На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Родная школа  
Версия для печати

К Ландшафту отечественной словесности

На начало учебного года

Если представить нашу литературу в виде ландшафта словесности, то он предстанет обширным и разнообразным в исторических реальностях своего века. Заметны и впечатляющи в нём выси, достигшие пиковых вершин мирового уровня. При этом повсеместно заметны подъёмы словесности, видные отовсюду, они тоже причислены временем к необычным возвышениям, - то наша отечественная классика, служащая к познанию жизни своих людей. Ландшафт отечественной словесности насыщен живыми образами на фоне натуральных картин из жизни родного края, воспевая его даровитым словом и облагораживая средствами искусства. Впрочем, слой культурного ландшафта не всегда был открыт и осваивался десятилетиями, оставаясь непроработанным.

Но в последние годы ситуация коренным образом поменялась. Появилась надежда, что начатое движение возвращать в литературный обиход забытые и отторгнутые имена, продолжится. В 2019 году, после длительного перерыва, наконец вышел шестой том биографического словаря «Русские писатели. 1800 - 1917» с ценнейшими сведениями о вновь открытых писателях, снабженными разысканиями библиографического характера. Пока десятилетиями задерживался выпуск очередных томов, прежний энциклопедический подход к освоению источников, конечно, в силу внешних обстоятельств, устаревал и менялся, но всё непреходящее в программе оставалось в силе. Потому-то филологи, историки литературы и надеялись, что этот биографический словарь будет достойно завершён, и проект издания не закроют. Выход в свет шестого тома обрадовал литературную общественность. Теперь есть уверенность, что этот многотомник завершится, как сумели довести до конца энциклопедический словарь русских писателей Двадцатого века, живших после катастрофы в странах рассеяния. И даже возвращены отечественным читателям их основные произведения и воспоминания друзей. А из трудов крупных двигателей отечественной мысли порадовало изданное обширное собрание публицистики Василия Васильевича Розанова - ответственный руководитель научного проекта доктор А.Н. Николюкин, бессменный подвижник отечественной словесности.

Свои скромные усилия библиографы А.Н. Стрижев и М.А. Бирюкова направили на разыскания источников к библиографии недооценённых русских прозаиков, внесших полезный вклад в сокровищницу русской литературы и не нашедших достойного признания в непростую эпоху искажённой революцией русской жизни. Каждый исследуемый источник надо было найти, увидеть «в глаза», и освоить, проследить его публикацию с оценкой критики; лишь после этого всего текст справки включался в персональную библиографию. В завершение составляли краткий очерк жизни и деятельности литератора. При этом, разумеется, бралось в расчёт и всё основное, опубликованное ранее по данной персоне. В каждом конкретном случае исследовались в крупнейших библиотеках страны сопутствующие материалы относительно биографических сведений и творческих замыслов при создании произведений. Работа кропотная, требующая «усидчивых способностей». Но ведь этим требованиям подчиняются все библиографы, их работа чрезвычайно увлекательная, связанная с обширным поиском. Награда за старания - благодарность читателей за прояснённую проблему.

