На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Тайна беззакония  
Версия для печати

Расстрел 1993 года

Дневниковые записи свидетеля

Исполнилось 25 лет со дня чудовищной расправы над законной властью РФ Ельциным и его подельниками (Лужков, Грачев и др.) – расстрела Верховного Совета РФ и полной узурпации власти ельцинской ОПГ.

Зверская расправа над законом и его защитниками остались безнаказанными. Никто не привлечен к суду за массовое убийство людей в процессе ельцинского политического переворота.

Это преступление ждет отмщения. Муки и кровь безвинных граждан страны, пытавшихся встать на защиту Закона и Справедливости взывает к нашей совести, стучит в сердца русских патриотов, требуя возмездия. Такие преступления не имеют срока давности. Многие из преступников еще живы и процветают.

Тогда, в далекие (но близкие!) дни сентября-октября 1993 года я стал свидетелем роковых событий и отчасти их участником. Сохранилась моя дневниковая запись, в которой я стремился отразить и осмыслить происходившее. К настоящему моменту в СМИ об этих днях нагромоздилось много лжи. Быть может, мой текст поможет Истине. Я не изменил в нем ни одного слова. Представляю его читателям.

***

Свои заметки я пишу сразу после трагических событий 21 сентября – 4 октября 1993 года. На Россию надевают новые кандалы, их уже пытаются заковать – на сколько лет? И на какие страшные муки и истязания еще будет обречена моя Родина?

Политика. Политическая борьба. Как много еще наших сограждан сторонятся их, брезгливо отворачиваются, морщатся при одном упоминании этих слов, а иные с вызовом отстаивают свою аполитичность... Убежден, что сегодня, как никогда, позиция – «вне политики» – это преступная позиция, проявление обывательской глупости или трусости. Грязной политика бывает только в руках грязных политиканов, продажных авантюристов, Политика – это судьба государства, это настоящее и будущее народа, это его свобода или рабство, это жизнь и права каждого из нас в отдельности. Разве история дала нам мало примеров, когда именно равнодушие к национально-государственным вопросам, аполитичность и создавали возможности для преступных манипуляций со страной и ее народом?!

Правящий в России режим, перекрасившийся из коммунистического в «демократический», но не утративший своей антирусской, антинародной природы, лихорадочно торопится завершить тотальный разгром нашего государства и неслыханное по масштабам ограбление народа. Никаких принципиальных изменений в политике с 1917 года не произошло. Установка правящего слоя на геноцид русского народа продолжает действовать.

Вероятно, в годы «застоя» темпы геноцида перестали удовлетворять те силы, которым служила брежневская шайка. И тогда был разработан и внедрен новый курс – на «перестройку», смысл которой был, как уже совершенно очевидно – в ускоренном перемалывании нации. «Перестройка» Горбачева и продолжившая ее «демократия» Ельцина – это фазы ускоренного и окончательного разрушения русской цивилизации и вымирания коренного населения. Россия без русских – эту цель руководство страной методично проводит в жизнь.

Так называемое «советское», а ныне «демократическое» правительство всегда было «пятой колонной» Мирового Зла, служило лишь интересам «малого народа», находящегося у власти с февраля 1917 года. В том, что происходит, нет ничего случайного или стихийного, реализуется хорошо продуманный, просчитанный план – план нашего уничтожения...

И вот, осенью 1993 года Россию, начавшую подниматься с колен и вынувшую кляп изо рта, вновь, мощным ударом поразили в самое сердце. Нараставший беспредел во всех сферах нашей жизни приобрел тотальный характер.

21 сентября 1993 года президент России Б.Н. Ельцин издал свой указ №1400, опрокинувший Конституцию и уничтоживший парламент. Суть его четко сформулирована в обращении к гражданам России Президиума Верховного Совета Российской Федерации, составленном в тот же день: «Президент пошел на крайние, заранее запланированные действия по свержению конституционного строя и свертыванию демократии. В России совершен государственный переворот, введен режим личной власти Президента, диктатуры мафиозных кланов и его проворовавшегося окружения. Мы являемся свидетелями преступных действий, открывающих путь к гражданской войне, в которой не будет победителей и побежденных. Может стать реальностью кровавая трагедия миллионов людей... Верховный Совет Российской Федерации призывает всех граждан России выступить против антиконституционных действий Президента и его окружения... Призываем воинов Российской Армии, сотрудников Министерства безопасности Российской Федерации и Министерства внутренних дел всеми имеющимися у них средствами пресечь государственный переворот, спровоцированный Б.Н. Ельциным и его окружением. Любые исполнители преступных приказов Б.Н. Ельцина и его окружения становятся автоматически государственными преступниками... Россию целенаправленно ввергают в хаос гражданской войны. Призываем всех соотечественников противостоять этому, спасти честь и достоинство своей Родины».

