На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Родная школа  
Версия для печати

Письма на фронт

Документальное эссе участницы ХV Международного литературно-художественного конкурса для детей и юношества «Гренадеры, вперед!»

Эти письма поныне

Не теряют, не жгут

Как большую святыню

Сыновьям берегут.

Г. Фатеев

Простая эта история не может, не должна быть забыта нами никогда. Мы расскажем её своим детям и внукам, а они сохранят факты далекой родной жизни для своих потомков. Пусть одна из многих миллионов судеб военного лихолетья будет для них частью их судьбы.

Евдокии было двенадцать, когда началась война. Страшные известия приходили с фронтов, взрослые плакали на улице, замирая под черными рупорами радио, когда оттуда звучал голос Левитана. Однажды утром отец, Дорофей Семенович, ушёл в военкомат, и детство кончилось.

«Мамин завод эвакуировали в Новосибирск. Тятя, это очень далеко от Рязани, в Сибири. Наш поезд бомбили, и мы с Ваней потеряли маму. Нас взяла к себе чужая женщина, тетя Люда, она тоже ехала в нашем поезде».

«Мы живём в бараке патронного завода, почти в центре города. Здесь все эвакуированные. Люда получает рабочий паек, а мы с Ваней называемся иждивенцами. Я не знаю, тятя, что это значит, но хлеба дают мало, 300 граммов. Люда получает 800, масло, сахар, крупу, а картоху мы выменяли на Людины платья и жакет. Так что жить можно. Люда редко приходит домой, работает по 12 часов, иногда в две смены, и я смотрю за Ванечкой».

«Здесь много ребятишек, живём дружно. Осенью я пойду в 42 школу, а когда мне будет четырнадцать, устроюсь на почту, стану разносить письма. Раньше не берут. Хочется помочь Люде и тебе, тятя. Писем твоих ждём всегда. Люда говорит, что почта ходит медленно – далеко. Ты за нас, тятя, не беспокойся, мы не пропадем. Ждем тебя домой живым и здоровым. Соседка вчера получила похоронку и страшно кричала в коридоре. Мы с Ваней плакали».

«Я сильная, тятя, потому что уже большая. Мы с Ваняткой вчера ходили на патронный. Люда велела забрать карточки. У неё какая – то особая норма, она «двухтысячница», и поэтому ей положен еще джем. Я сама отовариваю карточки, хотя стоять в очереди приходится иногда по три часа, и научилась варить суп из ревеня. Похоже на борщ. Мы с ребятами берем его на пустырях. На окраинах много эвакуированных заводов, туда ходит трамвай, но можно ездить только днём, а утром, потемну, ездят рабочие, в вагон не протиснуться».

«Учительница велела собраться у школы в выходной, чтобы идти в госпиталь. Он находится недалеко, на Лермонтова, в бывшей 10 школе. Мы читали в палате стихи. Я выучила стих Суркова. Мне хлопали сильно. Сколько там в палатах раненых летчиков! Немножечко страшно глядеть. Чудно, что во дворе на веревках развешаны стираные бинты, как гирлянды на праздник. После нас поили чаем с настоящими подушечками, как до войны. Мы теперь часто будем ходить сюда. Надо помогать санитарам.

Тятя, сильнее бей проклятых фашистов за нашу маму!».

«Ух и большой же патронный! Это завод Коминтерна из Ленинграда. Он находится в бывшем здании кинотеатра «Октябрь». Только цеха пока без крыш. Некоторые станки стоят прямо на улице, под брезентом. Видела за станком, тятя, мальчишку. Вот бы мне так! Но я еще не подхожу, говорит Люда. Ничего, тятенька, я вырасту и помогу тебе бить фашистов.

Люда работает на 179 заводе. В их цехе всего 15 человек, вместо 265ушедших на фронт. Но нормы станочницы перевыполняют в десятки раз, так что воюй, тятя, не жалей патронов и гранат. Новосибирск поможет, я знаю точно.

Я уже ходила на почту и разбирала письма. На них синие печати, называются штемпель. И наверху всегда написано Д.К.А. и номер ППС. Значит, в действующую армию, на фронт. Почтальонша сказала, что меня возьмут разносчицей, значит, тятя, разносить письма по адресам. Только мне придется возить на тележке или санках: сумки тяжелые.

Остаюсь твоя дочь Евдокия. С поклоном от Ванечки».