Начали мы свои занятия с освоения перечня публикаций яркого литературного критика и учёного Николая Ивановича Надеждина (1804 - 1856). Его печатные работы раннего периода нам были известны - собраны и переизданы Юрием Владимировичем Манном однотомником: Н.И. Надеждин. Литературная критика. Эстетика (1972). Эта знаменательная книга положила начало освоению обширного творческого наследства недооценённого подвижника мысли, педагога и мыслителя. К сожалению, последний период жизни Н.И. Надеждина составителем представлен схематично, неубедительно. Утверждается, что сотрудничая в отделе Министерства Внутренних Дел, Николай Иванович «замарал себя». Что же там неблаговидного делал литератор, что потребовало от него поступаться совестью учёного? С 1842 года Николай Иванович и вправду руководил ведомственным журналом, в котором опубликовал крупные историко-географические и краеведческие исследования: «Новороссийские степи», «Город Зарайск в старину и ныне», «Исследование о городах Русских», «Гиржавский монастырь» и ряд других важных материалов. Наряду с огромной загруженностью по формированию объёмных номеров «Журнала Министерства внутренних дел», в котором, печатал труды сотрудников отдела П.И. Мельникова (Печерского), В.И. Даля, редактор ещё успевал вести аналитические обзоры, посвящённые церковному расколу, вмешательству агентов деструктивных сект, приверженных скопческой и другим ересям. Вместе с тем Надеждин близко к сердцу воспринял инициативу создания Русского Географического Общества, и в только что возникших «Записках РГО» (1847) он помещает свой труд «Об этнографическом изучении Русского народа». Была составлена им программа добровольного сбора и описания краеведческих сведений из русской жизни. В 1853 году вышел составленный и отредактированный им «Этнографический Сборник» - начало большого делу становления научной дисциплины народоведения.

Материалы к библиографии Н.И. Надеждина подбирались нами в расчёте на возможную полноту источников к персоне, при этом не забывалось и их дальнейшее уточнение и совершенствование.

Другим аспектом наших библиографических исследований было творческое наследство видной писательницы второй половины XIX века Елизаветы Васильевны урожд. Сухово-Кобылиной, выступавшей под псевдонимом Евгения Тур (1915 - 1892). Эта даровитая женщина с первой же крупной повести «Ошибка», напечатанной в «Современнике» (1849), вызвала острый интерес к её прозе, написанной профессионально, с большим вкусом и чувством стиля, повесть насыщена подробностями московской жизни. «Женская словесность» такого уровня тогда была вновинку, потому-то об этой литературной премьере было много отзывов крупных прозаиков той поры, в их числе И.С. Тургенев. Впоследствии год от года творческий размах оригинальной писательницы возрастал, её имя становилось известным и привлекательным. Евгению Тур постоянно печатают «Отечественные Записки», «Русский Вестник», «Санктпетербургские Ведомости». Этим именем дорожили издатели и многие читатели.

Проходили трудные десятилетия, на чужбине и в родном краю. Творческий потенциал писательницы Тур не иссякал, а всё больше упрочнялся. Появлялись новые темы в публицистике и новые жанры в прозе - биографические очерки, с опорой на собственные наблюдения и на житийные сказания, рассчитанные на юношество. Евгения Тур - неизменная рассказчица в журнале «Детский Отдых».

Когда плотно взялись за персональную библиографию этой выдающейся русской писательницы, то оказалось, что для охвата и перепроверки источников необходим фронтальный просмотр отечественной периодики тех лет и выявление архивных текстов, в основном тверского происхождения, ведь в Твери жили последние годы фельдмаршал И.В. Гурко и его жена Мария Андреевна, дочь писательницы Евгении Тур. Наработки местных краеведов и исследования литературоведов прошлых десятилетий позволили нам расширить и углубить библиографические статьи, полнее ощутить реалии эпохи. В «Материалах к библиографии» возможно шире представлена литература о жизни и творениях графини Елизаветы Васильевны Салиас де Турнемир - так полностью именовалась наша талантливая писательница после замужества, впрочем в литературе она больше известна под своим псевдонимом. Посвящённая Евгении Тур публикация представлена в «Литературоведческом журнале» ИНИОН РАН № 36, 2015 г., и в интернете.

Наиболее цельным и оригинальным было творчество писательницы Надежды Степановны Соханской, известной под псевдонимом Кохановская (1823 - 1884). Она создала ряд произведений углублённой проблематики, в поисках положительного героя в действительной русской жизни. Её главным идеалом в людях стал мотив сострадания и любви в человеческих отношениях. Она не выпячивала негативы в жизни, а принимала её такой, как есть, уповая на смирение, терпение и веру. Спасение ближних через покаяние и очищение греховной души от мрака падения и стремление возвыситься к спасительному свету и было то новое в прозе Кохановской, что сближало её с вождями славянофильства, с братьями Аксаковыми и Хомяковым. Но даже и в тесном общении с ними Соханская сохраняла независимость мышления - это проявлялось в отстаивании своих суждений относительно своеобразия национального народного характера, его идеалов и средств художественного выражения в искусстве и философии.