Откликнулись ли граждане на этот призыв? Да, конечно, и пробудившихся людей становилось с каждым днем всё больше. Но, граждански активные люди всё же оказались в меньшинстве. В обывательской спячке, в преступном, безответственном равнодушии пребывали многие из тех, кого на Руси называют простолюдинами. Это о них писал А.С. Пушкин – «к чему стадам дары свободы, их должно резать или стричь». И правящий режим не замедлил форсировать именно эти процессы...

Чтобы сделать более ясным преступный смысл указа № 1400, напомню текст действовавшей Конституции (основного закона). В статье 121 говорится: «Полномочия Президента Российской Федерации не могут быть использованы для изменения национально-государственного устройства РФ, роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти».

Закономерно, что Верховный Совет РФ своим постановлением 22 сентября 1993 года прекратил полномочия президента, а его указ квалифицировал как государственный переворот. Заметим, что переход к открытой диктатуре был цинично прикрыт фиговым листком заголовка указа: «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации». Впрочем, в последние годы почти все крупные государственные преступления президент и правительство именовали «реформами» – благо находилось немало дураков, которые в это слепо верили...

В соответствии с Конституцией к исполнению обязанностей президента приступил законный вице-президент А.В. Руцкой. Он тоже обратился к согражданам: прошу «сохранять спокойствие и проявить солидарность в защите законных органов власти. При необходимости прибегнуть к акциям гражданского неповиновения, не допустить втягивания страны в гражданскую войну».

Были, однако, в тексте Руцкого и весьма наивные упования: он просил «мировое сообщество защитить и поддержать демократию в России и оказать всяческое содействие законным органам власти»... А «мировое сообщество», как показали и дальнейшие события, спит и видит лишь похороны России как независимого и сильного государства...

Вскоре незаконность президентских действий подтвердил и Конституционный суд. Парламентарии говорили о том, что прав ликвидировать парламент нет ни у одного из президентов западных стран. Как заметил народный депутат И.И. Андронов, даже английская королева не может уничтожить парламент...

А по стране все шире разрастался протест против совершенного переворота, все больше звучало голосов в пользу законной власти – Верховного Совета и парламента. Все больше субъектов Федерации отвергало, ельцинский произвол. 17 регионов Сибири и Урала, собравшиеся в Новосибирске, предложили перенести к ним срочно собравшийся в Москве съезд народных депутатов – десятый, чрезвычайный...

Почувствовав силу встречного отпора, президент приступил к ответным уже вовсе грубо-уголовным методам. Была организована блокада Дома советов: отключены телефоны, потом свет, вода, тепло, пресекался подвоз продуктов и оказание медицинской помощи. Ельцин в тесном взаимодействии с мэром Москвы Ю. Лужковым и министром МВД В.Ериным начал стягивать в столицу части ОМОНа, милиции, спецназа.

Противостояние стремительно нарастало. Заколебались многие государственные структуры, чувствовалось как росло напряжение в армии. Даже на Лубянке, в центральном аппарате Министерства безопасности, как сообщил прыткий А.Невзоров в программе «600 секунд» (30 сентября) прошел митинг в поддержку закона и Конституции, было решено провести не позднее 1 октября офицерское собрание...

Волна прозрения катилась по стране. Все больше граждан начинало понимать, что совершается не борьба личных амбиций Ельцина и председателя Верховного Совета Р.И. Хазбулатова – эту липовую альтернативу, назойливо муссировали ельцинские средства массовой информации – а идет борьба не на жизнь, а на смерть между Законом, Конституцией и беззаконием, произволом. В повестку дня встал вопрос не столько о защите конкретных политических деятелей, сколько о защите правовых основ государства и общества, прав народа на свой голос, о защите элементарных свобод – печати, слова, собраний, митингов, шествий.