«Потому и Сибирь, тятя, что морозы здесь не как в Рязани. Холодища! Но город живёт, трудится. Ребята в нашем бараке отовсюду: кто из Москвы, кто из Киева, кто из Сталинграда. Матвей Кузнецов из моего класса пошёл на авиационный, Чкаловский. Собирает какие – то оптические приборы.

 Уроки в школе идут, учусь, тятя, хорошо. Только устаю, потому что развожу после уроков письма. У меня 3 дома на Свердлова. Перед уроками каждый из нас должен принести по одному полену. Чтобы натопить класс. Сторож перегородил класс, он стал маленький, мы сидим за партами по трое, зато теплее.

Днем на улицах мало народу, но всё равно иной раз кто поможет с тяжелой сумкой. Похоронок мне не дают, их носит тетя Клава.

Тятечка, родненький, берегись, как можешь, мы с Ваней ждем тебя. Желаем тебе здравствовать и бить врага. Как написано на плакате на нашей почте».

«Новосибирск – тыловая кузнеца победы. Так говорит учительница. Кузница – значит все, кто здесь трудится, куют победу над фашистами, как солдаты на фронте. Мы говорили в школе, фрезеровщик Монаков придумал какое – то приспособление и выполнил задание на 20 000 процентов, заменив 200 фрезеровщиков. А слесарь Санин, встав на вахту в честь защитников Сталинграда, выполнил задание на 51 000 процентов, заменив труд 241 разметчика и 250 слесарей. Всё для победы, тятя.

Я получила рабочую карточку. Теперь перезимуем хорошо. На спектакле в школе мне дали конфету, Ваня развернул бумажку и заплакал: конфета была ненастоящая, просто деревяшка. По пьесе так нужно. А однажды Люда испекла плюшку, и Ваня боялся взять её: кричал, что похожа на змею.

О нас не думай, тятя. Я уже взрослая. Ваня тоже подрос. Скоро в школу пойдёт. Люда выменяла ему ботинки, а соседка Дарья Ивановна сшила из старого Людина пальто куртку. Я берегу ему чистую тетрадь.

Осенью мы с классом три дня собирали картошку на поле для 34 госпиталя. Заготовили раненым на зиму. За работу получили по 2 ведра картошки. Люда пекла лепешки. Вкуснотища! А то всё больше из толченой кожуры стряпаем драники.  А вообще не пропадем. Только бы дождаться тебя и победы.

Два письма получили и теперь знаем, что живой ты, родненький наш тятечка. Письма твои пришли распечатанными. Люда сказала, так надо, враг не дремлет».

«В газете писали, что здесь построили бронепоезд «Советская Сибирь». Видишь, тятя, как люди стараются помочь вам победить».

«В школе говорили про Сталинград. Геройский город. Так и не взяли его фашисты. Как Ленинград. На Людином заводе сверх нормы для ленинградцев отработали две смены. Чтобы не голодали дети. Мы классом собрали посылку с вещами. А на авиационном, тятя, построили самолет, говорила тетя Люда, и назвали его «Ленинград». Авиационный называется чкаловский. Мы в школе говорили о подвиге Валерия Чкалова. Он герой. И ты, тятечка, тоже герой. Отправили тебе на фронт теплые перчатки, Люда связала еще до войны».

«В газете писали еще о летчике Гастелло. Мальчишки за бараками играют «в гастелло». Делают из пробитых монет медали, а из чурбаков строят самолёты. А Валю Семенова из соседнего барака взяли на фронт. Ему 18.

В Новосибирск приезжал знаменитый Покрышкин. Я видела его на фотографии».

Связку писем Евдокии передали в сорок четвертом году в одном из госпиталей Новосибирска, когда она стала разыскивать отца, получившего ранение в боях под Ровно. Однополчанин передал ей последний привет от солдата Бутакова.

Истлевшие от времени конверты хранятся в моей семье с особой бережностью.  Евдокия Дорофеевна – моя дальняя родственница. Ближе которой нет для меня и, я думаю, всех живущих сегодня.

Поисковый отряд нашел в старой землянке под Ленинградом ящик из – под патронов, полный писем на фронт. Они не дошли до адресатов. Солдаты не получили весточки от родных. Поэтому я в память о всех погибших воинах и фронтовых почтальонах, о всех, кто в глубоком тылу помогал Победе, верил и ждал, рассказала эту простую историю.

Когда придёт время, я покажу старые письма своему сыну, и он будет знать, что такое Победа. Он будет её наследником.

Варвара Русина, уч.8 кл., МБОУ «Лицей № 22 «Надежда Сибири»


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"