Повести этой замечательной писательницы «После обеда в гостях» и «Гайка» пользовались огромным успехом в среде просвещённой публики, выдвинув Н.С. Кохановскую на видное место в русской словесности. Дальнейшие её публикации только упрочняли это положение. Особенно ко времени пришёлся развёрнутый очерк Надежды Степановны «Степной цветок на могилу Пушкина», помещённый в журнале «Русская Беседа» (1859). Это был крупный вклад писательницы в только что разворачивающуюся Пушкиниану, и её «Степной цветок» явился подлинным украшением среди исследований о великом поэте. Так и оценили его современники Кохановской.

Большим событием в русской литературе явилось обнародование повести Надежды Степановны «Рой Феодосий Саввич на спокое» (1864), где талантливой писательницей благоговейно отмечен один из главных героев - святитель Белгородский Иоасаф. Поначалу это крупное её прозаическое сочинение печаталось в целом ряде номеров газеты И.С. Аксакова «День», так что духовную прозу литературной труженицы с хутора Макаровка прочла вся благочестивая Русь. Критика отмечала между тем необычный язык произведения, сближающий его с народным сказом и эпосом.

В самом конце жизни Кохановская горячо вступилась за попранную истину Писания. Её гневное письмо графу Л.Н. Толстому полемизирует с яснополянским критиком непреложных истин православного учения, против развращающих ересей. Публицистика Кохановской пока ещё ждёт анализа историков литературы и современных богословов. Биобиблиографические сведения о жизни и деятельности великой труженицы словесности и патриотки уже начинают вновь появляться после вынужденного перерыва. И надо надеяться, что даровитое слово искреннего сердца найдёт своих вдумчивых читателей в наше непростое время. Возможно, делу возвращения забытого имени послужит и эта библиографическая сводка, представленная нами в «Литературоведческом журнале» (№ 45, 2019 г.).

Ещё более «отодвинут» от нынешней читающей публики коренной русский беллетрист Евгений Львович Марков (1835 - 1903). Крохи из его огромного художественного наследия всё же начинают пробиваться к свету. Пристальное прочтение его краеведческих очерков уже уверенно заявлено в разных краях страны. Обострился интерес и к его исследовательским путешествиям в другие земли, начиная с Крыма, Кавказа, и завершая Святой Землёй, Египтом, Грецией, Средней Азией и Скандинавскими странами. Обо всём этом писатель оставил интересные, полные подробностей дневники. Впрочем, никогда и нигде Евгений Львович не забывал свою родную страну. К тому же он создал цикл краеведческих очерков, посвящённых Воронежской и соседним с нею губерниям. Его художественные описания волжских городов так живо представлены, что, кажется, не потускнели со временем. Вообще на письме и в созданных им графических зарисовках Евгений Марков проявил себя как этнограф и историк-исследователь необыкновенно ярко и полно.Библиографические разыскания напомнят читателям о жизненном пути и литературном облике этого публициста, весьма ценимого его современниками («Литературоведческий журнал» № 46, 2019 г.).

 

Окинуть взглядом ландшафт родной литературы непросто, так он обширен именами и явлениями. И лишь библиографам, изучающим источники текстов и собирающим биографические материалы, удаётся узнать факты о жизни и деятельности того или иного литератора. Такой критико-биографический подход достовернее представит творчество писателя в событиях его эпохи, выявит его стилистические особенности, пришедшие на смену стареющих вкусов.