Невозможно было остаться в стороне от грозных событий, эпицентр которых сосредоточился на Краснопресненской набережной Москвы-реки. Я поехал туда по чувству гражданского долга, чтобы посильно принять участие и в прорыве информационной блокады, которой был окружен парламент.

Кольцо милицейски-омоновского оцепления преодолевалось не без трудностей. Во всех близлежащих улочках и переулках дежурили запасные патрули. Войти на территорию Дома советов можно было только со стороны Метро Баррикадная. Этот проход милиция превратила в узкую горловину, через которую небольшими порциями пропускали людей на площадь перед зданием (с 28 сентября блокада стала полной).

На площади кипел непрерывный митинг, на балконе сменяли друг друга ораторы, регулярно к микрофону спускались из своих кабинетов Хазбулатов, Руцкой, народные депутаты. Речь к народу держали лучшие, наиболее авторитетные представители патриотической общественности столицы и страны. Я воочию убедился, какой мощной, просветляющей политической школой для граждан являлся этот митинг-университет. Трибуной высокого, страстного и свободного Русского Слова стал в эти драматические дни балкон Белого дома. Все стены его первого этажа были густо обклеены листовками, лозунгами, призывами, указами и распоряжениями законной власти, которую лишили других средств оповещения граждан. Их содержание, их пафос – в призыве дать отпор ельцинскому антиконституционному перевороту, спасти государство от бездны окончательного беззакония, отправить в отставку «правительство национальной катастрофы».

Здесь же были и образчики новейшего политического фольклора, ядовитые, озорные частушки, крупно прописанный текст которых виделся издалека. Их было множество, вот две выбранные наугад (тексты «стенной печати» я наговаривал в магнитофон):

Шепчет Ельцину Шахрай

Больше в теннис не играй

Ты, брат, из-за тенниса

Стал похож на Шейниса...

 

Ай дуды, дуды, дуды

Ни одежды, ни еды.

Ни одежды, ни еды,

А в Кремле одни дерьмократы.

В Доме советов я встречался со многими людьми, там работающими – депутатами, служащими информационных бюро и центров, с коллегами, друзьями по Союзу писателей России, которых, как и меня, привела туда острая тревога за судьбу Родины. Одна из главных задач, которую с каждым днем решать становилось всё труднее – прорыв блокады информационной, передача населению достоверной, неискаженной информации о происходящем.

В моих собеседниках бросалась в глаза их спокойная уверенность, волевая собранность, их убежденность в том, что ельцинский переворот не пройдет. Иногда мне казалось, что люди настроены излишне благодушно, но скорее всего это сказывалось накопившиеся утомление и усталость, требовавшие разрядки. Днем – напряженная работа, заседания съезда, пресс-конференции, координационные совещания. А ночью? Почти каждую ночь всех будили по тревоге – поступали сообщения о возможности внезапной – под покровом темноты – атаки на здание. С каждым днем все больше войск и отрядов подтягивали Лужков и Ельцин, все плотнее становилось кольцо блокады, в котором были созданы несколько эшелонов оцепления.

А одновременно президентская пропаганда, захлебываясь от ненависти к «засевшим в Белом доме бандитам», нагнетала наспех сочиненную версию о якобы сверхвооруженности и смертельной военной опасности Дома советов для... населения Москвы. Почему же, задавались вопросом неискушенные люди, опоясавшие здание омоновские цепи стояли лицом... к этому самому населению, которое они «охраняли», почему подставляли «злодеям» свои спины?..

Нужен был предлог для штурма. Его лихорадочно искали, пробовали варианты. Не из их ли числа крайне странное нападение неких лиц на штаб СНГ на Ленинградском проспекте 23 сентября? Очень похоже на провокацию.

Аналитические группы, работавшие в Доме советов, тщательно исследовали глубинные политические процессы, раскрывая тактику и стратегию главных участников событий, стремясь прогнозировать их развитие.

Стратегия кукловодов мировой политики, мировой закулисы, все энергичнее прибирающих Россию к рукам, заключается в поэтапном ее ослаблении, разрушении и ограблении. Для форсированного достижения этой цели была избрана тактика масштабных политических провокаций, тактика «переворотов». Едва ли не главная роль отводилась средствам массовой информации (т.е., разумеется, дезинформации), которые должны обеспечить мощную дымовую завесу действиям якобы во имя спасения «реформ» и «демократии».

