала бабушка, затевая новую стряпню по Галиному хотению. – Вот клюнет тебя жареный петух, узнаешь.

И петух не замедлил клюнуть.

Осенью весь шестой класс отправился в поход. И Галя вместе с классом. Вечером, после первого дневного перехода ребята набрали хворосту для костра, поставили палатки и, умывшись на речке, в радостном ожидании выстроились с мисками к двум большим котлам, в которых дымились каша и чай. Весь день Галя походной еды не ела – обходилась конфетами и печеньем из своего рюкзака. Но к вечеру припасы закончились, и Галя пришла к костру.

 Когда подошла Галина очередь, дежурные плюхнули в миску два половника разваренной гречневой каши.

– А молоко где? – поинтересовалась она.

– Дома, – последовал неожиданный ответ. – У нас корова не подоилась.

Есть гречку, да ещё без масла и молока? – ну нет!

– Людмила Георгиевна,– Галя подошла к классной, которая уже постукивала своей ложкой по дну миски. – А другую еду можно сварить?

– Другая будет завтра утром. – Она посмотрела на Галину непочатую порцию. – А почему ты кашу не ешь?

– Я кашу не люблю, – ответила Галя и поставила миску на траву.

– Ты «Жалобную книгу» Чехова помнишь? – учительница весело подмигнула: «Лопай, что дают».

Пока Галя раздумывала, чем бы заменить ненавистную гречку, подул легкий ветерок, и засохшие хвоинки с сосны обильно украсили миску, опрометчиво оставленную под деревом. Между тем другой еды ей никто не предлагал. Никто не уговаривал и не обращал на неё внимания. Кто-то из ребят уже доедал кашу, другие потянулись к котлу за добавкой, третьи, погромыхивая кружками, наливали себе сладкий чай.

«Так всё и съедят, про меня никто не вспомнит». Она представила свою смерть от истощения, всхлипнула и опустила ложку в кашу. Почему-то вспомнились ей сейчас не бабушкины разносолы, а тот самый жареный петух. На удивление, каша оказалась вкусной, и, не обращая внимания на густо сдобрившие её хвоинки, Галя незаметно, ложка за ложкой, быстро уплела свою порцию.

С тех пор гречка стала её любимой кашей. А бабушка не могла нарадоваться на аппетит своей внучки.

Когда же в походе или в школьной столовой, раздавая тарелки, Галя слышала, что кто-то не любит кашу или суп, она голосом классной спрашивала:

– Ты «Жалобную книгу» Чехова читал? – Лопай, что дают.

Наталья Петрова


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"