Восхождение к источнику - это всегда поиск, преодоление и подъём. И не по одному направлению двигается исследователь, а во взаимодействии с рядом других, чтобы шире и полнее представить литературное явление. Персональная библиография представляет не только перечень публикаций автора целиком, но и, по возможности, также охватывает источники литературы о нём, включая критику и отзывы. Каждый источник рассматривается «в глаза», ничто с чужих слов на веру не воспринимается. Потому-то библиограф плотно занимается в крупнейших библиотеках, посещает архивы, и там знакомится с домашними бумагами писателя и сведениями близкого круга людей.

До начала творческого сотрудничества с М.А. Бирюковой А.Н. Стрижеву привелось одному по крупицам собирать био-библиографию запрещённого до 80-х годов прошлого столетия писателя-«еретика» Евгения Ивановича Замятина (1884 - 1937). Началось это с 1957 года, когда на лекциях филолога Института мировой литературы Галины Андреевны Белой, - вела курс новейшей словесности для редакционно-издательских работников, где учился, - она перед слушателями поставила вопрос: будем ли мы раскрывать для людей упрятанное наследие гонимых и отверженных до времени литераторов, займёмся изучением их творчества или, уповая на запрет и «неактуальность», будем ждать? Каждому слушателю Редакционно-издательского института Галина Белая предложила выбрать из списка «забытых» прозаиков или поэтов первой половины Двадцатого века привлекательное имя, чтобы собирать произведения этого литератора, осмысливать прочитанное и прийти к необходимости составлять био-библиографию, пока для себя. Кто-то из слушателей остановился на Гумилёве, или на Клюеве, а мне близким оказался Евгений Замятин, тамбовский уроженец, свой по духу и языку человек.

Надо ли пояснять, как непросто тогда было собрать публикации его произведений, вышедших когда-то у нас и за рубежом. И осваивать всё это, добытое с трудом и при затратах, без перспективы напечатать, представляло немалые трудности. Двигала лишь охота самостоятельной работы, между тем библиография публикаций Замятина постепенно полнела, а увидела свет лишь в 1988 году в журнале «Советская библиография». К сожалению, оставили на потом разыскания литературы об этом прозаике, а ведь они были также готовы, выполнены в самом начале увлечения. Пришлось полную библиографию писателя сдать в архив ИМЛ на хранение.

В дальнейшем усиленно собирал библиографические сведения к житиям и литературным источникам, связанным с прославленными историческими лицами и духоносцами, как св. Серафим Саровский, Иоасаф Белгородский, святой праведный Иоанн Кронштадтский. Были выпущены книги и богословские труды, посвящённые их жизни и деятельности, составлены персональные библиографии, изданы сборники воспоминаний самовидцев и поэтические приношения святым. Увидели свет предсмертные дневниковые записи Иоанна Кронштадтского, воспоминания монахинь Дивеевского монастыря.

И всё же светские писатели, их жизнь и деятельность не переставали вызывать живой интерес. Давно А. Стрижева остро привлекали повести и рассказы прозаика Леонида Фёдоровича Зурова, сподвижника Бунина по эмиграции. Язык молодого писателя отточенный и образный, насыщен реальностью пережитого добровольцем и честным человеком, предстал во всём блеске таланта, владеющего тонким стилем и ёмкими сюжетами. Доставая с трудом хотя бы то, что найти было возможно в спецхране крупнейших библиотек, составил сборник произведений Зурова, а заодно пополнялась и библиография его публикаций и литературы о нём. Получился довольно обширный однотомник Зурова «Обитель». После связался в деловой переписке с псковскими, эстонскими, московскими и английскими исследователями творчества этого беллетриста, и разыскания получили некоторую законченную полноту - опубликованы в «Литературоведческом журнале» (№ 32, 2013 г.) и в Интернете.