В результате первого переворота, осуществленного через дуумвират якобы противостоявших друг другу лидеров (Горбачев – Ельцин) в августе – сентябре 1991 г. был разрушен СССР, уничтожена компартия. И был списан уже ненужный, «лучший немец» и «лучший американец» года Горбачев. Компартию приговорили, видимо, потому, что она стала превращаться, помимо воли ее руководящей головки, в национально-государственную, созидательную силу, обладавшую развитой инфраструктурой, дисциплиной, связями и влиянием.

Второй переворот – 21 сентября 1993 года – как подсказывали события, должен привести к разрушению России и ликвидации национально-патриотического движения в стране. Соответственно в паре Хазбулатов – Ельцин необходимо списать за ненадобностью председателя Верховного Совета, главного сподвижника и неоднократного спасителя Ельцина на его пути к сильной власти. Последовавшие события вполне подтвердили этот прогноз. Видимо, хорошо осведомленный, вполне компетентный комментатор И.Зорин по «Радио России» в передаче «От первого лица» 4-го октября признал: «Сегодня завершился второй этап революции августа 1991 года». Не может не удивлять и поразительное сходство сценариев, по которым развивались события августа 1991 года и сентября-октября 1993 года.

Этот второй переворот готовился давно и тщательно. Собственно Ельцин и не скрывал этого. Летом нынешнего 1993 года он заявлял: «План действий намечается. Он охватывает примерно два с половиной месяца: сентябрь – главный месяц, октябрь и возможно часть ноября». Красноречивая информация просочилась и в прессу. «Еженедельная общая газета» Егора Яковлева сообщила: «Некоторые люди из ближайшего окружения Ельцина считают, что шаг, на который решился президент (указ 21 сентября 1993) продумывался не сегодня. Еще на IX съезде народных депутатов РФ (март 1993), когда речь шла об импичменте президенту, было решено, что если импичмент состоится, то президент примет решение о роспуске Верховного Совета. Так что формулировки и обоснования указа были разработаны еще полгода назад».

Ельцин утверждал в своих обращениях к народу, (4-го и 6-го октября) что «то, что происходило... вооруженный мятеж, спланированный и подготовленный... цель – установление в России кровавой коммуно-фашистской диктатуры... сегодня ясно, что всё это готовилось в течение многих месяцев». Только президент странным образом запамятовал, что готовил переворот не Верховный Совет, а он сам и его окружение. И диктатуру, теперь уже кровавую, установили не народные депутаты и не их руководство, которое нынче сидит за решеткой в Лефортово...

«Забыл» и о том, что штурм Дома советов готовился заранее, и что не народные депутаты собирались сами себя штурмовать, а матерые спецназовцы и омоновцы, подчиненные Лужкову и Ельцину. Об этом была осведомлена и американская телекомпания Си-Эн-Эн, которая выбрала точки обзора и установила свою съемочную технику вблизи Белого дома еще за неделю до событий 3-4 октября. На точках дежурили девять операторов. Об этом поведали гражданам телевизионные «Вести» 7 октября.

О том, что Ельцин все дни сентября держал палец на спусковом крючке, готовый в любой момент бросить свои части в атаку на парламент, свидетельствует множество фактов. И не только все усиливавшаяся (позорная!) блокада Дома советов, лишенного электричества, воды, телефонной связи, продовольствия, продолжавшего работать под прицелом сотен автоматных стволов. Я невольно оказался свидетелем того, как из кольца оцепления вырвался наружу знакомый мне молодой человек. Он рассказал, что в одном из жилых домов рядом с Белым домом живут его родители. Утром они переслали ему отчаянную записку: по квартирам ходят омоновцы и понуждают жильцов срочно покинуть дома. А не хотите – идите в коридор и там ложитесь на пол. Будет стрельба... На вопрос, как долго все это может длиться, последовал ответ: к вечеру все закончится и здесь не останется ни одного солдата...

Это ли не планируемый штурм?! А ведь все помнят, сколько раз Ельцин заверял Москву и страну, что штурма не будет и армия не будет задействована. Очередной обман. Как опытный политикан, прошедший все уровни партократической иерархии, он говорил одно, а делал другое, противоположное... Уже к 30 сентября в Москве было сконцентрировано, по оценкам экспертов, около 20 тысяч войск спецназа, частей внутренних войск, ОМОНа, милиции, введены бронетранспортеры. И все чаще омоновцы нападали на толпившихся граждан, начинали, разгоняя, избивать их.