Приблизительно то же произошло и с библиографией печатных публикаций Василия Никифорова-Волгина, русского прозаика из Нарвы. Его участь, вплоть до расстрела, была прослежена в биографическом очерке. Чутким ухом писатель подслушал страшные были, рассказанные русскими беженцами, прихлынувшими в Нарву в самый разгар революционного террора, творимого яростными ненавистниками. И тяжёлые сцены насилия Василий Никифоров изложил в подробностях, выделяя при этом суть людей православных: не терять в человеке доброго начала, залога нравственной победы духовных основ жизни, заложенных надеждой на помощь свыше. Библиография публикаций В. Никифорова-Волгина вбирает в себя и труднодоступные источники. Немалых усилий потребовал поиск даже скудных сведений о его последних годах жизни в Таллине и мученической кончине в сибирском заключении. Книга его выдающихся по мастерству рассказов в итоге порадовала читателей. Для любознательных приложена полная библиография произведений Никифорова-Волгина, рассыпанных в уникальных изданиях, уповая, что впоследствии появятся источники, вполне доступные исследователям. Ныне имя этого прозаика прочно вошло в ряд новейших духовных писателей.

Ландшафт отечественной словесности богат своим разнообразием, богат многими именами. Назовём только тех, над чьим творческим наследием потрудились в меру своих возможностей. В Сборнике читатель найдёт страницы, посвящённые духовному публицисту В.С. Арсеньеву и выдающемуся литератору и педагогу Сергею Рачинскому, писательницам Марии Жуковой и Ольге Хмелевой, а также знатоку и бытописателю Москвы Николаю Васильевичу Сушкову, детской писательнице Марии Ростовской, фантасту Алексею Перовскому и создательнице живых страниц героической истории войны с Наполеоном Екатерина Новосильцевой. Добротно написанные книги этих и многих других талантливых беллетристов не устарели, и дожидаются внимательных читателей.

Упомянем и публикации автографов сокровенного Сергея Александровича Нилуса в пятом издании его книги «Близ есть, при дверех». Впервые обнародованы многие страницы новых текстов и разыскания к его публикациям. Да и сами канонические страницы автором поправлены и уточнены. Приведены ценные архивные тексты к биографии публициста. Всё это сделано без вмешательства редактора, им была проделана чисто текстологическая работа, что и не вызвало нареканий по выходе в свет нового издания. Все комментарии в книге авторские. Письма и отзывы современников или оценки работы аналитика носят общий характер.

Такой же подход применялся составителем и при начале издания сочинений святителя Игнатия Брянчанинова, осуществлённого позже «Паломником» в восьми томах. Библиография к нему разработана сотрудниками Российской национальной библиотеки.

Немало времени пришлось А.Н. Стрижеву затратить на разработку библиографий к творчеству редких русских литераторов давней поры: В.К. Тредиаковского, М.М. Хераскова, И.Е. Срезневского, А.С. Шишкова, А.Ф. Лабзина. Публикации увидели свет в «Литературоведческом журнале» Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН) РАН: №№ 25 (2009 г.), 28 (2011 г.), 32 (2013 г.), 35 (2014 г.), и в научных сборниках, что привлекло внимание любознательных читателей.

Отметим также библиографические разыскания А.Н. Стрижева, посвящённые выдающимся духовным писателям: Святителю Димитрию, митрополиту Ростовскому («Богословские труды» № 39, 2004 г.), почитаемому богослову средних веков Фоме Кемпийскому («Богословские труды» № 40, 2005 г.), а материалы к библиографии Святителя Иоасафа Белгородского разработаны в содружестве с М.А. Бирюковой («Литературоведческий журнал» № 47, 2020 г.).

Прежняя творческая атмосфера в литературе, с её антиисторизмом и нажимом на приматы декларируемой догмы, исчезла. Появилась возможность вернуть упрятанные в небытие имена забытых писателей, чьё творчество не изучалось и не рассматривалось библиографами. Теперь отторгнутые входят в литературный обиход, и это радует всех любителей отечественной словесности.

Александр Стрижев, Маргарита Бирюкова


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"