Политические кукловоды ставили Ельцину жесткие сроки. Возникшее резкое противостояние обернулось не в пользу президента и его команды. Подавляющее большинство субъектов федерации подтвердило свою верность Закону и осудило ельцинский указ. Парламент надо было разогнать как можно быстрее, ибо авторитет президента, его реальная власть начали агонизировать. Газета «Сегодня» вышла 30 сентября с огромной «шапкой» на первой странице: «Правительство требует очистить Белый дом к 4 октября». Нужен был срочный предлог, повод, нужна была провокация. Она могла бы спасти зашатавшийся президентский трон.

Только установление диктатуры могло продлить пребывание у власти ельцинской группировки. И переход к ней состоялся 21 сентября. Сразу же стало ясно, что следующим шагом классически большевистской тактики Ельцина станет террор, кровь, аресты, запреты (как и после разгона Учредительного собрания в Петербурге в 1918 году).

Так преступный заговор вступил в зону событий 3-4 октября. У любого здравомыслящего политика не может возникнуть сомнений в том, что кровавые события этих дней – одна из страшных провокаций века. Мы еще не знаем всех обстоятельств этих дней, не знаем всех подробностей, причин и следствий каждого мгновения этих до предела напряженных, сжатых, трагических часов. Стихийное движение митингующих, готовых грудью защитить свой парламент, восстановить попранный диктатором закон и справедливость. Какими приемами действовали провокаторы, в какие моменты и почему выдержка вдруг изменила Хазбулатову, и он призвал идти на Кремль (а может быть, это была запланированная провокация?). А что предшествовало нервно-взвинченному призыву Руцкого: «Сегодня же надо взять штурмом мэрию и Останкино»?..

Возможно, ими руководила воля и решимость восстановить Закон, отстоять Конституционные формы власти, покарать участников переворота и их пособников. Но откуда и столь очевидная (на грани идиотизма) безрассудность? Ельцин постоянно клялся, что не будет штурма, и в подходящий момент не колеблясь, пошел на штурм. Хазбулатов и Руцкой призвали к штурму и ничего не сделали для его реализации...

История уже накопила немалый опыт подобных «переворотов», «мятежей», путчей и пр. и пр. – как в Европе, так и в нашем Отечестве. Диктатура Кромвеля, разогнавшего английский парламент, Варфоломеевская ночь во Франции, поджог рейхстага и ночь длинных ножей в Германии 1930-х годов. Хорошо запомнил русский народ и свое кровавое воскресенье 9 января 1905 года, и красный террор осени 1918-го... Приходят на память и некоторые события времен древнейших, например, запечатленные в библейской книге «Эсфирь».

Давняя политическая формула в оценке государственных событий и потрясений рекомендует смотреть в корень: кому это выгодно. События как они развернулись 3 и 4 октября оказались выгодными исключительно президенту. В статье по горячим следам событий французская газета «Монд» заметила: «Даже если бы Руцкой и Хазбулатов были на стороне Ельцина, они не могли бы помочь ему больше, чем организовав этот путч».

В фальшивых и злобных завываниях президентских средств массовой информации, соревнующихся в изобличении противников своего хозяина, в этой постыдной и мерзкой холуйской истерии лишь редкие голоса прозвучали в диссонанс. Выступая в программе «Итоги» 10 октября, аналитик Гефтер задался весьма уместным и трезво поставленным вопросом: «Что произошло? Восстание новейших изгоев? Либо провокация – обдуманная, подготовленная... Нужна независимая комиссия для сбора всех сведений, необходимо опросить самых разных людей».

4 октября, находясь в Петербурге, я неотрывно находился у телевизора и слушал радио.

Это незабываемая, страшная картина – расстрел Белого дома. Здание горит, стоящие против него танки в упор бьют крупнокалиберными снарядами. Постепенно чернеет от копоти верхний край этого громадного белоснежного дворца-красавца, окаймленного теперь траурной рамкой... Никто не захотел услышать последнего обращения Руцкого к внешнему миру, которое прозвучало в 15.00 последнего дня обороны: «Все, кто, меня слышит! Офицеры, генералы, милиционеры! Немедленно на помощь к зданию Верховного Совета. Я умоляю вас, спасайте погибающих людей, спасайте погибающую демократию. Они вчера в "Останкино" расстреляли более 300 человек. Останкинская площадь вся залита кровью. Это была мирная демонстрация. Мы не преступники, мы защитники тех, кто нашел спасение в этом здании. Если меня слышат летчики, поднимайте боевые машины. Это банда засевшая в Кремле и МВД... Управление этим бандитским нападением ведется из МВД. Я обращаюсь ко всем, кто меня слышит. Здесь более 10 тысяч людей. Первые три этажа завалены трупами. Я умоляю армию. Спасайте!..»

Это голос изнутри от погибающих защитников Дома советов. Но я напомню; как звучали голоса тех, кто наблюдал эту картину снаружи, прячась за укрытия. Вот репортаж «С линии огня», опубликованный «Российскими вестями» 6 октября. Журналист М.Гусев просто захлебывается от переполняющего его восторга: «С 8 часов начали бить танки... "Броня" обстреливает практически всю площадь "Белого дома". Огонь – бешеный. Впечатление такое, что военные стараются как можно быстрее расстрелять весь боезапас. Однако – огонь прицельный, переносится последовательно с этажа на этаж. Все выше и выше. Как удалось выяснить позже, в здании действовали их товарищи, действия были скоординированы, обеспечивался бой с мятежниками внутри... Два вертолета... потом четыре... Во втором часу дня раздается мощный взрыв. Снаряд прошивает насквозь здание «Белого дома»... Зрелище от разрыва впечатляющее... Прошли спецназовцы. Их приветствовали криками».

Не правда ли – похоже на чувства человека, описывающего штурм берлинского рейхстага, атаку на логово лютого врага... Да, именно такова президентская пресса. Я не знаю, кто там приветствовал спецназовцев, но мне рассказывали, что люди, находившиеся поблизости, говорили: «Убивают Россию...».

У меня было ощущение, что стреляют в меня, стреляют в Родину.

Ведь так случилось, что волею судеб Белый дом стал ее олицетворением. Незабываемая трагическая картина. Кадры хроники садистского ритуального жертвоприношения, хладнокровного убийства русских людей, осажденных в здании.

Разве не напоминало все это расстрел Царской семьи в Екатеринбурге, потом снос Ельциным Ипатьевского дома, где произошел расстрел... И разве не символично заглавие статьи А. Проханова в последнем перед запретом номере газеты «День» – «Сначала – ипатьевский дом, а потом – всю Россию...»

Конечно сатанинская логика разрушительной политики Ельцина, – разрушив ипатьевский дом, он надругался над святыней, – привела его к тому, что он же варварски разгромил, пролив кровь сотен людей, и Дом советов, ставший сердцем национально-государственной России. Впервые в мировой истории президент-диктатор столь беспощадно и жестоко расстрелял в упор из пушек парламент своей страны.

В октябрьскую революцию 1917 года большевики убили царя и уничтожили миллионы безвинных жертв. Нынче – на закате большевизма – его духовный наследник, легко переступающий через всё, избравший насилие своим принципом, как и первые большевики (включая, как говорят, его родного дядю, подручного Свердлова и Дзержинского) Борис Николаевич Ельцин пытается собственную агонию погасить кровью народа. Могут ли быть сомнения, что это последний на русской политической сцене диктатор-большевик?

Успех диктатора может быть только временным. Россия – последний храм Бога на земле. У нее мировое призвание. И она выполнит его до конца. Большой ветер Истории сдует как мусор грязные игры грязных политиков, всех тех, кто мечтает справить тризну на русских костях. Сбудутся пророчества наших великих духовных пророков – Серафима Саровского, Иоанна Кронштадтского, Оптинских старцев – о грядущем возрождении Родины. И «явлено будет великое чудо Божие... И все щепки и обломки, волею Божией и силой Его, соберутся и соединятся и воссоздастся корабль (Россия. – М.Л.) в своей красе и пойдет своим путем, Богом предназначенным. Так это и будет явное всем чудо» (Оптинский старец Анатолий, 1922).

...Рассказывают, что во время боевых действий 4 октября над Домом советов было чудесное явление: Богородица и преподобный Серафим Саровский принимали души героически погибавших защитников России. День 4 октября пришелся на отдание праздника Воздвижения Креста. Россия в этот день была на Кресте. А это значит, что близок час ее воскрешения. 13.10.1993.

Марк Любомудров, ветеран патриотического движения (Санкт-Петербург)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"